Швейцария надеется не на новорожденных, а на долгожителей

В этой стране ищут спасения, в том числе и от болезней. Когда-то там лечились от чахотки. Теперь туберкулез лечат иными методами. Швейцария, однако, по-прежнему остается из самых благополучных с медицинской точки зрения стран (и не с медицинской, разумеется, тоже).  Жители ее отличаются завидным здоровьем, а если заболевают, то их хорошо лечат. Тем более швейцарский министр здравоохранения — одновременно и министр экономики и, видимо, не жалеет отщипнуть от экономики в пользу медицины приличный кусок: в здравоохранение инвестируется 11% ВВП (в России выделяется 2,8% ВВП).
Упор делается на профилактику. На муниципальном уровне развернуты центры, занимающиеся предупреждением болезней и укреплением здоровья, службы планирования семьи, охраны женского здоровья и другие негосударственные организации. Есть много учреждений, оказывающих помощь пожилым и инвалидам.
Здравоохранение организовано на страховом принципе. Страховку каждый покупает сам, выбирая подходящую страховую компанию. В Швейцарии 90 частных некоммерческих страховых организаций, все они контролируются государством. Страховой взнос не зависит от дохода, может несколько отличаться в разных компаниях (однако уровень медицинской помощи одинаков) и в среднем составляет 300 швейцарских франков в месяц. Семьи с низким доходом получают дотацию от кантональных властей. Рынок медицинских услуг в основном частный, но регулируется государством. Амбулаторная помощь оказывается большей частью в частных практиках, врачи которых в последнее время объединяются, создавая нечто вроде наших поликлиник. Пациенты сами выбирают врача, обычно постоянного.
Базовая страховка, которую приобретают все граждане Швейцарии, обеспечивает высокий уровень медицинского обслуживания. Больничные кассы работают с врачами и клиниками, как правило, лучшими, которые включены в так называемый список договорных учреждений и специалистов, что гарантирует высокое качество лечения. По страховке производятся самые сложные операции, в том числе на сер дце, сосудах и суставах. В экстренных случаях, когда больного привозят на «скорой», шунтирование выполняется в течение одного-двух дней, при стабильном состоянии пациента — не позже чем через месяц. Больной может сам выбрать клинику, но обычно он поступает на госпитализацию по направлению лечащего врача. После операции по поводу болезней опорно-двигательного аппарата реабилитация может продолжаться до трех месяцев и тоже входит в базовую страховку. Больничная касса оплачивает и лекарственные препараты, включенные в соответствующий список.  Он весьма обширный, медикаменты из этого списка высокоэффективны.
Медицинское страхование предусматривает и профилактические мероприятия:
прививки, ежегодное обследование. Неудивительно, что при таком здравоохранении средняя продолжительность жизни швейцарского мужчины составляет 77 лет, женщины — 82 года.
Но вот детей в этой процветающей альпийской республике рождается мало: 1,3 на одну женщину. С 1972 года смертность превышает рождаемость. Однако трагических речей по этому поводу не произносят, заговора против швейцарского народа не подозревают. Никакой особой поддержки рождаемости не наблюдается. Видимо, исходят из того, что в стране очень высокий уровень жизни и, если люди не хотят заводить детей, заставить их невозможно. Конечно, общество стареет. Взгляд швейцарцев на это обстоятельство неординарен: при правильном образе жизни, заботе о своем здоровье активный возраст увеличивается и позволяет в солидные годы не болеть и продолжать работать. Прагматичные швейцарцы всегда исходят из реальности. Не исключено, что они нащупали возможный путь развитых стран, где всюду низкая рождаемость.
Цюрих-Берн-Женева-Москва
Источник: Независимая газета

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…