Частная медицина отлучена от государства

Надежда Алексеева Генеральный директор частной кардиологической клиники в С-Петербурге, президент Ассоциации частных клиник С-Петербурга.
Во всём мире существует два вида медицины — государственная и частная. Занимаются одним, казалось бы, одним и тем же делом — служат охране здоровья граждан. Однако живут по разным законам.
Государственная медицина считается «бесплатной». Она финансируется из федерального и местного бюджетов, в которые перечисляют налоги все без исключения работающие граждане как государственных, так и коммерческих предприятий.
Государственная медицина всегда поддерживается государством, которое выделяет деньги на строительство больниц, поликлиник, закупку оборудования и медицинского транспорта, обучение и повышение квалификации специалистов, обеспечение квот для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Государство создало фонд обязательного медицинского страхования, который оплачивает медицинские услуги государственным лечебным учреждениям по тарифам, которые определяют службы, руководящие той же самой государственной медициной.
Государство постепенно повышает зарплаты врачам и среднему медицинскому персоналу государственных лечебных учреждений и выделяет дополнительные финансовые средства, включая государственную медицину в приоритетные национальные проекты.
Частная медицина — сама по себе.
Для того, чтобы организовать частную клинику нужно взять в аренду или выкупить (по рыночной цене) помещение, здание и землю, реконструировать и отремонтировать полученные площади под медицинские нужды, закупить самое современное медицинское и офисное оборудование, оргтехнику, расходные материалы, обеспечить инфраструктуру помещений – теплом и водоснабжением, канализацией, вентиляцией, выполнить все сан-эпидемиологические, противопожарные и экологические требования, застраховать имущество, провести отбор и выучить персонал, наладить бухгалтерский учёт и аудит, пройти процедуру лицензирования медицинской деятельности по каждому виду услуг, вложить средства в рекламу и т.д.
На всё это нужны деньги и деньги немалые, тем более что, решая все вышеперечисленные задачи в государственных организациях, медицина попадает в разряд коммерческих структур, для которых тарифы устанавливаются по самой высокой планке, независимо от того торгует ли она нефтью или лечит людей.
Кстати, получить долгосрочный кредит на осуществление проекта частной клиники в России практически невозможно.  Дело в том, что медицинские проекты окупаются медленно (4-6 лет), требуют постоянного обновления медицинского оборудования, обучения персонала, внедрения новых технологий, поддержки международных контактов.
И, несмотря на то, что, как правило, частные клиники относятся к малому и среднему бизнесу, да ещё и социальной сфере, государство их попросту не замечает.  Или замечает, но приговаривает: «Это же «частники», которые на болезнях людей наживаются! А я — государство, «свои» бюджетные деньги буду выделять только на обнищавшую государственную и абсолютно «бесплатную» медицину, которая обеспечит медицинскую помощь всем гражданам страны, и, в первую очередь, социально незащищенным! Ура!».
Мы тоже «за»! Но вот тут-то и кроется подмена понятий с использованием прилагательного — «частный».
Дело в том, что различными постановлениями и распоряжениями федерального и местных уровней во всей РФ разрешено «оказание платных медицинских услуг» на базах государственных лечебных учреждений. Все медики с гордостью почувствовали себя «частниками», причем –
«обделенными частниками», так как, не задумываясь о структуре себестоимости медицинской услуги, сообразили, что руководство больниц их «обдирает» процентов на 70!
Что делать? Больных жалко и себя жалко! Да что там говорить, все мы платим за лечение родителей и детей, не раздумывая, наличными — доктору, сестре и нянечке, если, как говорил Михаил Жванецкий: «Вас интересует результат»! Но, кроме того, платим и в кассу больницы и полис ОМС обязательно предъявляем! Сколько платим? Не важно! Но, платим трижды – «черным налом», в кассу — по чеку и по тарифу ОМС!
Напоминаем. В частной клинике оплата производится однократно в кассу по прейскуранту.
Вот и растет количество пациентов, обращающихся в частные клиники, где качество медицинской услуги более понятно соотносится с ценой, а результат гарантируется договором в соответствии с законом «О защите прав потребителя».
При этом, частная медицина живет по «законам рынка», в условиях жесткой конкурентной борьбы, выплачивая налоги государству, которое, в свою очередь, эту частную медицину просто не замечает.
Вопрос не в том, чтобы срочно направить часть бюджетных средств на развитие частной медицины в России (на сегодняшний день в США частная медицина составляет 54% от рынка медицинских услуг, а 40% бюджетных средств идет на нужды здравоохранения, в т.ч. и частного), а в целесообразности поддержки частного медицинского бизнеса, как основы экономических и демократических преобразований в стране.
Эта поддержка может заключаться в предоставлении долгосрочных кредитов и создания равных с государственными лечебными учреждениями условий оплаты медицинских услуг хотя бы в плане оказания высокотехнологичной медицинской помощи, как это делается давно и во многих странах, не только в Америке.
Поверьте, сложно отвечать на реплики американских конгрессменов, с которыми я встречалась: «Вы думаете, в России может быть частная медицина?». А я и не думаю.  Она есть. И скоро, я уверена, она не будет отлучена от государства!

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос