Марина Хлебникова: «Люблю русскую баню с веником»

журнал «Женское здоровье» #02 (2004г)
Звезда эстрады Марина Хлебникова – одна из самых элегантных и недоступных звезд. Своим репертуаром и манерой держаться на сцене Марина продолжает лучшие традиции отечественной эстрады, заложенные еще в 60-е годы. Кажется, совсем недавно начала Марина свою сольную карьеру, а вот уже минуло пятнадцать лет.  – Марина, вы ведь учились у Льва Лещенко, не так ли?  – Да, и еще у Александра Градского и Гелены Великановой. А деканом у нас был Иосиф Кобзон. – Кто из них был самым строгим?  – Лев Валерианович обычно, придя в класс, садился у рояля и слушал, временами делая замечания, например, «сегодня лучше» или «хуже, чем вчера», давал советы, но никогда не показывал. Градский пел и показывал, как это могло быть у него, а Гелена Великанова работала буквально с каждой нотой, с каждым словом, разбирая текст песни чуть ли не по буквам. Александр Градский был бескомпромиссным, с ним невозможно было спорить, но зато он всегда защищал своих учеников перед ректоратом. Если Лещенко был более коллегиален, то Градский всегда говорил: «Не трогайте их! Пусть делают, что хотят». Думаю, он был прав. Интересно, что, начиная карьеру, смотришь на мастеров старшего поколения снизу вверх. Но как только возьмешь планку, становишься как бы на равных с ними – и стираются грани возраста.  Лев Валерианович теперь кажется мне моложе, чем был тогда.  Действительно, у артистов не бывает возраста. – Когда по телевизору идет «Фабрика звезд», видишь, как много среди молодежи желающих служить сцене. А легко ли быть певицей? – Если у тебя есть призвание и талант от рождения – легко. Каждый рождается кем-то: артистом, врачом, рабочим, и ему остается только реализоваться в этом.  Конечно, счастье, если родители вовремя замечают способности ребенка и стараются их развить, при такой поддержке еще легче. Но для успешной карьеры, особенно эстрадной, нужно еще иметь и отменное здоровье, чтобы выносить все перегрузки. Артист должен иметь сильную психику, чтобы отдавать эмоции и принимать их в огромном количестве от зрителей. Я не люблю певцов, которые выступают на сцене с мертвыми глазами, не хотят раскрыться, блокируют себя. Одно из моих завоеваний – это то, что зрители часто благодарят меня за жизнерадостность, энергию и оптимизм. – Вы такой себя воспитали или в вас это было заложено?
– Я такой родилась. К тому же в нашем доме всегда бывало много гостей, я с детства привыкла быть среди людей. А еще мама недавно призналась мне, что мечтала когда-то стать актрисой. Так вот почему она с таким энтузиазмом ставила у нас в школе детские спектакли и возилась с нами, первоклашками. Мне, правда, главные роли доставались редко. – Во всех праздничных телевизионных концертах последние годы участвует одна и та же группа артистов, но вас среди них нет. Почему? – Это артисты, которые работают с разного рода корпорациями, а я уже пятнадцать лет существую самостоятельно. С одной стороны, рада, что не принадлежу ни к какому клану, зато с другой – в телевизионном формате бываю нечасто. Но я никогда не стремилась стать известной певицей, я хотела быть любимой и жить на сцене благодаря любви народа. Я этого добивалась. – Есть ли в вашем репертуаре песня, которая поднимает вам настроение и которую вы слушаете в минуты грусти? – Да. Когда на душе плохо, слушаю свою любимую песню «Почему я плачу от хорошего кино», и мне сразу становится легче. – Это что-то новое?  – Нет, просто исполняю ее редко, только на сольных концертах, а в записи ее нет. – Почему?
– Говорят, не коммерческая. К сожалению, сегодняшняя эстрада очень подвержена конъюнктуре, и с этим приходится считаться, так как надо зарабатывать. – Вы сказали, что для карьеры певицы необходимо иметь хорошее здоровье. Вы наверняка тратите много здоровья, а как восстанавливаете? – Меня постоянно наблюдает врач-фониатр Гвоздецкая Надежда Селиверстовна. Это специалист уникальный, она работает с оперными артистами Большого театра, таких, как она, специалистов всего в Москве пять. Есть еще терапевт-диагност, к которому я обращаюсь, если нужно, и домашний доктор-травник. Мне с докторами повезло, они лечат меня с учетом моей профессии, то есть с оглядкой на связки, которые нужно беречь, это для меня самое главное. – В газетах пишут, что некоторые эстрадные певицы принимают перед началом концерта 50 граммов коньяка для разогрева связок. Вы тоже так делаете? – Западные поп-исполнители принимают не только спиртное, но и различные допинги. Для меня же спиртное – потеря контроля над мышечным тонусом, слишком большой релакс. Самое лучшее для связок – волнение перед выступлением, естественный выброс адреналина в кровь. Примером сценического долголетия может служить Алла Пугачева. Если бы она себя не берегла, если бы не берегла связки – так долго не смогла бы выступать. Ведь мы, эстрадники, в отличие от академических певцов, которые, отыграв спектакль, неделю молчат, работаем в режиме нон-стоп. – Какие травы вы могли бы посоветовать нашим читательницам для восстановления сил? – Утром хорошо принимать настойку лимонника или элеутерококка. Вечером, перед сном, настойку пустырника или пиона. Таким образом будет достигнут баланс: с утра вы бодры, отходя ко сну, спокойны.  Благодаря травам я отрегулировала свой сон. Раньше спала только шесть часов, просыпалась и потом досыпала еще два часа. Теперь у меня полноценный восьмичасовой сон. – Сейчас совершенно новая эстетика физической культуры. Она вам нравится? – Да. Но так трудно следить за собой, особенно сложно с режимом питания. Необходимы ежедневные физические нагрузки, но не хватает времени на это, а часто и душевных сил. Спасает только регулярный массаж тела и плавание. – Вы никогда не имели избыточного веса?  – Часто возникают «плавающие» три килограмма. Во время концерта могу сбросить пару килограммов, но потом наедаюсь, так что эффект быстро пропадает. Я даже по ночам ем. Если за шесть часов до сна ничего не есть, быстро похудеешь, но у меня так не получается. Я стараюсь следить за тем, что ем и сколько, например, отказала себе в сладком, хотя так жалко себя! Без сладкого кофе или чая у меня просто голова не работает, я гипотоник. – Вы ведете кочевой образ жизни, что нелегко и негативно отражается на сосудах. Вас эта проблема волнует?  – Волнует, так же как и целлюлит. Откуда, например, он взялся? Во времена моей бабушки целлюлита не было. В особенно тяжелые дни, когда у меня большие нагрузки, врач назначает мне троксевазин и курсами хлористый кальций в инъекциях. А самое лучшее для сосудов – погулять перед сном 20 минут. Или жить за городом. У меня есть избушка в деревне, где мои родители летом отдыхают, а я туда езжу круглый год. Воздух, лес. И баня. – В этом вопросе вы, кажется, профи?
– Да, это точно. Без бани не могу жить. В деревне у меня русская баня, а дома сауна. Раз в две недели обязательно посещаю баню, можно было бы и чаще, но нет времени. Финны, например, каждый день бывают в сауне. Постоянная температура в финской бане 40 – 60 градусов, что не вредно даже детям. Если в парной больше чем 85 градусов – это уже вредно, особенно тем, у кого не в порядке сердце и давление. Даже на гастролях, если есть возможность, я не пропускаю баню. Приехав в гостиницу, первым делом, еще не распаковав вещи, иду заказывать себе сауну. Купальник вожу с собой везде круглый год. – Марина, а как правильно ходить в баню?
– Я люблю русскую баню с веником. Устраиваюсь там надолго. Часа на три как минимум. Собираясь в баню, набиваю целый баул: халат, две простыни, банное полотенце, войлочную или вязаную шапочку, настойки из мяты, можжевельника, эвкалипта для камней, чай травяной из зверобоя и душицы, мед, варенье, полбуханки черного хлеба, скраб для тела, массажную мочалку и книжку. Все украшения необходимо с себя снять. Первый заход в парную без мытья, насухую. Хорошенько прогреваюсь минут 15, затем ополаскиваюсь теплой водой и выхожу в предбанник. Заворачиваюсь в халат и простыню и пью чай с медом и читаю книжку минут 30. Держу тепло. Во второй заход вся обмазываюсь медом и сижу в бане 20 минут, поддавая на камни настоем из трав. Мед хорошо гонит пот. Если сердце слабое, то лучше не поддавать, а так полежать. Затем моюсь со скрабом и массажной мочалкой. Потом выхожу, отдыхаю, пью чай и готовлю маску для волос из черного хлеба, заварив его кипятком. Пока пью чай и читаю, хлеб настаивается. Третий заход – самый долгий. Намазав голову размоченным черным хлебом, парюсь с веником. В баню лучше ходить вдвоем, потому что самому себя хлестать веником – это неправильно, веник нужен для того, чтобы подгонять им пар к телу. Самой это сделать невозможно. А в сауну я хожу ненадолго, по-европейски, 10–15 минут в парилке – и в бассейн. После домашней сауны иду либо под душ, либо в джакузи с морской солью. –
Как вы ухаживаете за лицом?
– Утром умываюсь ледяной струей из-под крана или протираю лицо кубиками льда. Затем накладываю увлажняющий крем. Увлажнение – один из самых важных принципов по уходу за лицом. Морщины появляются от недостатка влаги. У меня всегда с собой спрей-увлажнитель. Поскольку я все время в макияже, то вечером делаю глубокое очищение лица. Для этого у меня есть специальные средства: очиститель, лосьон, тоник.  Затем накладываю питательный крем. Не забываю при этом про шею и декольте – это очень уязвимые места. – На сцене вы элегантная, а в жизни? Какие цвета предпочитаете? Мы видим вас часто в белом и красном. – Еще люблю золотой. Мне сделали недавно такой костюм, вышивали его вручную аж четыре месяца. У меня такие критерии по отношению к концертному костюму: чтобы не было похожего, чтобы было качественно и не очень оголено. Может быть, и зря, но не люблю сильно оголяться. В жизни я совершенно другая. Моя одежда – джинсы, куртки, пуховики, мокасины. Мама меня за это часто ругает: ты, мол, звезда, а одеваешься так непрезентабельно. Но что же делать, я не могу ходить на шпильках, потому что всегда спешу и еще я за рулем, и мне нужно, чтобы я была одета удобно, тепло, потому что не имею права простужаться и уставать. – Когда вы порадуете нас известием о своей свадьбе? Почему вы держите свою личную жизнь в секрете? – Я хочу такую же хорошую семью, как у моих родителей. И вовсе даже не считаю, что у артистов не может быть нормальной семьи. Мы такие же люди, как все. А откуда вы знаете, что я одна, может, у меня давно уже все в порядке ? Мне было бы обидно завоевывать любовь зрителей не своим искусством, а за счет шумихи по поводу своей личной жизни.
Легко устраивать себе хит-парад при помощи всяческих скандалов:
разводов, романов, внебрачных детей и тому подобное, а вот попробуй-ка поживи, как я. Хотя некоторые просто гениально раскручивают себя в скандалах. Правда, не у всех это получается.  Звезда должна быть всегда желанна, именно в этом ее притягательность.
Наталия КОРНЕЕВА

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…