Сладкая угроза

Ученые не в силах побороть «корпоративный заговор» пищевых компаний Члены британского парламента заявили о намерении запретить использование аспартама – искусственного заменителя сахара. Как сообщает газета The Guardian, парламентарии располагают неопровержимыми доказательствами того, что в аспартаме содержатся канцерогенные вещества, которые смертельно опасны для человека.  «Поскольку законы почти всех стран мира разрешают продажу аспартама, это означает, что под угрозой находятся жители всей нашей планеты», — указывают парламентарии.
Очередной всплеск дискуссий вокруг искусственного подсластителя был спровоцирован научным исследованием, проведенным Европейским фондом Рамаццини, в котором, в частности, указывается, что постоянное употребление аспартама вызывает появление злокачественных опухолей у подопытных животных.
Насколько вероятно введение запрета в Великобритании, пока непонятно. Так, например, министр здравоохранения Каролин Флинт заявляет, что еще четыре года назад аспартам был успешно протестирован в Агентстве пищевых стандартов и никаких противопоказаний к его использованию выявлено не было.  Надо сказать, что дискуссии по поводу использования этого вещества муссируются в мировой прессе еще с начала 80-х годов, однако до открытых заявлений о его запрете дело пока не доходило. И это неудивительно, ведь аспартам сегодня используются более чем в шести тысячах наименований пищевых продуктов, включая безалкогольные напитки, шоколад, йогурт, жвачку, конфитюр и даже витамины. Более того, аспартам является одним из немногих заменителей сахара, рекомендованных к использованию при производстве диабетической продукции и детского питания. Всего этот продукт применяется в пищевой промышленности более чем в ста странах мира.  Аспартам был разработан в 70-е годы компанией Monosanto и быстро приобрел популярность как «диабетический сахар». Потребителям он более известен под названиями NutraSweet, Equal, Spoonful или E-951.  В России «проблему аспартама» пока предпочитают замалчивать. Ни один производитель вчера не согласился прокомментировать корреспонденту «Газеты» ситуацию, сложившуюся вокруг его использования.  По мнению сотрудников РАМН, «для каждого вещества существует своя допустимая доза, при которой медики гарантируют стопроцентную безопасность; так, безвредная доза аспартама составляет 40 миллиграммов на 1 килограмм массы тела». Другими словами, по мнению наших ученых, при ежедневном употреблении жвачки или газированных напитков никаких последствий для здоровья не наступает. «Безусловно, аспартам вреден, — считает диетолог Инна Мединская. – Но, с другой стороны, весь вопрос в количестве. Ведь это лекарство прописывают даже диабетикам».
Надо сказать, что Россия вовсе не уникальна в своей молчаливой лояльности. Так, например, еще два года назад группа греческих ученых из университета города Патры опубликовала исследование о вреде этого продукта. Однако никого, кроме местных журналистов, не заинтересовали обнародованные результаты. По сообщениям газеты H Hmera, скандал было решено замять на правительственном уровне, поскольку подобная информация могла негативно сказаться на компаниях-производителях.
Сегодня вслед за англичанами греки вновь озаботились этим вопросом.  На днях газета Ta Nea опубликовала результаты теперь уже итальянского исследования, однако вопрос об официальном запрете на использование аспартама на политическом уровне по-прежнему не стоит.
Кира Ремнева
Материал опубликован в «Газете» №240

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос