Концерт для эмбриона

Эмбрион, эмбрион, как слышите? Прием
Современная эмбриология утверждает, что с седьмой недели начинает формироваться евстахиева труба, а на девятой неделе у эмбриона уже сформировано наружное ухо — его можно увидеть во время ультразвукового исследования (УЗИ). Но косточки в среднем ухе начинают окостеневать только с восемнадцатой недели. Полностью ухо формируется примерно к двадцать четвёртой неделе.
Плод находится в водном окружении, к тому же внутри материнского тела.  Такое окружение играет роль фильтра низких частот, то есть системы, успешно пропускающей низкие частоты и приглушающей высокие. Вспомните, в каком виде до нас долетает громкая музыка, которую включил сосед — сплошные басы, звук оглушается. Примерно так же слышит музыку плод, только к музыке ещё прибавляется многочисленные «внутренние» звуки — стук сердца матери, урчание её пищеварительного тракта, приглушенный голос, звуки её дыхания и движений.
В настоящее время учёные точно знают, что на девятнадцатой неделе плод уже слышит звуки частотой 100–3000 Гц (по другим источникам 300–2000 Гц).  Первые «ответы» на звуковые сигналы были получены на двадцать третьей неделе — младенцы начинают реагировать на стимулы частотой 500 Гц, на двадцать седьмой неделе — 100–500 Гц, на тридцать первой неделе развития —
100–3000 Гц. Если вместо одиночных импульсов частотой 80–2000 Гц запускают серию из десяти импульсов, продолжительность которых составляет две секунды, то уже на двадцатой неделе возможно наблюдать реакцию плода — он начинает двигаться интенсивнее.
Чтобы убедиться, что плод способен воспринимать звуки и реагировать на них, изучают различные показатели. Например, используют прибор, позволяющий записать электроэнцефалограмму маленького слушателя. С помощью ультразвукового исследования следят за движениями тела, головы, рук и ног.  Также подсчитывают частоту сердечных сокращений и снимают электрокардиограмму.
Группа профессора Джеймса (David Keith James) из Королевского медицинского центра при Ноттингемском университете (University of Nottingham Queen’s Medical Centre) продемонстрировала, что при проигрывании песен Глена Миллера (Alton Glenn Miller, 1904–1944) у плода в последний триместр беременности увеличивалась частота сокращений сердца и количество движений.
Аналогичные результаты получили канадские ученые из Королевского университета (Queen’s University) и больницы города Кингстон Kingston General Hospital при проигрывании эмбрионам колыбельной Иоганнеса Брамса.  Педиатр из Университета Аляски (University of Alaska) Уильям Залленбах (William B. Sallenbach, Ph.D.) отмечает, что в последний триместр беременности плод способен танцевать — ритмично двигать руками и туловищем, вращаться в такт музыке.
Младенец не только слышит, он запоминает звуки: у плода существует краткосрочная память; при повторении одного и того же стимула ребенок начинает реагировать на него более вяло. Также имеются доказательства существования долгосрочной памяти, сохраняющей информацию и после рождения. Поэтому сейчас модно употреблять термины «пренатальное развитие» и «пренатальное обучение» — полагают, что опыт пренатальных звуков может влиять на звуковые предпочтения ребенка после рождения, а также на его развитие.
Во многих экспериментах используют следующую схему. Новорожденных обучают, что если они будут «высасывать» определенный ритм, то будут слышать голос матери. Если они сосут в другом ритме, им дают прослушивать голоса других людей и песни. В подобных исследованиях множество раз было продемонстрировано, что новорожденные очень быстро обучаются «высасывать» нужный ритм, чтобы слышать предпочтительные звуки — голос матери. Значит, новорожденные узнают этот голос — голос, который они слышали ещё до рождения.
Также неоднократно было показано, что звуковые последовательности, с которыми ребенка познакомили до рождения, у новорожденного улучшают сосание и помогают его убаюкать. Шейла Вудвард (Sheila Woodward), сотрудник Университета Южной Калифорнии (University of Southern California), также наблюдала улучшение сосания при проигрывании знакомой для ребенка с «до-рожденческих времен» музыки.  Упомянутый выше Уильям Залленбах сравнил две группы новорожденных — с одними мамы только разговаривали, с другими разговаривали и давали слушать музыку. В первой группе было 58% новорожденных с «позитивным поведением» — тех, которые не плакали без причины, сравнительно легко успокаивались, хорошо ели. Во второй группе таких детей оказалось 90%.  Вспомнить всё!
Данные относительно памяти плода сильно отличаются. Профессор Питер Хэппер (Peter Hepper) из Королевского университета Белфаста (Queen’s University of Belfast) утверждает, что дети забывают мелодию через три недели после рождения. Однако Александра Ламон (Alexandra Lamont), британский музыкальный психолог, сообщает, что дети продолжают узнавать «пренатальную» музыку и через год после рождения.  Что касается музыки Моцарта, её расслабляющий и даже лечебный эффект наблюдается, в частности, при различных стрессовых ситуациях (в научных статьях эти свойства называют «эффектом Моцарта»). Имеются данные, что дети, слушающие в утробе и в момент рождения произведения Моцарта, в будущем ведут себя гораздо спокойнее детей контрольной группы. Объяснение может быть двояким. Во-первых, проигрывание знакомой мелодии улучшает настроение ребенка. Во-вторых, возможно, дело именно в анти-стрессовых свойствах музыки Моцарта.
Несомненно, один из главных вопросов, интересующий всех — исследователей и родителей — какое влияние слова и музыка в эмбриональный период оказывают на развитие ребенка после рождения. По этому вопросу единства среди ученых нет. Так, группа сотрудников Королевского университета (Queen’s University) и больницы города Кингстон (Kingston General Hospital) называют исследования позитивного влияния музыки на развитие ребенка «анекдотичными», лишенными оснований, распространяемыми коммерческими аудиокомпаниями и производителями специальной аудиотехники для повышения уровня продаж.
Между тем, многие ученые уверяют, что пренатальная музыка оказывает позитивное влияние как на развитие музыкальных способностей ребенка, так и на его сенсомоторное, языковое, эмоциональное, социальное и физическое развитие. Так, было показано, что музыкальная стимуляция в течение беременности способствует быстрому развитию у детей моторных навыков, таких как способность сидеть и ходить.
Группа профессора Марии Хосефа Лафуэнте Беначес (Mara Josefa Lafuente
Benaches) из Университета Валенсии (Universitat de Valencia) сообщает              о  таких результатах. Младенцы слушали музыку виолончели с двадцать восьмой  недели. Затем дети в течение года находились под наблюдением ученых,
которые оценивали их развитие с помощью стандартных тестов. Дети
экспериментальной группы росли быстрее, опережали детей контрольной группы
в развитии моторных и языковых навыков, лучше «владели своим телом».
Ещё в 2002 году в «Британский журнал музыкального образования» («British
journal of music education») были опубликованы результаты исследования,
продемонстрировавшего, что дети после пренатальной «музыкотерапии»
начинают раньше «пробовать голос», причем гулят, пищат и издают другие
звуки чаще и «музыкальнее».
И противники и сторонники теории подчеркивают, что добиться объективных
данных по этому вопросу методологически крайне сложно. Дети отличаются
темпераментом, они воспитываются в уникальной среде. Так проходит год,
три, пять. Не слишком ли смело утверждать, что некоторые дети садятся или
начинают говорить раньше именно потому, что внутриутробно слушали музыку?
Куриные мозги растут от ситара
Исследователи, которые верят в развивающее действие музыки, задались
вопросом: с какими изменениями на клеточном и молекулярном уровне это
может быть связано. Объективные данные легче получить в экспериментах с
животными, поскольку опытная и контрольная группа отличаются только по
одному изучаемому показателю — опытная группа слушает музыку. В остальном
животные живут в одинаковых условиях.
Например, существует целая серия исследований ученых из Индийского
института медицинских наук (All India Institute of Medical Sciences),
касающихся влияния ситара на развитие куриных эмбрионов. Обычно у куриных
зародышей происходит дегенерация некоторой части мозга в период с
одиннадцатого по двадцать первый день развития. Эта часть мозга регулирует
в эмбриональный период сроки формирования различных органов. Но учёные
доказали, что если куриным яйцам «давали слушать» музыку ситара, этот
участок мозга не отмирал, а даже, наоборот, развивался — увеличивалось
число нейронов. Исследователи изучали ряд белков, синтез которых
способствовал отмиранию этого участка мозга, и доказали, что их синтез
значительно уменьшается. Таким образом, белки не могли выполнять свою
функцию, а нейроны продолжали работать.
Жаль, что исследователи не догадались проследить, чем же «музыкальные»
куры после рождения будут отличаться от прочих. Сотрудники медицинского
факультета Университета Кёнхи (Kyung Hee University) провели исследования
влияния музыки и шума на формирование гиппокампа крыс и их
пространственную обучаемость. Гиппокамп — небольшая часть мозга,
отвечающая, в частности, за превращение кратковременной памяти в
долговременную и участвующая в формировании эмоций. Итак, ученые
продемонстрировали, что если беременные самки крыс слушали шум — 95 дБ в
течение часа один раз в день — то у их детенышей замедлялся рост,
уменьшалось количество нейронов гиппокампа и ухудшалась способность к
обучению ориентации в лабиринте. Проигрывание приятной музыки (видимо,
исследователи ориентировались на свой вкус) громкостью 65 дБ в течение
часа один раз в день, наоборот, способствовало развитию гиппокампа и
обучаемости пространственной ориентации крысят.
Группа ученых из Токусимского университета (University of Tokushima)
проигрывала мышатам Сонату для фортепиано К448 Моцарта, которую обычно
используют в экспериментах по «эффекту Моцарта». Музыку громкостью 65–75
дБ (чуть больше обычной громкости человеческого голоса) включали каждый
день. Начали за семь дней до рождения мышат и продолжали два месяца вплоть
до окончания эксперимента. Животные, слушающие Моцарта, гораздо реже
ошибались в лабиринте, а изучение содержания нескольких белков мозга
показало увеличение синаптической пластичности мозга — за счет этого
мышата лучше обучались.
Пока не разработана оптимальная схема прослушивания музыки плодом.
Экспериментаторы работают с разными музыкальными направлениями и
громкостью. Отличается и способ прослушивания — либо мать сама слушает
музыку, звучащую рядом, либо к животу прикладывают специальные наушники.
Многими исследователи подчеркивают важность состояния матери в период
«музыкотерапии». Существует мнение: если будущая мама сама не вслушивается
в музыку и не находится в состоянии релаксации, не будет никакого
воздействия и на плод.
Многое остается невыясненным, часть данных вызывает сомнение из-за
некачественной статистической обработки результатов, малого количества
обследованных и некорректных методов исследований. В частности, из-за
того, что при наблюдении за развитием ребенка экспериментаторы во многом
вынуждены верить родителям на слово, а те не всегда объективны к своим
чадам. Некоторые авторы склонны критиковать и опровергать важность
«музыкотерапии». Это, однако, не мешает коммерческим компаниям,
специализирующимся на производстве детских товаров, выпускать CD-диски с
подборкой мелодий для детей в пренатальный период. Фирма «Памперс»,
например, выпустила подборку, в которую входят первая часть до-минорной
Симфонии № 5Бетховена, «Танец с саблями» Арама Ильича Хачатуряна, «Марш
Радецки» Штрауса-отца и, конечно же, несколько произведений Моцарта.
Наталья Александрова
источник:
Телеграф «Вокруг Света»: Концерт для эмбриона

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос