Ревматоидный фактор

РЕВМАТОИДНЫЙ ФАКТОР И АНТИТЕЛАК ДНК В ДИАГНОСТИКЕ АУТОИММУННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Памяткa врачу.

• В организме здорового человека иммунный ответ развивается только при внедрении генетически чужеродных субстанций. При нарушении механизмов иммунорегуляции могут развиваться аутоиммунные заболевания (АИЗ). Аутоиммунные болезни поражают 5–7% населения земного шара, чаще развиваются у женщин, чем у мужчин, как правило, в молодом возрасте. Важнейшую роль в патогенезе АИЗ играют аутоантитела.
• Несмотря на то, что обнаружению аутоантител могут быть даны различные объяснения, не вызывает сомнения, что они служат маркерами аутоиммунного процесса и имеют важное диагностическое значение, хотя их выявление не всегда является достаточным основанием для установления диагноза. Известно, что аутоантитела появляются в ряде случаев у лиц старческого возраста, при приеме некоторых лекарственных препаратов, обнаруживаются при инфекционных заболеваниях и т.д. При оценке клинического значения выявления аутоантител следует учитывать их титр и динамику его изменения.

РЕВМАТОИДНЫЙ ФАКТОР

• Ревматоидный артрит (РА) – системное аутоиммунное заболевание соединительной ткани с преимущественным поражением суставов.
• Ведущее значение в патогенезе РА имеет ревматоидный фактор (РФ), представляющий собой иммуноглобулины человека классов G, M и А, направленные против Fc-фрагмента IgG человека.
• РФ обнаруживается в сыворотке 75–80% больных РА и его наличие является диагностическим критерием. Однако, при постановке диагноза необходимо учитывать, что РФ класса М может наблюдаться за несколько лет до клинических проявлений болезни. Поэтому высокие титры РФ класса М у лиц, не страдающих РА, ассоциируются с повышенным риском развития заболевания.
• Уровень концентрации РФ коррелирует с тяжестью процесса. У больных с высокой концентрацией РФ более агрессивное течение болезни и худший исход, чем у серонегативных и слабоположительных по РФ.
• Высокий уровень концентрации РФ классов G и A в первые 2 года течения РА является прогностическим признаком присоединения эрозивных процессов и системных проявлений. Он ассоциируется с внесуставным РА, включая ревматоидные васкулиты и узелки, а также с эрозивным поражением сосудов.
• Высокий титр РФ класса М в сыворотке, как правило, коррелирует с наличием суставных заболеваний и узелков, но не с активным системным заболеванием.
• Следует отметить, что РФ появляется в крови при ряде других заболеваний, таких как:

иммунологические расстройства (СКВ, саркоидозы, склеродермия и т.д.);
инфекционные заболевания (подростковые бактериальные эндокардиты, хронические гепатиты В и С, другие вирусные инфекции);
неопластические болезни (лейкемия, лимфомы).

• Известно, что РФ может иногда обнаруживаться в крови клинически здоровых людей (до 5%). Процент выявляемости РФ в нормальной популяции возрастает с увеличением возраста и достигает 40% в возрасте свыше 65 лет.

АНТИНУКЛЕАРНЫЕ АНТИТЕЛА

Таблица

Заболевания
Частота обнаружения (%)

АТ к нативнойДНК
АТ к денату-рированнойДНК

СКВ (активная)
60-90
78-87

СКВ (неактивная)
40-60
30-45

Дискоидная волчанка
15-25
10-20

Лекарственная волчанка
3-5
40-50

Коллагенозы с отрицательным антиядерным тестом
3-5
25-30

Синдром Шарпа
10-30

Склеродермия
10-30

Синдром Шегрена
10-30

Ювенильный ревматоидный артрит
1-5
35-50

Полимиозит/ Дерматомиозит
10-20

Миастения гравис
10-15

Тиреотоксикоз
15-20

Инфекционный мононуклеоз

20-40

Аутоиммунный, хронический агрессивный гепатит

30-50

Острый миелолейкоз

60-80

Острый лимфолейкоз

60-80

Хронический миелолейкоз

40-60

Здоровые
0-5
0-4

• Антинуклеарные аутоантитела (АНА или АНФ-антинуклеарный фактор) – гетерогенная группа аутоантител к нуклеопротеидам, гистонам и негистоновым белкам клеточного ядра.
В диагностике аутоиммунных заболеваний важное значение имеет не только выявление суммарных антинуклеарных аутоантител, но и детекция антител к определенным антигенам. Наиболее важным в практической клинической деятельности является определение антител к ДНК.
Большинство антител к нативной (двунитевой) ДНК связываются с сахарофосфатным компонентом ДНК, таким образом, эти антитела также реагируют с денатурированной (однонитевой) ДНК. Антитела к однонитевой ДНК связываются в основном с нуклеотидным компонентом, который в нативной ДНК в большой степени экранируется сахарофосфатным остовом в спиральной пространственной структуре молекулы.
Антитела к денатурированной (однонитевой) ДНК не специфичны по отношению к определенным заболеваниям (табл. 1) и являются главными составляющими большинства ядерных антител. Наличие антител к нативной ДНК типично для клинической картины системной красной волчанки, при которой преобладают аутоантитела класса G. Их сывороточная концентрация коррелирует с тяжестью заболевания. Возможен мониторинг проводимой терапии по изменению титров антител в парных сыворотках. СКВ также может быть обусловлена лекарственными препаратами. Для дифференциальной диагностики лекарственной волчанки используется определение антител к однонитевой ДНК.
Литературные данные о встречаемости аутоантител к нативной и денатурированной ДНК при различных заболеваниях приведены в таблице.
Аутоантитела являются не только диагностическими маркерами. Динамика изменения их концентрации помогает определить степень активности болезни и ее прогноз. Прогностическое значение имеет изменение уровня аутоантител как в сторону повышения титров, так и их снижения. Например, клинический опыт показывает, что случаи СКВ, при которых определяются антитела к нативной ДНК, имеют лучший прогноз. Отсутствие этих антител может объясняться тем, что они откладываются в почках, приводя к развитию люпус-нефрита.
Обнаружение в сыворотке крови различных аутоантител имеет порой решающее диагностическое значение для подтверждения того или иного заболевания, тесно связано с активностью болезни или может предшествовать клиническим проявлениям и определять прогноз. Положительный результат исследований должен подтверждаться данными клинического обследования пациента.

Тест-системы производства ЗАО «Вектор-Бест» для иммуноферментонй диагностики аутоиммунных заболеваний

N покаталогу
Наименование
Количество анализов

D-8652
ВектоРевматоидный фактор класса М
12х8

D-8654
ВектоРевматоидный фактор суммарный
12х8

D-8656
ВектоДНК-IgG-стрип
12х8

D-8658
ВектоДНК-IgG-стрип-Д
12х8

D-8660
IgE-ИФА-БЕСТ-стрип
12х8

D-3958
АнтиТГ-ИФА-БЕСТ-стрип
12х8

D-3754
IgG-Глиадин-ИФА-БЕСТ-стрип
12х8

D-3756
IgА-Глиадин-ИФА-БЕСТстрип
12х8

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос