Анти -ТГ (Антитела к Тиреоглобулину)

Врачи общей практики и эндокринологи должны иметь представление о возможных эффектах лекарственных препаратов на функционирование системы гипофиз — щитовидная железа для того, чтобы отличать истинные нарушения функции щитовидной железы от преходящих изменений, вызванных медикаментами. В настоящем обзоре речь пойдет о том, как лекарственные препараты могут влиять на функцию щитовидной железы, с акцентом на препаратах, представляющих в этом плане особую проблему, таких как амиодарон, гепарин, литий, агонисты дофамина, фенитоин, а также на препаратах, влияющих на иммунитет. Кратко будет отмечено, как может отразиться назначение препаратов, вытесняющих йодтиронины из связи с транспортными белками на результатах исследования уровней свободных Т4 и Т3. Тиреостатические препараты, эффекты на щитовидную железу йода, а также способность ряда субстанций, находящихся в окружающей среде, изменять функцию щитовидной железы уже достаточно подробно обсуждались (Roti and Braverman, 1997; Cooper, 1984; DeVito et al, 1999).
Нормальный баланс в системе гипофиз – щитовидная железа, а также результаты оценивающих его гормональных исследований, могут модифицироваться многими лекарственными препаратами. Уже в 1981 году Wenzel описал более 50 препаратов, которые in vitro изменяли результаты тестов, исследующих функцию щитовидной железы. Однако за последние 20 лет список соединений, которые подавляют связывание Т4 с тироксинсвязывающим глобулином (ТСГ), увеличился более чем в два раза (Lim et al 1988, Bishnoi et al 1994). С тех пор, как эти данные в 1995 год были обобщены Surks и Sievert, представления об эффектах цитокинов, моноклональных антител, гепарина, фенитоина и амиодарона определенно продвинулись.
Основные механизмы, согласно которым лекарственные препараты могут нарушать функционирование системы гипофиз – щитовидная железа и изменять результаты гормональных исследований приведены в таблице 1.
Таблица 1Наиболее важные лекарственные препараты, влияющие на функцию щитовидной железы

Механизм действия
Препараты
«+» стимуляция «-» подавление

Модификация продукции ТТГ гипофизом
Допамин, добутамин, глюкокортикоиды, октреотид
_

Нарушение синтеза и высвобождения тиреоидных гормонов при поступлении избытка йода
Контрастные средства, амиодарон, препараты местного действия
+/-

Влияние на синтез или высвобождение тиреоидных гормонов
Литий, глюкокортикоиды, аминоглютетимид
_

Подавление Т4 – Т3 5’-дейодирования
Амиодарон, глюкокортикоиды, b -адреноблокаторы1, контрастные средства (иопаноевая к-та, иопадат)
_

Модификация иммунного ответа
Интерлейкин-1, a -интерферон, g -интерферон, моноклональные антитела
cм. текст

Изменение связывания
а. Изменение уровня ТСГ
Эстрогены, героин, метадон, клофибрат, 5-фторурацил, перфеназин, тамоксифен
+

Т4 и Т3 с белками плазмы
б. Вытеснение Т4 и Т3 из связи с белками
Фуросемид, салицилаты, фенитоин, карбамазепин, НПВС2, гепарин3
_

Вытеснение тканевого пула Т4
Алкилирующие агенты, оральные холецистографические препараты
+

Модификация действия тиреоидных гормонов
Амиодарон, фенитоин
? +/-

Усиление клиренса Т4 и Т3
Барбитураты, фенитоин, карбамазепин, рифампицин, сертралин (?), флуоксетин (?), дотиепин (?)
+

Нарушение кишечной абсорбции Т4
Алюминия гидрохлорид, железа сульфат, холестирамин, колестипол, сукральфат, препараты сои, каексалат

«- » — подавление «+» — стимуляция «+/- » – эффект зависит от функции щитовидной железы 1 в сочетании с мембраностабилизирующим эффектом, например, пропранолол 2 некоторые препараты из группы нестероидных противовоспалительных средств (см. Lim et al, 1988) 3 нарушение развивается при определении уровня тиреоидных гормонов in vitro после назначении гепарина in vivo
Эти эффекты могут быть комплексными, поскольку ряд препаратов, например, амиодарон, глюкокортикоиды и дифенилгидантоин могут воздействовать сразу на несколько компонентов системы (таблица 2).
Таблица 2 Препараты, оказывающие разнонаправленное влияние на гипофизарно-тиреоидную систему

Препарат
Механизм действия

Глюкокортикоиды
Подавление секреции ТТГ Нарушение высвобождение гормонов из щитовидной железы Подавление 5’-дейодирования Т4 и рТ3 Снижение уровня тироксин-связывающего глобулина (ТСГ)

Амиодарон
Поступление избытка йода Йод-индуцированный тиреотоксикоз (Йод-базедов) Йод-индуцированный гипотиреоз Тиреотоксикоз в результате развития специфического тиреоидита Замедление клиренса Т4 Подавление 5’-дейодирования Т4 и рТ3 Антагонизм с рецептором тиреоидных гормонов (?) Стимулирует секрецию ТТГ

Фенитоин
Подавляет связывание Т4 и Т3 с ТСГ Ускоряет клиренс и метаболизм Т4 Воздействует на рецепторы тиреоидных гормонов (?)

[вверх] [к оглавлению]
1. НАРУШЕНИЕ СЕКРЕЦИИ ТТГ
Глюкокортикоиды, как эндогенные, секретирующиеся в ответ на стрессорные воздействия, так и эндогенные, являются мощными ингибиторами секреции ТТГ (Brabant et al, 1989). Дофаминергические препараты, даже в субпрессорных дозах, вызывают выраженное и быстро обратимое подавление секреции ТТГ. После прекращения инфузии допамина в дозе 5 уг/кг в минуту, уровень ТТГ увеличивается от менее, чем 0,5 мЕд/л до 3 мЕд/л в течении 2 — 3 часов (Van den Berghe et al, 1994). Высокие дозы добутамина также подавляли продукцию ТТГ (Lee et al, 1999).
Цитокины напрямую влияют на секрецию ТТГ. Например, введение a -интерферона здоровым добровольцам приводило к снижению уровня ТТГ на 60 — 70% в течение 8 — 12 часов, до того, как происходило достоверное изменение уровня тиреоидных гормонов в сыворотке (Corssmit et al, 1995).
Обратное явление, относительно высокий уровень ТТГ по сравнению с уровнем свободного Т4, наблюдался на фоне продолжительного лечения амиодароном (Рис. 1), вероятно в связи с тем, что этот препарат или его активный метаболит дезетиламиодарон обладают свойством антагонистов рецепторов тиреоидных гормонов (Wiersinga, 1996). При тяжелой зависимости от амфетаминов может наблюдаться повышение уровня ТТГ выше нормы. Этот вывод можно сделать на основании описанных случаев ТТГ-зависимой гипертироксинемии, и воспроизведения этого эффекта у обезьян (Morley et al, 1980). В целом, вещества, которые уменьшают или увеличивают базальный уровень ТТГ, имеют аналогичный эффект на ответ ТТГ в тесте с ТРГ (тиреолиберин, тиреотропин рилизинг-гормон).
[вверх] [к оглавлению]
2. НАРУШЕНИЕ ВЫСВОБОЖДЕНИЯ ТИРЕОИДНЫХ ГОРМОНОВ ИЗ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
Высокие дозы йодидов остро подавляют высвобождение тиреоидных гормонов из щитовидной железы, вероятно за счет подавления протеолиза, что более отчетливо проявляется при тиреотоксикозе, чем при введении йода здоровым людям. Глюкокортикоиды оказывают аналогичный эффект, который в начале сопровождается одновременным подавлением продукции ТТГ, однако отмечается и при исходно подавленном ТТГ, например, при болезни Грейвса. Хроническое введение лития подавляет высвобождение тиреоидных гормонов из щитовидной железы, вероятно в результате подавления протеолиза тиреоглобулина (Lazarus, 1996). Эти препараты, в ряде случаев, могут использоваться при лечении осложненного тиреотоксикоза.
[вверх] [к оглавлению]
3. ПОДАВЛЕНИЕ 5’ (ВНЕШНЕГО КОЛЬЦА) ДЕЙОДИРОВАНИЯ Т4
Дейодиназа внешнего кольца или 5’-дейодиназа 1-го типа, которая преимущественно находится в печени, почках, щитовидной железе и в сердце, является селенопротеином, катализирующим периферическую конверсию Т4 в Т3 и рТ3 (* — реверсивный Т3) в 3,3’T2. Активность этого фермента заметно уменьшается при катаболических состояниях (* — синдром низкого Т3) и под действием большого числа препаратов (Таблица 1), что приводит к уменьшению сывороточного уровня Т3 и повышению уровня рТ3. Последний феномен обусловлен подавлением дейодирования рТ3 до 3,3’T2. Воздействуя на активность дейодиназы 1-го типа, амиодарон обусловливает уменьшение сывороточного уровня Т3 и повышение рТ3 (Wiersinga, 1996), что часто сочетается с повышением уровня Т4 и связывается с уменьшением его клиренса.
Различные b -адреноблокаторы отличаются по своим эффектам на 5’-дейодирование тиреоидных гормонов. Пропранолол в высоких дозах уменьшает продукцию Т3 in vitro и in vivo. Этот эффект характерен и для d-изомера пропранолола, который лишен b -адреноблокирующей активности, что объясняется вероятным хинидиноподобным мембраностабилизирующим эффектом, а не специфической b -адренергической блокадой. Такой Т3-снижающий эффект не характерен для других b -адреноблокаторов, таких как атенолол и метапролол, а также лабеталола, который обладает как a — так и b -адреноблокирующей активностью. Симптоматический эффект b -адреноблокаторов при тиреотоксикозе наиболее вероятно независим от их влияния на уровень Т3. Назначение пропранолола в высоких дозах кроме того может приводить к селективному повышения сывороточного уровня Т4 (Cooper et al, 1982), что скорее всего связано со снижением клиренса Т4.
Ряд йодсодержащих соединений, включая амиодарон и контрастные оральные препараты для холецистографии, подавляют активность 5′-дейодиназы как 1-го, так и 2-го типа, что приводит к уменьшению образования Т3 в гипофизе и, таким образом, к небольшому повышению уровня ТТГ в сыворотке, которое, как правило, не выходит за пределы нормальных значений. В связи со способностью быстро снижать уровень Т3, такой оральный препарат для холецистографии, как иподат в ряде случаев может использоваться как дополнительное средство при лечении тиреотоксикоза.
У больных с тиреотоксикозом, при котором время полужизни Т3 составляет менее одного дня, соединения, которые ингибируют активность дейодиназы 1-го типа, могут быстро снижать сывороточный уровень Т3. Поскольку снижение уровня Т3 может быть связано с сопутствующей патологией или с приемом ряда препаратов, диагноз тиреотоксикоза не может быть отвергнут на основании обнаружения нормального уровня Т3, если при этом определяется подавленный уровень ТТГ и высокий Т4, в сочетании с соответствующими данными клинической картины.
[вверх] [к оглавлению]
4. ВЫСВОБОЖДЕНИЕ ТКАНЕВОГО ПУЛА ТИРЕОДНЫХ ГОРМОНОВ
Изотопные исследования продемонстрировали, что острое назначение холецистографического контраста в виде масляного раствора приводит к быстрому выходу Т4 из тканевых депо, вероятно преимущественно из печени, в результате чего происходит транзиторное повышение сывороточного уровня Т4 на 30% (Felicetta et al, 1980). Reinhardt et al (1999) недавно описали острое транзиторное повышение уровня тиреоидных гормонов на 60% в ответ на введение алкилирующих агентов циклофосфамида и ифосфамида и предположили, что это связано с высвобождением гормона из тканевых депо.
[вверх] [к оглавлению]
5. ИЗМЕНЕНИЕ КОНЦЕНТРАЦИИ ЦИРКУЛИРУЮЩИХ БЕЛКОВ, СВЯЗЫВАЮЩИХ ТИРЕОИДНЫЕ ГОРМОНЫ
Эндогенные и экзогенно вводимые эстрогены часто влияют на результаты исследования функции щитовидной железы, повышая уровень общего Т4 (* — свободная + связанная с белками фракция) за счет увеличения уровня тироксин-связывающего глобулина (ТСГ), при этом уровень свободного Т4 остается в пределах нормы. Это наиболее вероятно происходит не за счет простой стимуляции эстрогенами продукции ТСГ, а за счет усиления его гликозилирования, которое приводит к замедлению клиренса ТСГ и увеличению его плазменного уровня или же к увеличению его связывающей способности при нормальной аффинности (Ain & Refetoff, 1988). При беременности уровень общего Т4 увеличивается в среднем на 30%, доходя до 40% от нормальных значений во втором и третьем триместре. При трансдермальном назначении эстрогенов указанный эффект в такой степени не развивается, что связано с меньшим влиянием на печеночный синтез ТСГ (Chetkowski et al, 1986). Остается окончательно не выясненным, за счет чего происходит повышение уровня ТСГ (Таблица 1) — за счет усиления его синтеза или изменения его клиренса.
В ответ на повышение уровня связывающих белков в начале имеется тенденция к снижению уровня свободной фракции тиреоидных гормонов, что приводит к транзиторному усилению продукции ТТГ и восстановлению базального уровня свободного Т4 за счет увеличения общей фракции гормона. Однако уровень свободного Т4 оказывается ниже исходного. Уровень метаболизма Т4 остается неизменным, но при этом увеличивается его экстрацеллюлярный пул. Связывание Т3 изменяется аналогичным образом. Стандартные методы определения уровней свободного Т4 и свободного Т3 как правило позволяют избежать возможные проблемы, связанные с изменением уровня ТСГ.
