Тропонин I

Тропонины (кардиоспецифические): Тропонин I (Тн I) и Тропонин Т (Тн Т) (Troponin I, Troponin T)
1. Физиологическая роль, структура и локализация.
Тропонины (I, Т и С) в соотношении 1:1:1 входят в состав тропонинового комплекса, который связан с тропомиозином, который вместе с актином образует тонкие филаменты миоцитов – выжнейший компонент контрактильного аппарата клеток поперечно-полосатой мускулатуры. Все три тропонина участвуют в кальций-зависимой регуляции акта сокращения – расслабления.
ТнI является ингибирующей субъединицей этого комплекса, связывающей актин в период расслабления и тормозящей АТФазную активность актомиозина, таким образом предотвращая мышечную контрактацию в отсутствие ионов кальция.
ТнТ является регуляторной субъединицей, прикрепляющей тропониновый комплекс к тонким филаментам и тем самым участвуя в кальций-регулируемом акте сокращения.
ТнС – является кальций-связывающей субъединицей и содержит четыре кальций-рецепторных участка.
ТнI и ТнТ существуют в трех изоформах, уникальных по структуре для каждого типа поперечно-полосатых мышц (быстрых, медленных и сердечных) т.к. кодируются различными генами.
Кардиальная изоформа ТнI существенно отличается от изоформ ТнI , локализующихся в скелетной мускулатуре. Около 44% участков аминокислотной цепи кардиальной изоформы ТнI специфичная для этого белка. Кроме того, ТнI содержит дополнительный N-терминальный полипептид, состоящий из 31-го аминокислотного остатка. Таким образом, ТнI – абсолютно специфичный миокардиальный протеин. Молекулярный вес ТнI – около 24 000 дальтон.
Кардиальная форма ТнТ также значительно отличается по своей молекулярной структуре от двух типов ТнТ, локализующихся в скелетной мускулатуре (быстрые и медленные мышцы): имеется 43% отличий в аминокислотной последовательности мышц ТнТ сердца и медленной скелетной мышцы и 56% отличий – от быстрой скелетной мышцы. Таким образом, ТнТ – абсолютно специфичный для сердца белок. Молекулярный вес ТнТ – 34 500 дальтон.
Кардиальные ТнI и ТнТ могут быть отдифференцированы от аналогичных белков скелетных мышц иммунологически, с помощью моноклональных антител, что и используется в методах их иммунотестирования.
Кардиальный ТнС в противоположность ТнI и ТнТ, совершенно идентичен по структуре мышечному ТнС и, следовательно, не является кардиоспецифичным протеином.
Содержание ТнI в миокарде человека колеблется от 4,0 до 6,0 мг/г влажного веса. 2,8% — 4,1% этого белка содержится в цитозольной фракции миокардиоцитов.
Содержание ТнТ в сердце человека составляет около 10.8 мг/г влажного веса (креатинкиназы МВ – 1,4 мг/г влажного веса). В цитозольной фракции миокардиоцитов определяется 6-8% от всего внутриклеточного ТнТ.
 
2. Диагностическая информация.

А. Инфаркт миокарда (ИМ).
Тропонины освобождаются из поврежденных миокардиальных клеток и через лимфатическую систему попадают в общий кровоток. В крови обнаруживаются различные формы ТнI и ТнТ – свободные и комплексированные: бинарные комплексы ТнI- ТнС, ТнI-ТнТ, тройные комплексы ТнI-ТнТ-ТнС, восстановленные и окисленные, фосфорилированные и дефосфорилированные. Когда скорость поступления Тн в кровоток превышает скорость из элиминации из кровотока клетками РЭС, концентрация ТнI и ТнТ в крови начинает нарастать.
У больных ИМ возрастание уровня Тн отмечается через 4 – 7 часов после острого ангиозного приступа или его клинического эквивалента, достигая пика в пределах 12 – 24 часов. Степень увеличения концентрации Тн в этот период весьма значительна, хотя значительно колеблется у отдельных категорий пациентов.
Диапазон диагностической значимости уровня Тн (диагностическое окно) в основном ограничивается 3 – 7 сутками, значительно варьируя у отдельных больных. Для ТнТ этот период более длителен и может быть пролонгирован до 12 – 14 дней. Поэтому ТнI и ТнТ – поздние диагностические маркеры, позволяющие выявить «пропущенный» ИМ. Диагностическая чувствительность Тн достигает 100% при условии их измерения в диапазоне более 12 – 14 часов от начала проявления симптоматики ИМ.
Такая чувствительность Тн при высокой степени специфичности позволяет рассматривать эти миокардиальные маркеры как «золотые стандарты» в диагностике ИМ, имеющие явные преимущества перед КК-МВ и ЛДГ-1.
В 2000 году ведущие кардиологические сообщества Европы и США выработали так называемый «консенсусный» документ в дефиниции ИМ, в котором Тн утвержден как главный диагностический критерий ИМ.
Высокая чувствительность и специфичность Тн позволяет выявить минимальные зоны некроза миокарда у «коронарных» больных, обозначаемые как «минимальное миокардиальное повреждение» (микроинфаркты). Регистрация повышенной концентрации ТнI и ТнТ в крови больных с острым коронарным синдромом, даже при минимальных изменениях ЭКГ (например, депрессия сегмента ST или инвертированный Т-зубец) или при нетипичной клинической картине является достаточным основанием для постановки диагнозс ИМ.
Выявление возрастания концентрации Тн в крови больных коронарной болезнью сердца во время или после проведения процедур транслюминальной ангиопластики или стентирования трактуется как ИМ.
При биохимической диагностике ИМ рекомендуется наряду с исследованиями Тн определять ранние миокардиальные маркеры (миоглобин, изоформы изофермента КК-МВ).
Определение ТнI и ТнТ используется в оценке эффективности тромболитической терапии у больных ИМ. Резкое повышение уровня Тн через 90 мин. после проведения лечебной процедуры – доказательство успешной реваскуляризации миокарда.
Тесты на Тн весьма эффективны при установлении периоперационного ИМ при некардиальной хирургии.
При сердечной хирургии уровни Тн увеличиваются, но степень их возрастания и длительность периода такого повышения – важный признак периоперационного ИМ.
Определение уровня Тн в крови больных с острым коронарным синдромом без явных ЭКГ признаков ИМ, позволяет провести дифференциальную диагностику между ИМ и нестабильной стенокардией, а также провести стратификацию, отбор больных с высоким и низким риском развития ИМ или других кардиальных осложнений в ранние или отдаленные сроки, подобрать оптимальную медикаментозную терапию.
 
В. Другие повреждения миокарда
Выявление повышенной концентрации Тн в крови не позволяет оценить причины и подлежащие механизмы выхода внутриклеточных белков из поврежденных миокардиальных клеток. Поэтому, при отсутствии клинических и(или) ЭКГ признаков ишемии, возрастание уровней ТнI или ТнТ в крови указывает на повреждение (некроз) некоронарогенного генеза.
Повышение концентрации Тн I или Тн Т в крови при следующих патологических состояниях и заболеваниях может быть обнаружено:
q Лекарственная интоксикация (цитостатики);
q Травматическое повреждение сердца (контузия грудной клетки, ранение);
q Миокардиты;
q Отторжение сердечного трансплантанта;
q Кардиомиопатия;
q Сепсис, септический шок, другие критические (шоковые) состояния;
q Тяжелая форма хронической сердечной недостаточности;
q Терминальная стадия почечной недостаточности;
q Гипертензия с выраженной гипертрофией левого желудочка;
q Острая легочная эмболия с дисфункцией правого желудочка;
q Дефибрилляция.
 
Кроме того, в литературе описаны отдельные случаи выявления повышенного уровня ТнI и ТнТ при:
q Тяжелой физической нагрузке;
q Гипертензии у беременных;
q Значительной степени ожогов поверхности тела;
q Миодистрофии Дюшена-Беккера;
q Полимиозите-дерматомиозите;
q ДВС-синдроме.
 
3. Методы исследования

В настоящее время основными методами определения Тн являются следующие:
 
q Иммунохемилюминесценция;
q Иммунофлуоресценция;
q Иммуноэлектрохемилюминесценция;
q Иммунохроматография;
q Иммуноферментный анализ на микрочастицах;
q Иммунофлуориметрия с разделением временных интервалов.
 
4. Референтные пределы и «cut-off» (уровень патологических значений)
Референcные пределы для ТнI и ТнТ значительно варьируют в зависимости от типа иммунохимического анализатора и тест-системы (1-я, 2-я и 3-я генерация).
Для ТнТ они составляют 0,00 – 0,08 нг/мл (мкг/л), а дискретный уровень «cut-off» колеблется от 0,1 нг/мл до 0,2 нг/мл.
Для ТнI, вследствие более широкого применения различных технологических измерений, референтные уровни вариабельны, а дискриминантный уровень («cut-off») для ИМ варьирует от 0,05 нг/мл до 10 нг/мл. с основными значениями – 0,1; 1,5; 2,0 нг/мл.
 
5. Интерференция
При использовании последних генераций тест-систем для определения ТнI и ТнТ интерферирующие факторы не установлены.
 
6. Требования к пробе
В большинстве иммунохимических анализаторов используется сыворотка и плазма крови. В ряде специализированных анализаторов последнего поколения существует возможность детектирования Тн в цельной крови.
Стабильность сыворотки (плазмы) крови – до 24 часов при 2-8°С, до 3 месяцев при –20 — 30°С, до 6 месяцев при — 70°С.
 
7. Приборы и тест-системы, используемые для измерения Тн
Количественное измерение уровня Тн осуществляется на двух видах иммунохимических анализаторов:
а) многопрофильных, высокопроизводительных анализаторах, в которых наряду с определением одного из Тн (ТнI или ТнТ) и, обычно, двух других миокардиальных биомаркеров (КК-МВ и миоглобина), имеется возможность для исследования широкого спектра других показателей (панелей) – белковых и стероидных гормонов, онкомаркеров, тестов на анемию и т.д.
в) специализированных иммунохимических анализаторов, в которых детекция ограничивается только определением одного из Тн (I или Т) и КК-МВ, миоглобина (кардиальная панель).
Качественное бесприборное определение Тн, осуществляется на тест-полосках с помощью иммунохроматографических методов. Оценка результатов анализа – визуальная, качественная, по принципу «да-нет».

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос