Болтовня врача вредна пациенту

<!—
/* Style Definitions */
p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal
{mso-style-parent:"";
margin:0cm;
margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:12.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-fareast-font-family:"Times New Roman";}
p.MsoPlainText, li.MsoPlainText, div.MsoPlainText
{margin:0cm;
margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Courier New";
mso-fareast-font-family:"Times New Roman";}
@page Section1
{size:595.3pt 841.9pt;
margin:2.0cm 57.6pt 2.0cm 57.6pt;
mso-header-margin:35.4pt;
mso-footer-margin:35.4pt;
mso-paper-source:0;}
div.Section1
{page:Section1;}
—>
 

 Слишком долгие личные разговоры врача с пациентами, не
только не помогают, а наоборот отрицательно влияют на здоровье обратившегося за
помощью.

К такому выводу пришли американские исследователи
Слишком долгие личные разговоры врача с пациентами, не
только не помогают, а наоборот отрицательно влияют на здоровье обратившегося за
помощью.

К такому выводу пришли американские исследователи.

На протяжении 2000 и 2001 «подставные» актеры обращались
к врачам со стандартными общими жалобами, и выяснилось, что многие из дававших
клятву Гиппократа напрасно тратят время, болтая с пациентами о собственных
проблемах, семьях или политических пристрастиях.

Конечно, доверительные беседы полны благих
намерений. Например, установить личный
контакт с обратившимся за помощью, получше узнать атмосферу дома и на работе.

Но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в
ад – более 34% посещений оказались контрпроизводительны. Зачастую, раскрытие души медиками настолько
увлекало их самих, что они не внимательно относились к жалобам пациентов и
ставили неверные диагнозы, что приводило к ухудшению здоровья обратившегося.

Источник: MIGnews.com

 

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…