В начале лечения андрогенами рака молочной железы, которое сопровождается 50%-ным снижением уровня ТСГ, у некоторых женщин, получавших по поводу сопутствующего гипотиреоза стандартные дозы Т4, было описано развитие тиреотоксикоза (Arafah, 1994). В этой связи, в начале лечения было рекомендовано 20 — 50%-ное снижение дозы Т4, однако необходимость модификации постоянной заместительной дозы препарата не обсуждалась.
[вверх] [к оглавлению]
6. КОНКУРЕНЦИЯ ЗА СВЯЗЫВАНИЕ ТИРЕОИДНЫХ ГОРМОНОВ С ТРАНСПОРТНЫМИ ПЛАЗМЕННЫМИ БЕЛКАМИ
В отличие от белков, связывающих кортикостероиды, витамин D и половые гормоны, которые характеризуются высокой специфичностью в отношении отдельных семейств лигандов, ТСГ обладает широким спектром перекрестной связывающей активности с различными гидрофобными лигандами, такими как неэтерифицированные жирные кислоты (НЭЖК) и целым рядом лекарственных препаратов (Таблица 1). Субстанции, которые конкурируют с Т4 и Т3 за связывание, сами по себе прочно связываются с альбумином. В связи с различиями терапевтических концентраций и связываньем с альбумином, истинная иерархия конкурентного связывания препаратов in vivo в неразбавленной сыворотке значительно отличается от таковой при ее изучении на изолированном ТСГ (Lim et al, 1988).
ЭФФЕКТЫ РАЗБАВЛЕНИЯ
Данные литературы о конкурентных эффектах лекарственных препаратов часто остаются не вполне ясными в связи с разбавлением сыворотки и отсутствием данных о концентрации альбумина в системе. Технически проще концентрацию свободного высокоаффинного лиганда, такого как Т4, оценить в разбавленной сыворотке, однако разбавленная сыворотка не может поддерживать концентрацию свободного гормона, его конкурента и свободных связывающих участков на белках, такую, которая имеется in vivo. Для объяснения этого феномена необходимо ввести понятия «предилюция» (*- предварительное разбавление) и «кодилюция» (*-совместное разбавление).
Рис 2. Схематическое изображение предилюции образцов сыворотки, которая приводит к кажущемуся усилению вытесняющих свойств вещества-конкурента Т4, которое добавляется в заранее разбавленную сыворотку, а также кодилюции, в результате которой, наоборот, связывающая сила конкурента окажется слабей, чем в неразбавленной сыворотке (Публикуется с разрешения: Stockigt et al, 1996)
О предилюции речь идет, когда концентрация альбумина снижается вследствие разбавления сыворотки перед добавлением вещества-конкурента (Рисунок 2). В связи с низкой концентрацией альбумина происходит диспропорциональное повышение уровня свободного конкурента. Следовательно, предилюция, перед добавлением в систему конкурента, увеличивает реальную конкурирующую способность вещества, что, в частности, было показано при исследовании конкурентных свойств НЭЖК (Mendel et al, 1986).
Другой артефакт, занижающий реальную связывающую силу конкурента, может возникать в результате кодилюции (Рисунок 2). Если цельная сыворотка будет последовательно разбавляться таким образом, что будет параллельно снижаться общая концентрация как гормона, так и его антагониста, изменение концентрации свободных (несвязанных с белками) фракций параллельно происходить не будет. Так, в исследованиях конкурентного связывания с белками Т4 и лекарственного препарата, концентрация свободного препарата значительно снизилась уже после разбавления сыворотки всего в 10 раз, тогда как диссоциация значительно большей по объему связанной фракции Т4, обеспечивала сохранение постоянного уровня свободного Т4 до разбавления сыворотки как минимум в 100 раз. Таким образом, в связи с тем, что связывающая сила конкурента (препарата) в результате кодилюции будет ослаблена, большее количество Т4 окажется в связанном виде и, в итоге, уровень свободного Т4 будет определяться меньше того, который существует реально в неразбавленной системе in vivo.
Рис 3. Влияние фуросемида на уровень свободного Т4, который определялся тремя коммерческими наборами с использованием различных разведений образцов сыворотки. Вытесняющее влияние конкурента (фуросемида), приводящее к повышению уровня свободного Т4, прогрессивно уменьшается по мере увеличения разведения. Наименее разбавленный образец в большей степени отражает взаимодействие конкурентов in vivo (Hawkins et al, 1999)
Важность такого рода артефактов была показана для определения уровня тиреоидных гормонов на фоне приема терапевтических концентраций фенитоина и карбамазепина. Эти препараты повышают уровень свободного Т4 на 40 – 50% (* — за счет его вытеснения из связи с белками) при использовании для его определения ультрафильтрации неразбавленной сыворотки (Surks & Defesi, 1996). Однако указанного повышения уровня свободного Т4 не определяется при использовании для его определения коммерческого одноступенчатого метода после разбавления сыворотки 1:5. На фоне длительной терапии этими препаратами уровень общего Т4 снизился на 25 – 50%, тогда как концентрация свободного Т4 сохранялась в пределах нормы при ее определении без предварительного разбавления сыворотки. Эту закономерность хорошо демонстрирует сравнение способности трех коммерческих методов определения уровня свободного Т4 выявлять эффект вытеснения Т4 фуросемидом (Рисунок 3); при меньшем разбавлении образца сыворотки эффект вытеснения Т4 определяется более отчетливо (Hawkins, 1998).
ФАРМАКОКИНЕТИКА КОНКУРЕНТА
На связывание in vivo Т4 и Т3 может оказать влияние и сама фармакокинетика конкурента. Введение конкурента, имеющего длительный период полувыведения может приводить к формированию нового стабильного равновесного состояние связывания с белками, со снижением общего уровня гормона при нормальной концентрации свободной, не связанной с белками, фракции. (* — Количество связанного гормона уменьшится за счет его вытеснения препаратом-конкурентом, уровень свободного Т4 придет в норму за счет регулирующего влияния ТТГ, в результате общий уровень гормона окажется сниженным). И наоборот, введение конкурента, имеющего короткий период полувыведения, например, фуросемида (Newnham et al, 1987) или салсалата (Wang et al 1998), приведет к постоянному изменению концентрации свободного гормона, которое будет зависеть от интервалов между введениями препаратов и дозой, что может создать сложности с точным определением функции щитовидной железы.
Все еще остается непонятным, может ли индуцированное введением лекарственных препаратов периодическое повышение уровней свободных Т4 и Т3 приводить у людей к усилению эффектов тиреоидных гормонов, например, у пациентов получающих большие дозы фуросемида по поводу тяжелой кардиомиопатии, у которых это может иметь неблагоприятные последствия. Следует заметить, что вытеснение Т3 и Т4 синтетическими флавоноидами сопровождается у крыс транзиторным тиреомиметическим эффектом (Leuprasitsakul et al, 1990).
СВЯЗЫВАНИЕ АЛЬБУМИНА
Повышение концентрации какой-либо субстанции, которая наряду с веществом-конкурентом связывается в аналогичных участках с альбумином, может приводить к увеличению уровня свободной фракции этого конкурента. Субстанцией, которая может оказывать «каскадный» эффект на связывание Т4 белками сыворотки, является 4-метил-5-пропил-2-фуранопропаноевая кислота (CMPF), естественное производной фурановой кислоты, которая аккумулирует при почечной недостаточности. То количество CMPF, которое накапливается в сыворотке при почечной недостаточности оказывает лишь минимальное влияние на связывание самого Т4, однако CMPF на 20 – 60% увеличивает Т4-вытесняющий эффект терапевтических концентраций фуросемида, дифлунизала (*долобид) и аспирина (Lim et al, 1993). Таким образом, концентрация свободного Т4 может изменяться в результате вытеснения из связи с альбумином его конкурентов, веществами, которые непосредственного не конкурируют за места связывания самого гормона.
ЛОЖНОЕ КОНКУРИРОВАНИЕ
Рис 4. Механизм, в соответствии с которым происходит мнимое повышение уровня свободного Т4 при терапии гепарином. Гепарин in vivo стимулирует высвобождение липопротеинлипазы из эндотелия сосудов. Под действием липазы in vitro происходит повышение концентрации неэтерифицированных (свободных) жирных кислот (НЭЖК) до уровня более 3 ммоль/л, которые вытесняют Т4 и Т3 из связи с ТСГ. Уровень НЭЖК повышается при экспозиции сыворотки при комнатной температуре и при 370, а также при высоком содержании в сыворотке триглицеридов. Т4-вытесняющий эффект НЭЖК особенно выражен при низком уровне альбумина (Публикуетcя с разрешения Oxford Textbook of Endocrinology, 2000).
Способность гепарина повышать уровень свободного Т4 in vitro, является примером ложного конкурирования. Повышение уровня свободного Т4 при лечении гепарином возникает в результате высвобождения in vivo липазы, что сопровождается in vitro образованием неэтерифицированных жирных кислот (НЭЖК) за время хранения образца (Mendel et al, 1987). Использование препаратов низкомолекулярного гепарина сопровождается аналогичным феноменом (Stevenson et al, 1998). В результате указанных процессов (Рисунок 4) сывороточный уровень НЭЖК на момент исследования может оказаться значительно выше, чем он был in vivo.
Назначение гепарина в дозе даже менее 10 единиц может вызвать этот артефакт после длительной инкубации образцов при температуре 370 С, особенно если у обследуемого имеется повышение сывороточного уровня триглицеридов (Jaume et al, 1996).
Этот артефакт, который может иметь особое значение при инкубации образцов при 370 С для равновесного диализа (часто рассматривается как «золотой стандарт» для определения уровня свободного Т4), мог явиться причиной обнаружения повышенного уровня свободного Т4 у больных в критических состояниях (Sapin et al, 2000). Если пациент получает гепаринотерапию, то исследование уровня общего Т4 и Т3 представляется более информативным, чем определение уровней свободных гормонов, за исключением случаев когда предпринимаются достаточно трудоемкие мероприятия для предупреждения образования НЭЖК in vitro.
[вверх] [к оглавлению]
7. НАРУШЕНИЕ АБСОРБЦИИ ТИРОКСИНА
Ряд агентов (таблица 1) нарушает абсорбцию принимаемого Т4, вероятно путем связывания Т4 в просвете кишечника, в результате чего происходит снижение уровня Т4 в плазме и повышение ТТГ у пациентов, получающих заместительную терапию гипотиреоза (Sherman et al, 1994). При интактной гипофизарно-тиреоидной системе эти агенты не оказывают существенного действия. Указанного взаимодействия можно избежать путем увеличения интервала между приемом Т4 и потенциальных ингибиторов его абсорбции. Нарушения биодоступности наиболее важно избегать в той ситуации, когда целью терапии является подавление продукции ТТГ, например, после комбинированного лечения рака щитовидной железы.
[вверх] [к оглавлению]
8. УСИЛЕНИЕ МЕТАБОЛИЗАЦИИ ТИРЕОИДНЫХ ГОРМОНОВ
При нормальном функционировании системы гипофиз-щитовидная железа, воздействие препаратов, которые увеличивают печеночный клиренс тиреоидных гормонов, как правило, имеет небольшое значение. С другой стороны, если пациент получает фиксированные дозы Т4 в качестве заместительной терапии, эффект усиления метаболизации гормона может оказаться весьма значимым. Печеночный метаболизм Т4 и Т3 вероятно может усиливаться многими агентами, стимулирующими систему цитохрома Р450, опосредованно через низкоспецифичные орфанные рецепторы (*рецепторы-сироты, для которых не обнаружены специфические стимуляторы), относящиеся к надсемейству стероидных и тиреоидных рецепторов гормонов (Blumberg et al, 1998). Помимо уже известных препаратов, которые оказывают этот эффект, таких как рифампицин, фенитоин, карбамазепин и барбитураты (Curran & DeGroot, 1991), указанными свойствами могут обладать и многие другие, например, антибиотики, психотропные препараты и другие ксенобиотики, не использующиеся как лекарства. Интерес представляет сообщение о том, что сертралин, по невыясненному до настоящего времени механизму, может снижать эффективность орального приема Т4 при гипотиреозе (McCowen et al, 1997). Остается не установленным, может ли необъяснимое 2-4 кратное увеличение потребности в Т4 у пациентов, которым была предпринята тиреоидэктомия, находящихся в критическом состоянии и получающих большое количество препаратов, быть связано с усилением метаболизации Т4.
[вверх] [к оглавлению]
9. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ
Результаты лабораторных исследований, изучающих функцию щитовидной железы в наибольшей степени могут быть извращены при назначении сразу нескольких препаратов. Например, при одновременном назначении фуросемида и допамина может быть обнаружена выраженная гипотироксинемия (Stockigt et al, 1984). Фуросемид, вводимый в большой дозе, вытесняет Т4 из связи с ТСГ, ускоряя тем самым его клиренс, тогда как назначение допамина приводит к подавлению нормального секреторного ответа ТТГ на гипотироксинемию. После отмены допамина уровень ТТГ может транзиторно повысится до супранормальных значений, что может быть ошибочно трактовано как первичный гипотиреоз. В дельнейшем наблюдается спонтанная нормализация уровней Т4 и ТТГ. Комбинация рифампицина, который усиливает клиренс Т4, с глюкокортикоидами, которые подавляют секрецию ТТГ, может сопровождаться аналогичными сдвигами.
[вверх] [к оглавлению]
10. ПРЕПАРАТЫ, МОДИФИЦИРУЮЩИЕ ИММУННЫЙ ОТВЕТ
Введение таких цитокинов, как a -интерферон, гамма-интерферон, интерлейкин-1, интерлейкин-2, фактор некроза опухолей и гранулоцитарный колониестимулирующий фактор, может сопровождаться развитием гипотиреоза или тиреотоксикоза. Указанные изменения чаще носят транзиторный характер и исчезают спустя несколько месяцев после прекращения лечения (Baudin et al, 1993).
Нарушение функции щитовидной железы может сочетаться с повышением титра аутоантител к щитовидной железе, что предполагает аутоиммунный характер имеющихся изменений, однако in vitro указанные агенты, кроме того, могут стимулировать рост тироцитов, стимулировать продукцию тиреоглобулина и высвобождение гормонов. Помимо указанных долгосрочных эффектов, назначение здоровым волонтерам однократных инъекций a -интерферона приводило к быстрому снижению уровня Т3 и ТТГ в сыворотке и повышению уровня реверсивного Т3, то есть к изменениям, которые наблюдаются при так называемом «синдроме эутиреоидной патологии» или «синдроме низкого Т3» (Corssmit et al. 1995).
На фоне лечения хронического гепатита С a -интерфероном описано развитие как гипотиреоза, так и тиреотоксикоз, при этом гипотиреоз встречается примерно в 6% случаев, тогда как повышенные титры антител к пероксидазе тиреоцитов определяются в каждом пятом случае (Koh et al, 1997). Факторами риска развития гипотиреоза являются женский пол, назначение высоких доз препарата, продолжительное лечение, наличие антител к щитовидной железе до начала лечения и сочетанное назначение интерлейкина-2. Более, чем в половине всех описанных случаев гипотиреоза, последний спонтанно разрешался после прекращения лечения. Тиреотоксикоз встречался реже гипотиреоза.
В недавнем сообщении о результатах лечения рассеянного склероза с помощью моноклональных антител, была отмечена значительная частота развития в последующем хронических аутоиммунных тиреопатий (Coles et al, 1999). Через 6 – 30 месяцев после пятидневного курса терапии человеческими анти-CD52 моноклональными антителами, у одной трети пациентов, у которых до лечения определялся эутиреоз, были выявлены антитела к рецептору ТТГ и тиреотоксикоз, который потребовал назначения карбимазола. В большинстве указанных случаев потребовалось проведение радикального лечении, поскольку тиреотоксикоз после отмены карбимазола рецидивировал.
Транзиторный первичный гипотиреоз, вероятно аутоиммунного генеза, длительностью от 6 месяцев до 2 лет, был описан как состояние, сопутствующее реакциям гиперчувствительности на фенитоин, карбамазепин и сульфонамиды. Результаты исследований in vitro позволили предположить иммунное взаимодействие препаратов с пероксидазой тиреоцитов (Gupta et al, 1992).
[вверх] [к оглавлению]
11. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕПАРАТОВ
АМИОДАРОН
Рис 5. Структура нарушений функции щитовидной железы у 128 пациентов, получавших амиодарон более 6 месяцев. Явный тиреотоксикоз имели 7% пациентов, тогда как у 40% отмечалось повышение индекса св. Т4. ЭГТ — эутиреоидная гипертироксинемия (Newnham et al, Austr NZJ Med 1988; 18: 37 — 44, с изменениями)
Амиодарон из всех обсуждаемый препаратов оказывает на щитовидную железу наиболее комплексное воздействие (Таблица 2) (Wiersinga, 1996, Harjai &Licata, 1997). Доброкачественную форму эутиреоидной гипертироксинемии, с высоким уровнем общего и свободного Т4, нормальным или субнормальным Т3 и повышенным рТ3 имеют до 1/3 пациентов, получающих амиодарон (Рисунок 5). Это нарушение не требует коррекции, а диагноз амиодарон-индуцированного тиреотоксикоза не должен базироваться на одном только обнаружении высокого уровня Т4.
В регионах с достаточным йодным обеспечением наиболее частой амиодарон-индуцированной тиреопатией является гипотиреоз, который наиболее часто возникает при исходном наличии у пациентов аутоиммунных тиреопатий. Стандартная заместительная терапия с использованием Т4 эффективна, но может понадобиться ее некоторая модификация, в связи с имеющимся заболеванием сердца или из-за способности амиодарона снижать клиренс Т4 и повышать сывороточный уровень ТТГ.
Наиболее серьезными, имеющими большое клиническое значение заболеваниями, возникающими на фоне терапии амиодароном, являются две непрогнозируемые формы тиреотоксикоза: одна, возникающая в результате поступления избытка йода, и другая, описываемая как специфическая форма хронического тиреоидита (Harjai & Licata, 1997), при котором были идентифицированы нетипичные внутриклеточные включения (Smyrk et al, 1987). Эти состояния могут развиться внезапно, без каких либо предшествовавших нарушений функции щитовидной железы, которые позволили бы их заподозрить, и явиться опасными для жизни. Потеря массы тела, декомпенсация заболевания сердца и тяжелая миопатия часто являются ведущими симптомами.
Дифференциальная диагностика между указанными двумя формами тиреотоксикоза возможна с помощью цветного доплеровского исследования (Bogazzi et al, 1997). При усиленном кровотоке (тип 1), тиреотоксикоз вероятно является йодиндуцированным и в качестве терапии первой ступени могут использоваться стандартные тиреостатики, возможно в сочетании с перхлоратом калия. При 2-ом типе, который связан с развитием тиреоидита, определяется значительно сниженный кровоток и эффективным оказывается назначение высоких доз глюкокортикоидов. Следует заметить, что высокая информативность указанного варианта дифференциальной диагностики до настоящего времени окончательно не доказана.
Рис 1. Сравнение уровня ТТГ и свободных Т4 и Т3, у пациентов с эутиреозом, получающих амиодарон, и пациентов получающих терапию Т4. Уровень ТТГ, находясь в пределах нормальных значений, оказывается достоверно выше в группе, получавшей амиодарон. Нормальные уровни гормонов: св. Т4: 50 — 140; св. Т3: 1,1 — 2,7; ТТГ: 0,3 — 5,0 мЕд/л (Stockigt J.R., The Endocrinologist, 1993; 3: 67 — 73 с изменениями)
При амиодарон-индуцированном тиреотоксикозе корреляция между уровнями циркулирующих тиреоидных гормонов и клинической тяжестью тиреотоксикоза имеется не всегда, что возможно связано со взаимодействием амиодарона или его активного метаболита дезетиламиодарона с рецепторами Т3 (Wiersinga, 1996). При сравнении уровня ТТГ и тиреоидных гормонов у пациентов, получающих Т4 и пациентов, получающих амиодарон, было показано, что в последней группе уровень ТТГ, как правило, имеет тенденцию быть более высоким, при неотличающихся в обеих группах уровнях свободных Т4 и Т3 (Рисунок 1).
ЛИТИЙ
Препараты лития, широко использующиеся для лечения маниакально-депрессивных состояний, имеют множественные эффекты на систему гипофиз — щитовидная железа, наиболее важными из которых является подавление гидролиза тиреоглобулина и высвобождения тиреоидных гормонов (Lazarus, 1996). Эффекты подавления захвата йода и синтеза тиреоидных гормонов вероятно имеют меньшее значение. Помимо нарушения высвобождения тиреоидных гормонов, литий провоцирует манифестацию аутоиммунных тиреопатий типа Хашимото, часто вызывая развитие равномерного увеличения щитовидной железы, в ряде случаев, в сочетании с гипотиреозом. У женщин, имеющих повышенные титры антител к тиреоидной пероксидазе, гипотиреоз и зоб развиваются наиболее часто. В недавнем ретроспективном исследовании, в которое были включены более 690 пациентов из Шотландии, получающих литий, выяснилось, что 14% женщин и 4,5% мужчин имели той или иной степени выраженности гипотиреоз (Johnston & Eagles, 1999). Имеются сообщения о литий-индуцированном тиреотоксикозе, вероятно аутоиммунного генеза (Lazarus, 1996).
Исследование уровней ТТГ, Т4 и Т3, как правило, дает истинное представление о функции щитовидной железы на фоне лечения литием, однако сопутствующая терапия карбамазепином может привести к ложному занижению уровня свободного Т4 в исследовании с разбавлением сыворотки (см. выше). Функцию щитовидной железы, определяя уровни ТТГ, свободного Т4 и антимикросомальных антител, рекомендуется исследовать перед назначением терапии литием, а также каждые 6 – 12 месяцев на фоне лечения и в случае формирования зоба. Назначение заместительной терапии тироксином рекомендуется при повышении уровня ТТГ выше нормы или при прогрессирующем увеличении объема щитовидной железы, даже при нормальном уровне ТТГ. Дозы Т4, подавляющие уровень ТТГ до субнормального или неопределяемого уровня оказываются более эффективными в плане регрессии зоба, однако это положение пока остается недоказанным.
ФЕНИТОИН
Phenytoin
При назначении антиэпилептического препарата фенитоина часто обнаруживается снижение уровней общего и свободного Т4, при отсутствии повышения уровня ТТГ (Surks & Defesi, 1996). Указанные изменения, которые бывает не просто дифференцировать от проявления вторичного гипотиреоза при гипофизарной недостаточности, вероятно, связаны с действием фенитоина, как частичного агониста тиреоидных гормонов (Smith&Surks, 1984).
Помимо этого эффекта фенитоин вытесняет Т4 из связи с ТСГ, однако, как указывалось выше, повышение уровня свободного Т4 плохо выявляется методами, в которых используется разбавленная сыворотка (Surks & Defesi, 1996). При использовании стандартных методик все указанные эффекты могут привести к выявлению изменения уровня ТТГ и свободного Т4, которое неотличимо от такового при вторичном гипотиреозе. Тем не менее общепринят тот факт, что у пациентов, длительно получающие фенитоин, нарушения функции щитовидной железы, как правило, не происходит. Остается непонятным, каким образом оценивать компенсацию гипотиреоза у пациентов помимо Т4 принимающих фенитоин и карбамазепин.
Фенитоин увеличивает клиренс Т4 за счет индукции ферментов цитохрома Р450, в связи с чем может возникнуть необходимость в увеличении заместительной дозы Т4 при гипотиреозе. Назначение фенитоина пациентам, с компенсировнным до этого первичным гипотиреозом, может привести к его декомпенсации, а также к проявлению скрытой до этого гипофункции щитовидной железы (Blackshear et al, 1983).
[вверх] [к оглавлению]
12. РЕЗЮМЕ
Лекарственные препараты могут спровоцировать развитие истинной патологии щитовидной железы, изменить эффективность лечения при гипотиреозе и тиреотоксикозе и обусловить получение неадекватных результатов при исследовании функции щитовидной железы. Детальное знание эффектов различных препаратов на функцию щитовидной железы, может способствовать расширению лечебных подходов. Так, при тяжелом тиреотоксикозе, в качестве препаратов второго ряда могут использоваться литий, холестирамин, холецистографические контрастные препараты, йодиды или глюкокортикоиды.
Наиболее важные эффекты лекарственных препаратов на функцию щитовидной железы могут быть суммированы следующим образом:

при назначении препаратов, повышающих уровень ТСГ, уровень общего Т4 часто оказывается повышенным, тогда как уровень свободного Т4 остается в норме;
при терапии дофаминомиметиками и глюкокортикоидами уровень ТТГ может оказаться сниженным по отношению к уровню свободного Т4;
при наличии в образце сыворотки препаратов, вытесняющих Т4 и Т3 из связи с ТСГ, уровень свободного Т4, определенный с помощью стандартных исследований с предварительным разбавлением сыворотки, может оказаться ниже реально существующего in vivo;
при использовании препаратов, конкурирующих за связывание с ТСГ с коротким периодом полувыведения, на уровне свободного Т4 может отразиться интервал времени между введением препарата и забором крови для исследования;
у пациентов, получающих гепарин, может быть выявлен неадекватно высокий уровень свободного Т4, в результате образования во время хранения или инкубации образцов сыворотки неэтерифицированных жирных кислот (НЭЖК), которые вытесняют Т4 из связи с ТСГ; появление этого артефакта зависит от методики исследования;
вызванное лекарственными препаратами нарушение абсорбции Т4 и усилении его клиренса и метаболизации увеличивает необходимую терапевтическую дозу Т4 и может декомпенсировать гипотиреоз;
при длительном лечении фенитоином уровень свободного Т4 и ТТГ могут оказаться аналогичными таковым при вторичном гипотиреозе;
амиодарон может обусловить развитие различных нарушений функции щитовидной железы, среди которых наиболее серьезным является тиреотоксикоз при специфической форме хронического тиреоидита с атипичной клинической картиной и часто плохим ответом на терапию.

Развитие феномена «синдрома эутиреоидной патологии» часто связано с эффектами лекарственных препаратов. Исследования функции щитовидной железы у пациентов в критическом состоянии не являются убедительными при отсутствии подробной информации о назначении таких препаратов, как дофаминомиметики, глюкокортикоиды, контрастные средства, b -адреноблокаторы, фуросемид и гепарин, которые в этой ситуации часто назначаются.
[вверх] [к оглавлению]
ЛИТЕРАТУРА

Ain KB, Refetoff S. Relationship of oligosaccharide modification to the cause of serum thyroxine binding globulin excess. J Clin Endocrinol Metab 1988;66:1037-1043.

Arafah BM. Decreased levothyroxine requirement in women with hypothyroidism during androgen therapy for breast cancer. Ann Intern Med 1994; 121:247-251.

Baudin E, Marcellin P, Pouteau M et al. Reversibility of thyroid dysfunction induced by recombinant alpha interferon in chronic hepatitis C. Clin Endocrinol 1993;39:657-661.

Bishnoi A, Carlson He, Gruber Bl et al. Effects of commonly prescribed nonsteroidal anti-inflammotory agents on thyroid hormone measurements. Am J Med 1994; 96: 235-238.

Blackshear JI, Schultz AL, Napier JS, Stuart DD. Thyroxine replacement requirements in hypothyroid patients receiving phenytoin. Ann Intern Med 1983; 99:341-342.

Blumberg B, Sabbagh W, Juguilon H et al. SRX, a novel steroid and xenobiotic sensing nuclear receptor. Genes and Development 1998;12:3195-3205.

Bogazzi F, Bartalena L, Brogioni S et al. Color flow Doppler sonography rapidly differentiates Type I and Type II amiodarone-induced thyrotoxicosis. Thyroid 1997;7:541-545.

Brabant A, Brabant G, Schuermeyer T et al. The role of glucocorticoids in the regulation of thyrotropin. Acta Endocrinol 1989; 121;95-100.

Chetkowski RJ, Meldrum DR, Steingold KA et al. Biologic effects of transdermal estradiol. N Eng J Med 1986;314:1615-1620.

Coles AJ, Wing M, Smith S et al. Pulsed monoclonal antibody treatment and autoimmune thyroid disease in multiple sclerosis. Lancet 1999; 354:1691-95.

Cooper DS. Antithyroid drugs. N Engl J Med 1984; 311: 1353-1362.

Cooper et al. Hyperthyroxinemia in patients treated with high-dose propranolol. Am J Med 1982; 73; 867-871.

Corssmit EPM, Heyligenberg R, Endert E et al. Acute effects of interferon-a administration on thyroid hormone metabolism in healthy men. J Clin Endocrinol Metab 1995; 80:3140-3144.

Curran PG, DeGroot LJ. The effect of hepatic enzyme-inducing drugs on thyroid hormones and the thyroid gland. Endocr Rev 1991; 12:135-150.

DiVito M, Biegel L, Brouwer A et al. Screening methods for thyroid hormone disruptors. Environ Health Persp 1999; 107:407-415.

Felicetta JV, Green WL, Nelp WB. Inhibition of hepatic binding of thyroxine by cholecystographic agents. J Clin Invest 1980; 65: 1032-1040.

Gupta A, Eggo MC, Uetrecht JP et al. Drug-induced hypothyroidism: the thyroid as a target organ in hypersensitivity reactions to anticonvulsants and sulphonamides. Clin Pharm Ther 1992; 51:56-67.

Harjai KJ, Licata AA. Effects of amiodarone on thyroid function. Ann Intern Med 1997;126:63-73.

Hawkins RC. Furosemide interference in newer free thyroxine assays. Clin Chem 1998; 44:2550-2551.

Jaume JC, Mendel CM, Frost PH et al. Extremely low doses of heparin release lipase activity into the plasma and can thereby cause artefactual elevations in the serum free thyroxine concentrations as measured by equilibrium dialysis. Thyroid 1996; 6: 79-83.

Koh LKH, Greenspan FS, Yeo PPB. Interferon-a induced thyroid dysfunction: three clinical presentations and a review of the literature. Thyroid 1997;6:891-896.

Lazarus JH Effects of lithium on the thyroid gland. In: Weetman AP, Grossman A eds. Pharmacotherapeutics of the thyroid gland. Berlin, Springer, 1996; pp 207-223.

Lee E, Chen P, Rao H et al. Effect of acute high dose dobutamine on serum thyrotrophin. Clin Endocrinol 1999;50:487-492.

Leuprasitsakul W, Alex S, Fang SL et al. Flavonoid administration immediately displaces T4 from serum transthyretin, increases serum free T4 and decreases serum thyrotropin in the rat. Endocrinology 1990; 126: 2890-2895.

Lim C-F, Bai Y, Topliss DJ et al. Drug and fatty acid effects on serum thyroid hormone binding. J Clin Endocrinol Metab 1988; 67: 682-688.

Lim C-F, Stockigt JR, Curtis AJ et al. Influence of a naturally-occurring furanoid acid on the potency of drug competitors for specific thyroxine binding in serum. Metabolism 1993; 42:1468-1474.

McCowen KC, Garber JR, Spark R. Elevated serum thyrotropin in thyroxine-treated patients with hypothyroidism given sertraline. N Engl J Med 1997; 337;1010-1011.

Mendel CM, Frost PH, Cavalieri RR. Effect of free fatty acids on the concentration of free thyroxine in human serum; the role of albumin. J Clin Endocrinol Metab 1986; 63: 1394-1399.

Mendel CM, Frost PH, Kunitake ST, Cavalieri RR. Mechanism of the heparin-induced increase in the concentration of free thyroxine in plasma. J Clin Endocrinol Metab 1987;65:1259-1264.

Morley JE, Shafer RB, Elson MK et al. Amphetamine-induced hyperthyroxinemia. Ann Intern Med 1980; 93:707-709.

Newnham HH, Hamblin PS, Long F et al. Effect of oral frusemide on diagnostic indices of thyroid function. Clin Endocrinol 1987; 26:423-431.

Reinhardt W, Sauter V, Jockenhцvel F et al. Unique alterations of thyroid function parameters after iv administration of alkylating drugs cyclophosphamide and ifosfamide. Exp Clin Endocrinol Diab 1999; 107;177-182.

Roti E, Braverman LE. Iodine-induced thyroid disease. In: Contemporary Endocrinology, Diseases of the Thyroid, ed Braverman LE, Humana Press, Totowa, New Jersey, 1997, pp 369-383.

Sapin R, Schlienger J-L, Gasser F et al. Intermethod discordant free thyroxine measurements in bone marrow-transplanted patients. Clin Chem 2000; 46; 418-422.

Sherman SI, Tielens ET, Ladenson PW. Sucralfate causes malabsorption of l-thyroxine. Am J Med 1994; 96: 531-535.

Smith PJ, Surks MI. Multiple effects of diphenylhydantoin on the thyroid hormone system. Endocr Rev 1984; 5:514-524.

Smyrk TC, Goellner JR, Brennan MD, Carney JA. Pathology of the thyroid in amiodarone-associated thyrotoxicosis. Am J Surg Path 1987; 11:197-204.

Stevenson HP, Archbold GPR, Johnston P et al. Misleading serum free thyroxine results during low molecular weight heparin treatment. Clin Chem 1998;44:1002-1007.

Stockigt JR, Lim C-F, Barlow JW et al. High concentrations of furosemide inhibit plasma binding of thyroxine. J Clin Endocrinol Metab 1984; 59: 62-66.

Stockigt JR, Lim C-F, Barlow JW, Topliss DJ. Thyroid hormone transport In: Weetman AP, Grossman A eds. Pharmacotherapeutics of the thyroid gland. Berlin:Springer 1996:119-150.

Surks MI, Defesi CR. Normal free thyroxine concentrations in patients treated with phenytoin or carbamazepine: a paradox resolved. JAMA 1996; 275:1495-1498.

Surks MI, Sievert R. Drugs and thyroid function. N Engl J Med 1995;333:1688-1694.

Van den Berghe G, de Zegher F, Lauwers P. Dopamine and the sick euthyroid syndrome in critical illness. Clin Endocrinol 1994;41:731-737.

Wang R, Nelson JC, Wilcox RB. Salsalate administration — a potential pharmacological model of the sick euthyroid syndrome. J Clin Endocrinol Metab 1998;83:3095-3099.

Wenzel KW. Pharmacological interference with in vitro tests of thyroid function. Metabolism 1981; 30:717-732.

Wiersinga WM. Amiodarone and the thyroid. In: Weetman AP, Grossman A eds. Pharmacotherapeutics of the thyroid gland. Berlin:Springer 1996:225-287.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос