Новые возможности в терапии вирусных гепатитов

Л. А. Кожемякин, доктор медицинских наук, О. С. Кетлинская, кандидат медицинских наук, С. Ю. Романова «ВАМ-исследовательские лаборатории», Городской гепатологический центр,Санкт-Петербург В настоящее время «золотым стандартом» лечения вирусных гепатитов В и С является комбинированная терапия интерферонами (ИФ) (3 млн. ЕД три раза в неделю в течение 6-12 месяцев) и синтетическими нуклеозидами (EASL International Consensus Conference on Hepatitis, 1999). Однако существует большое количество противопоказаний и побочных эффектов интерферонотерапии.  Противопоказаниями этого лечения являются повышенная чувствительность к рекомбинантному ИФ, хронический гепатит с выраженной декомпенсацией или с циррозом печени, аутоиммунные заболевания. Среди побочных эффектов терапии ИФ есть общеизвестные — это гриппоподобный синдром (озноб, повышение температуры, утомляемость, вялость, головная боль, миалгия, артралгия, потеря аппетита), лейкоцитопения и тромбоцитопения, изменение показателей функции печени; и малоизвестные — образование аутоантител против инсулина, которые были обнаружены у 13% леченных ИФ пациентов, образование хотя бы одного вида аутоантител у 33% пациентов, получающих ИФ, гипо- или гипертиреоидизм, нефро- и кардиотоксичность, а также образование антител к ИФ. Несмотря на оптимистичные статьи об успехах применения рекомбинатных ИФ, в литературе имеются иные оценки терапевтической эффективности ИФ в терапии HBV- и HCV-инфекций. Как отмечают J. Prieto и О. Beloqui, ссылаясь на многих других авторов, при гепатитах В и С только 40-50% пациентов отвечают на терапию ИФ, а мутантные штаммы HBV к нему резистентны.  Ученые выявили, что при вирусном гепатите С ответ на ИФ-терапию тесно связан с ответом на HCV Т-лимфоцитов.  ИФ отчетливо выше до лечения у тех, кто оказался резистентным к ИФ, чем у тех, кто исходно имел более низкий уровень. Авторы полагают, что высокий уровень ИФ способен нарушить окислительные процессы в     клетке, вследствие чего клетки менее восприимчивы к ИФ.  Все вышеизложенное побудило нас провести пилотные исследования по применению препарата Глутоксим в составе противовирусной химиотерапии хронических гепатитов В и С. Полученные результаты мы приводим в этой статье.  Нами было обследовано 58 пациентов (33 мужчины и 25 женщин) в возрасте от 18 до 56 лет, страдающих хроническими вирусными гепатитами С (ХВГС) и хроническими вирусными гепатитами В (ХВГВ). Все пациенты проходили курс обследования и лечения в Городском гепатологическом центре (Санкт-Петербург). Критериями назначения препарата Глутоксим служили наличие RNA HCV в сыворотке крови, повышенные уровни АЛТ и билирубина.  Пациенты были распределены на основные и контрольные группы. Две основные группы составили больные, страдающие ХВГС (15 человек) и ХВГВ (17 человек) и получающие в комплексной терапии препарат Глутоксим. В две контрольные группы вошли пациенты, страдающие ХВГС (13 человек) и ХВГВ (13 человек), получающие противовирусную терапию. Больным ХВГС назначался препарат ремантадин в дозе 100 мг два раза в день в течение трех месяцев. Пациенты, страдающие ХВГВ, получали препарат фамвир (фамцикловир) в дозе 250 мг три раза в день в течение трех месяцев. Пациентам основных групп проводилась аналогичная противовирусная терапия в сочетании с внутримышечным и внутривенным введением препарата Глутоксим в дозе 20 мг три раза в неделю в течение трех месяцев.
Производилась оценка клинического анализа крови, биохимического анализа крови — АЛТ (ЕД/л), билирубина (мкмоль/л); серологического анализа крови — HbsAg (нг/мл), анти-HBs, анти-HBcorIgM, анти-HBcorIgG, HCV IgG; PCR HBV и HCV. Оценка данных показателей производилась в следующие сроки: до лечения, после окончания лечения и через три месяца после окончания лечения.
