Немытые волосы выполняют важную защитную функцию, полагают американские ученые

По их данным, покрывающий волосы секрет сальных желез интенсивно поглощает озон – активное соединение кислорода, способное в высоких концентрациях нанести серьезный вред здоровью человека.
Исследователи из Университета Миссури в Ролла подвергали воздействию озона образцы грязных и чисто вымытых человеческих волос. Как выяснилось, в течение 24 часов эксперимента грязные волосы поглощали в среднем в семь раз больше озона, чем чистые.
«Очевидно, озон связывается компонентами секрета сальных желез», — поясняет один из соавторов исследования Гленн Моррисон (Glenn Morrison ). «Судя по всему, обладатели грязных волос значительно снижают концентрацию озона вокруг себя по сравнению с общим уровнем в помещении», — продолжает он.
Озон токсичен при вдыхании: в больших концентрациях он вызывает раздражение слизистой дыхательных путей и повреждает сурфактант легких. Отравление озоном может привести к летальному исходу.
Впрочем, насколько велик защитный эффект грязных волос, до конца не ясно: дополнительные исследования, проведенные учеными, показали, что в результате взаимодействия с озоном в образцах немытых волос образуются летучие соединения, также способные вызывать раздражение дыхательных путей.
Источник: Medportal.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…