МУЖЧИНЫ МЕНЬШЕ ЖИВУТ, НО ДОЛЬШЕ РАЗМНОЖАЮТСЯ

Бесплодный брак — это, конечно, и медицинская проблема. Но не только: речь о продолжении рода, о полноценности семьи, о мужской и женской состоятельности… Все это не подменить ни материальным, ни профессиональным, ни общественным благополучием. И хотя проблема бесплодия — ровесница моногамного брака, прицельное изучение ее началось лишь в середине двадцатого века. Почему? Mednovosti.ru публикуют интервью «Российской газеты» с директором Республиканского центра репродукции человека и планирования семьи Андреем Акопяном.
— Раньше иные проблемы волновали медицину и общество, — говорит он.  — А сфера интимной жизни была несколько закрытой. Хотя и тогда, и тысячелетия назад вопрос продолжения рода был исключительно важным как для женщины, так и для мужчины.
— Именно для обоих. Говорю об этом потому, что все-таки традиционно в бесплодии винят женщину.
— Вы правы, хотя теперь уже точно известно, что женская репродуктивная система генетически более стабильна, менее подвержена различным неблагоприятным факторам как физическим, так и химическим.  Кроме того, организм женщины устойчивее к стрессам, переохлаждению, кислородному и витаминному голоданию, психическим расстройствам, у них активнее все процессы обмена веществ. Не забудем и о том, что и поныне в пятнадцати процентах случаев женское бесплодие — результат аборта. Уже точно установлен вклад половых партнеров в структуру бесплодия: в 45 процентах «вина» на женщинах, в 40 процентах — на мужчинах, а оставшиеся 15 процентов — это их сочетание. На долю бесплодия с неясной причиной приходится всего 1-3 процента.
— Что вы имеете в виду под «сочетанием»?
— Это когда у обоих партнеров есть заболевания и состояния, приводящие к нарушению репродуктивной функции. И их сочетание может сопровождаться бесплодием. Нередко при изменении полового партнера наступает беременность даже без специального лечения.
— А что же за всеми этими процентами? Что влияет на возникновение бесплодия?
— Стандарты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) выделяют 22 фактора женского и 19 факторов мужского бесплодия. Так уж сложилось, что мужские факторы изучены меньше, они труднее диагностируются, устраняются.
— Может, вы не помните, но был несколько десятилетий назад буквально бум после публикации статьи под названием «Берегите мужчин!» Что, они и сейчас нуждаются в особом отношении? И сейчас слабее, чем слабый пол?
— В какой-то мере да. И биологически природа это предусмотрела. Для полноценного развития популяции любого вида высокая смертность мужских особей, более низкая продолжительность их жизни оправдана и генетически, и ресурсно. Беречь мужчин — это прежде всего социальный призыв. В последнее время ученые все чаще задаются одним и тем же вопросом: почему постоянно снижается концентрация сперматозоидов?  Скажем, в пятидесятые годы прошлого столетия ВОЗ определял допустимую нижнюю границу нормы сперматозоидов — 60 миллионов в одном миллилитре, в 1983 году — уже 40 миллионов, а при последнем пересмотре в 1992-м году — лишь 20 миллионов.
— Так выходит, что нормой может быть и 60, и 20 миллионов? Значит, в пятидесятые годы 50 уже считалось некой патологией. А теперь даже всего 20 — нормой? Выходит, что чем дальше, тем ниже репродуктивный потенциал мужчины? А с возрастом он меняется?
— Все не так однозначно. Эти цифры получены лишь на европейской популяции. В развивающихся странах, в странах арабского мира, африканских подобные исследования вовсе не проводились. Кроме того, на плодовитость спермы не меньшую роль, чем концентрация, оказывает строение сперматозоидов, их активность. Что касается репродуктивного потенциала, то во всем мире он достаточно высок. Например, хотя каждый год на планете производится около сорока миллионов абортов, количество населения земного шара продолжает расти. А что касается репродуктивных возможностей мужчин в связи с их возрастом, то здесь они в более выигрышном положении, нежели женщины. У женщин репродуктивный период — от 15 до 49 лет. Хотя в последнее время при соответствующей медикаментозной подготовке рожают женщины, которым за шестьдесят. Для мужчин верхняя граница возраста не устанавливается и изменения в его половой сфере происходят более плавно. Если в 21 год у среднестатистического мужчины количество клеток, вырабатывающих половой гормон тестостерон, — 800 миллионов, то в 50 лет уже 540, а в семьдесят — лишь 80. Но и этих 80 вполне достаточно, чтобы зачать ребенка и жить нормальной половой жизнью.
— А все разговоры о климаксе у мужчин — это несерьезно?
— Они остаются разговорами. Климакс, увы, привилегия женщин. У мужчин аналог ему — синдром частичной андрогенной недостаточности.  Что это значит? Это совокупность симптомов, которые развиваются у мужчин после сорока — сорока пяти лет и характеризуются снижением полового влечения, ухудшением половой функции, иногда бессонницей, раздражительностью, потливостью, повышением артериального давления, чувством неуверенности в себе, снижением в крови уровня половых гормонов.
— Эту самую андрогенную недостаточность надо лечить или на нее не стоит обращать внимания?
— Она наблюдается лишь у трети мужчин и служит основанием для углубленного обследования и коррекции. Тут нужно подчеркнуть, что у мужчин полного угнетения продукции половых гормонов, качественного изменения характера эндокринного обмена не происходит.
— Все-таки в каких же именно случаях мужчина — основной виновник бесплодия?
— Таких факторов, как мы уже сказали, девятнадцать. Есть среди них основные, а есть дополнительные. Называть их не стану — это уже совершенно специальные, хорошо изученные вопросы. Так, мужчины порой расплачиваются за то, что ходят на двух ногах, это приводит к расширению вен семенных канатиков, и это неизбежность — ползать уже никто и никогда не станет. А вот о том, что высока роль психологических факторов, самооценка мужчины, его успешность напрямую с ними связаны, сказать стоит. Например, у лиц, приговоренных к смертной казни, практически исчезают сперматозоиды.  Против репродуктивных возможностей мужчины выступают злоупотребление алкоголем, никотином, контакты с органическими и неорганическими веществами, ионизирующая радиация, работа в условиях высоких и низких температур, авитаминозы… Велика роль инфекций, передающихся половым путем. Инфекция может стать причиной непроходимости семенных путей.
— С ней можно справиться?
— Только при помощи микрохирургии. Причем, чем раньше проведена такая операция, тем лучше результат.
— Андрей Степанович, в заключение нашего разговора хотелось бы дать некоторые советы. Скажем, если супружеская пара хочет ребенка, но в течение года нормальной половой жизни без предохранения зачатие не произошло, то…
— Надо обращаться к специалистам. Причем не только жене, но и мужу.  Сегодня андрология — раздел урологии, который изучает заболевания мужской половой сферы, — составная часть медицины, которая занимается репродукцией человека. Если же в течение двух лет лечение мужчины и женщины не принесло результата, то показано искусственное оплодотворение.
— В России пока еще не всегда удается перейти психологический барьер к этим видам лечения…
— Пока лишь 17 процентов мужчин проходят весь цикл лечения при диагностированном мужском бесплодии. Потому так важна в подобных ситуациях кропотливая индивидуальная психологическая подготовка.  Пора осознать, что в бесплодии далеко не всегда виновата женщина.
Источник: Mednovosti.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос