В долголетии виновны гормоны

Исследуя свыше ста женщин, ученые обнаружены новые
гормоны долголетия. Адипонектин и соматотропный гормон играют ключевую роль в
определении продолжительности жизни и состояния здоровья в преклонном возрасте,
полагают участники 6-го Международного нейроэндокринологического конгресса в
Питтсбурге (США).

MIGnews.com

 

Исследуя свыше ста женщин, ученые обнаружены новые
гормоны долголетия. Адипонектин и соматотропный гормон играют ключевую роль в
определении продолжительности жизни и состояния здоровья в преклонном возрасте,
полагают участники 6-го Международного нейроэндокринологического конгресса в
Питтсбурге (США).

В исследовании, проведенном польскими учеными, приняли
участие 133 женщины в возрасте от 20 до 102 лет, включая 25 женщин,
перешагнувших 100-летний рубеж. По данным исследователей, уровни гормона
адипонектина в крови 100-летних участниц значительно превышали показатели
женщин из других возрастных групп.

У задействованных в исследовании долгожительниц были
зафиксированы также пониженные уровни инсулина и лептина в сочетании с низкой
инсулин-резистентностью и низким содержанием холестерола. Гормон адипонектин
вырабатывается жировой тканью и представляет собой пептид, препятствующий
образованию жировых отложений на стенках кровеносных сосудов. Этот гормон
играет важную роль в метаболизме сахара и холестерола.

По мнению координатора исследовательского проекта доктора
Агнежки Барановской-Бик, высокая продолжительность жизни и хорошее состояние
здоровья участниц эксперимента, возможно, напрямую связаны с повышенным уровнем
адипонектина.

«Мы обнаружили, что наши столетние женщины обладали более
крепким здоровьем, чем женщины других возрастов», — отмечает доктор
Барановская-Бик. В частности, показатели кровяного давления у долгожительниц
были ниже, чем у многих участниц не столь почтенного возраста.

В ходе второго исследования специалисты Вашингтонского
университета изучали влияние искусственно повышенного уровня соматотропного
гормона (гормона роста) на состояние здоровья и качество жизни пожилых
пациентов. С возрастом выработка соматотропного гормона постепенно сокращается,
что приводит к потере мышечной массы и снижению двигательной активности в
преклонном возрасте.

Препарат для искусственной стимуляции выработки
соматотропного гормона под названием капроморелин был разработан
фармацевтической компаний «Пфайзер». В рандомизированных плацебо-контролируемых
испытаниях препарата, продолжавшихся в течение года, приняли участие 395 мужчин
и женщин в возрасте от 65 до 84 лет.

У всех участников, принимавших в активный препарат, было
зафиксировано восстановление мышечной массы. Многие из них впервые за долгие
годы смогли преодолеть значительные расстояния пешком и без посторонней помощи
подниматься вверх по лестнице. У испытуемых, принимавших плацебо, таких
изменений не наблюдалось.

Однако, несмотря на положительные результаты клинических
испытаний капроморелина, коммерческое распространение препарата в США в
ближайшее время представляется маловероятным. По словам координатора
исследовательского проекта Джорджа Мерриама, основная проблема заключается в
том, что в настоящее время Управление по продуктам и лекарствам не
рассматривает старение как болезнь, и с большим недоверием относится к
препаратам, предназначенным для смягчения негативных последствий этого
процесса.

Кроме того, малоизученными остаются возможные побочные
эффекты длительного использования гормональных препаратов.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…