Почему в России некому лечить «мужские» болезни?

В России до 20% супружеских пар бесплодны, из них в 50% случаев виноват мужчина. Но если для лечения дамского здоровья в стране есть женские консультации, то куда пойти со своими проблемами мужчине?

По сути — некуда.
— Гинекологами мы более чем обеспечены. Исторически так сложилось, что о женщинах больше думали. Почему? Потому что вся демография на них держится, — объясняет Михаил Корякин, замдиректора Республиканского центра репродукции человека. — В дикой природе 15% самцов оплодотворяют 85% самок, то есть их много не надо. Но мы же стремимся к цивилизованному обществу. Даже по Конституции все имеют право на нормальное лечение.

Большинство мужчин в России мало задумывается о своём репродуктивном здоровье. Во-первых, не приучены. Во-вторых, считают, что уж с ними «этого» быть просто не может, демонстрируя таким образом «синдром мачо».  В-третьих, даже если неполадки дают о себе знать, далеко не всякий в них захочет признаваться. Лучше поговорить, например, о язве, заработанной на нервной работе, чем о проблемах в половой жизни. Даже с врачом. Согласно социологическим исследованиям, мужчины психологически с трудом решаются сдать на анализ сперму.
Правда, за последние 5-10 лет появились люди, активно интересующиеся своим здоровьем в этой сфере, читающие специальную литературу или хотя бы Интернет. «К урологам в отличие от гастроэнтерологов и терапевтов мужчины всё-таки идут: без этого они не чувствуют себя мужчинами, — рассказывает Михаил Корякин. — Конечно, это, как правило, люди образованные, активные, но даже у них на поиск врача уходит от 2 до 5 лет».  …да куда?
У нас нет такого врача, который бы занимался именно мужским здоровьем. По идее, андрология — это раздел эндокринологии, изучающий болезни мужской репродуктивной системы, и андролог — врач, к которому во всём мире идут с проблемами деторождения, сексуальной и эректильной дисфункцией. Но у нас эта специальность была официально упразднена ещё в 1922 году, и с тех пор за мужское здоровье стали по большей части отвечать урологи. Лет пять назад в России была возвращена специальность «детский андролог», но до взрослых руки почему-то до сих пор не дошли… В итоге полноценной системы охраны мужского здоровья на государственном уровне в стране нет.
Системы нет, но есть надежда, что её созданием озаботятся. Экспертный совет при Совете Федерации признал, что в России нет чёткой политики в области мужского здоровья и этим надо срочно заняться.
Ориентироваться предлагается на опыт Свердловской области, где 3 года назад заработали такие центры. За это время туда обратилось около 100 тысяч мужчин. Выявляемость пациентов, нуждающихся в дополнительном обследовании, повысилась в 5-6 раз. Доля ранней диагностики увеличилась до 27%, а это значит, что больше людей обошлись при лечении «малой кровью».
Программы охраны мужского здоровья запущены в Ростовской, Пензенской, Калужской областях, в Алтайском крае, Москве. Но это всё благая инициатива местных властей и спонсоров, а на государственном уровне программа лишь в проекте…
Едва женщина приходит в поликлинику, её обязуют пройти гинеколога. Это увеличивает шанс «поймать» болезнь вовремя. А у мужчин такой «принудиловки» нет, но и результат: одной из самых распространённых причин мужского бесплодия считаются заболевания, передаваемые половым путём, их количество за последние 15-20 лет возросло в 30-80 раз. Частота заболеваний мочеполовой сферы растёт быстрее, чем сердечно-сосудистой.  И рад бы пойти…

Источник: newsland.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…