Сыворотка крови тестировалась на наличие RNA HCV и DNA HBV методом ПЦР-анализа.  В основные группы входили 32 пациента, из которых у 15 человек был подтвержден диагноз ХВГС и у 17 человек —
ХВГВ. Все больные проходили трехкратное обследование:
до, после курса лечения и через три месяца после лечения (без наличия какой-либо терапии). Контрольные группы составляли 26 пациентов, из которых диагноз ХВГС был установлен у 13 человек и ХВГВ — у 13 человек. Все пациенты проходили трехкратное обследование: до, после курса лечения и через три месяца после лечения. Данные биохимического анализа представлены в таблице.  При исследовании HBsAg мы получили следующую динамику этого показателя в основной группе: до лечения он составил 186,3±4,1 нг/мл, после лечения — 144,8±5,9 нг/мл и через три месяца наблюдения — 146,2±6,7 нг/мл.  При исследовании HBsAg мы получили следующую динамику этого показателя в контрольной группе: до лечения он составил 179,1±5,0 нг/мл, после лечения — 179,5±6,3 нг/мл и через 3 месяца наблюдения — 181,1±4,9 нг/мл.  Следует отметить, что общее состояние пациентов контрольных групп также имело положительную динамику и коррелировало с уровнем биохимических и вирусологических показателей. Улучшение состояния пациентов выражалось в исчезновении выраженного астеновегетативного синдрома, болей в правом подреберье.  Во всех исследуемых группах до лечения ПЦР была положительной у 100% больных. После проведенного курса лечения репликативная активность вируса в основных группах определялась у 38% пациентов, страдающих ХВГС, и у 16,6% страдающих ХВГВ. Через три месяца наблюдения ПЦР была положительной у 41% и 25% пациентов соответственно.  В группах контроля по окончании курса лечения репликативная активность вируса определялась у 59% пациентов, страдающих ХГВС, и у 42% пациентов, страдающих ХВГВ. Через три месяца наблюдения PCR была положительной у 57% и 48% пациентов соответственно.  Проведенные пилотные исследования показали, что применение противовирусной и комбинированной противовирусной терапии является обоснованным и дает положительные результаты. Однако надо отметить, что при назначении стандартной противовирусной терапии на фоне хорошего вирусологического действия в отношении вирусов гепатитов В и С отсутствует гепатотропный эффект.  Применение препарата Глутоксим в составе комбинированной противовирусной терапии позволяет добиться выраженного гепатотропного эффекта. Отмечен более выраженный эффект сочетанной противовирусной терапии и Глутоксима благодаря дифференцированному действию Глутоксима, основанному на индукции апоптоза инфицированных гепатоцитов и усилении пролиферации нормальных гепатоцитов. Исследование гематологических показателей позволило сделать вывод, что в период эксперимента они находятся в пределах нормальных значений в группах, получавших Глутоксим. Все пациенты, получающие в составе комбинированной противовирусной химиотерапии Глутоксим, не отмечали гриппоподобного и астеновегетативного синдромов.
Препарат Глутоксим обладает выраженным гепатотропным действием, усиливает противовирусный эффект химиотерапии, практически не имеет противопоказаний и побочных эффектов — все это дает все основание рекомендовать Глутоксим для применения в составе противовирусной химиотерапии вирусных гепатитов В и С.
Динамика биохимических показателей в результате
исследования
ПоказателиКонтрольные группыОсновные группы
ХВГСХВГВХВГСХВГВ
АЛТ (Ед/л)До
лечения111,2±12,4123,2±13,1115,5±10,795,2±11,5
После лечения99,9±8,491,2±9,351,2±6,241,2±4,1
Через три месяца после окончания
лечения104,8±10,170,1±11,543,2±4,939,3±6,7
Билирубин (мкмоль/л)До
лечения29,8±3,429,3±6,832,1±2,819,3±3,1
После лечения28,1±3,933,4±7,215,2±1,217,4±1,2
Через три месяца после окончания
лечения29,3±5,628,4±11,214,1±3,115,0±2,2
Статья опубликована в журнале Лечащий Врач

Tags: , ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…