Биоритмы от дня зачатия

Герру Мартиньяди не повезло. Он, фанатичный поклонник
магических цифр, искал закономерность между датой рождения и датой смерти.
Должна, должна быть связь! Он знал, он был уверен в этом. Искал долго. И не смог найти.

А вот его современнику конца 19 века и, кстати, тоже
жителю Берлина Вильгельму Флиссу – повезло. Он смог это сделать. Он взял для
изучения те же данные. Рождение – смерть. Только даты. Правда, еще температуру
тела у больных.

Биоритмы от дня зачатия. Где зарыта собака

Материал добавлен пользователем sergeytremsin

 

 

Биоритмы от дня зачатия. Где зарыта собака Они нет? Или
их есть?

Кандидат мед.наук С. Н.Тремсин

 К этому
кладбищенскому завсегдатаю уже привыкли.

 Высокий, худой, с
длинными руками, всегда без перчаток.

 Он всегда носил
некое подобие тетради и карандаш. Карандаш! Так и прилипло к нему это прозвище. А он и вправду чем-то
напоминал этот предмет. Впечатление усиливало худое, вытянутое лицо,
заканчивающееся узкой и острой бородкой.

Посетители кладбища сторонились его. Маньяк! Чего ему
встречать всякую похоронную процессию, присоединяться к ней и молча
присутствовать при всех похоронных действах? Зачем слушать все речи и иногда писать чего-то в своей неизменной
тетради?

Да и звали его – герр Мартиньяди, что напоминало
берлинским бюргерам о не совсем местном происхождении Карандаша.

Родители отводили подальше детей от странного сутулого
чудака. На всякий случай. Однако вреда
от этого необычного человека не было, что было засвидетельствовано даже в
отчете ауфзеера. Оный был специально приставлен унтерзухунгсфюрером на
некоторое время, следил не долго. В опасных намерениях поднадзорный Мартиньяди
уличен не был.

Герру Мартиньяди не повезло. Он, фанатичный поклонник
магических цифр, искал закономерность между датой рождения и датой смерти.
Должна, должна быть связь! Он знал, он был уверен в этом. Искал долго. И не смог найти.

А вот его современнику конца 19 века и, кстати, тоже
жителю Берлина Вильгельму Флиссу – повезло. Он смог это сделать. Он взял для
изучения те же данные. Рождение – смерть. Только даты. Правда, еще температуру
тела у больных.

И у него обнаружились отчетливые закономерности, которые
используются длительное время, включая и наши дни. В чем же разница? Кто-то из них был умнее?
Или были разные кладбища?

Я побывал в роли и первого и второго исследователей. А
потому и могу поделиться впечатлениями.

Позвольте представиться, я – кандидат медицинских наук,
длительное время работал хирургом в районной больнице.

В семидесятые годы прошлого столетия в популярных
журналах появились статьи о влиянии на здоровье различных длительных биоритмов.
Биоритмов, которые связаны с днем рождения человека и продолжаются до его
смерти. Тогда же я узнал об герре Мартиньяке, об Вильгельме Флиссе, Германе
Свободе и о других основоположниках биоритмологии.

И вот мысль – я ведь могу собрать информацию, точно
связанную с биоритмами (если таковые есть). Знаете, как заболевает человек
острым аппендицитом? Вчера он был здоров – а сегодня внезапно заболел. Всегда –
внезапно! И причин, которые можно было
бы назвать отчетливо – множество, но нет ни одной конкретной. А, может,
склонность заболеть аппендицитом зависит от биоритмов? Интересная мысль, подумал я. И стал считать.
Кстати, компьютеров в те времена не было и все приходилось рассчитывать
вручную.

И я потерпел фиаско!

 Никакой
закономерности в расчетах не выявилось.

 Биоритмов
(связанных с датой рождения) – не существует. И я забросил трудоемкий в те времена процесс ручных математических
расчетов.

И был не прав.

Впоследствии я все же побывал и в шкуре более успешного
исследователя – Вильгельма Флисса. А
дело было так.

Прошло много лет и наступил век компьютерных
возможностей.

Биоритмы по-прежнему рассчитываются. Появилось много
таких программ. И я решил заново посмотреть свои таблицы. Потому что вдруг
возникла мысль – названные мною в первой статье ученые делали одни и те же
расчеты. Но первичный материал у них был
ведь разный. Вильгельм Флисс, основоположник
теории длительных биоритмов – изучал смертность у детей. А неудачник Мартиньяди просчитывал даты
рождения и смерти – в основном у взрослых. А не в этом ли причина его неудачи?

У меня не было своих собранных данных по заболеваемости
острым аппендицитом у детей. Но разброс возраста у взрослых – полный спектр, от
14 и до 92 лет. И я сделал простое разбиение – на «молодую» и «старую» группы.
И пересчитал результаты заново.

И вдруг обнаружил, что у «молодой» группы результаты чаще
укладываются в закономерности длительных биоритмов, чем в «старой» группе.

Вот где собака зарыта! Никакой биологический процесс не
может быть всегда неизменным. И с возрастом эти ритмы изменяют свои показатели,
поэтому для старшей возрастной группы должны быть уже свои, измененные
законы. Отсюда вывод: правы все. И
сторонники, и критики биоритмов.

Биоритмы от дня рождения существуют? Да!

Биоритмы от дня рождения абсурдны? Да! Интересные две строчки получились – с точки
зрения логики. Бред сумасшедшего. Если бы не пояснения о разнице возрастного
подхода к проблеме.

Но это все пока сомнения и гипотезы. До тех пор, пока не
удастся рассчитать биоритмы для старшей возрастной группы.

И вот, оказалось, что и у более старших людей можно
рассчитывать биоритмы. Причем для каждой личности – свои. Но это уже тема
следующей статьи. В следующих статьях
намечено опубликовать сначала последние данные о биоритмах, рассчитанных со дня
зачатия, а затем конкретные советы врача (борьба с избыточным весом, повышенным
артериальным давлением), рекомендации по условиям совместимости партнеров. По материалам сайта: http://w.bio-r.ru Список
других моих статей можно найти на сайте:

http://bio-r.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…