Применение Протефлазида у беременных

Одной из современных тенденций клинической медицины
является широкое распространение вирусных заболеваний, существенное увеличение
доли оппортунистических инфекций, развитие которых возможно лишь в условиях
иммунодефицита [1, 7, 9]. Среди них важное место принадлежит герпетической
инфекции (ГИ) и цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ),
Эффективность Протефлазида в профилактике вирусных
инфекций у беременных

Одной из современных тенденций клинической медицины
является широкое распространение вирусных заболеваний, существенное увеличение
доли оппортунистических инфекций, развитие которых возможно лишь в условиях
иммунодефицита [1, 7, 9]. Среди них важное место принадлежит герпетической
инфекции (ГИ) и цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ), заболеваемость которыми за
последние годы существенно возрасла [3, 5, 9,10]. В настоящее время отмечается
тенденция к увеличению инфицирования и беременных этими инфекциями [2, 4].
Несмотря на определенные успехи в области патогенеза и лечения ГИ и ЦМВИ, до
настоящего времени остаются спорными вопросы точной диагностики, акушерской
тактики, профилактики заболевания и лечения беременных и женщин, страдающих
данными инфекциями. Поэтому значительные перинатальные потери и материальные
затраты на лечение побуждают многих исследователей искать экономически
приемлемые и эффективные методы лечения вирусной инфекции. Наше внимание
привлек новый отечественный препарат протефлазид, обладающий противовирусным
эффектом [6].

Целью настоящего исследования явилось изучение
эффективности отечественного противовирусного препарата протефлазида в лечении
вирусной инфекции у женщин фертильного возраста с перинатальными потерями в
анамнезе.

Материал и методы исследования

Под нашим наблюдением находилось 34 женщины с
диагностированной вирусной инфекцией, в том числе в 20 случаях ГИ и в 14 —
ЦМВИ. Возраст больных составил от 18 до 37 лет. Все обследованные пациентки в
прошлом (в среднем 1,2±0,4 года назад) имели перинатальные потери при наличии
хронического воспаления гениталий, что и послужило основанием для проведения
детального клинико-лабораторного (в том числе обязательного серологического) их
обследования на наличие специфической вирусной инфекции.

Клиническими проявлениями ГИ у наблюдаемых пациенток с
перинатальными потерями в анамнезе на момент обследования являлись, как
правило, рецидивы герпеса половых органов с наличием зуда, болевых ощущений,
жжения появления везикул на гиперемированной и отечной слизистой вульвы,
влагалища или шейки матки. В ряде случаев отмечались язвы, покрытые гнойным
налетом вследствие присоединения вторичной бактериальной инфекции. Наряду с
этим у всех больных с манифестацией ГИ отмечались жалобы на недомогание,
головную боль, раздражительность, нарушение сна; в половине случаев имел место
также субфебрилитет и увеличение регионарных лимфатических узлов. В тоже время
у 8-ми пациенток с ГИ диагноз был установлен лишь по результатам
серологического исследования. Диагноз ЦМВИ устанавливался, как правило, на
основании серологического исследования, которое проводилось ввиду перинатальной
потери у данной женщины (невынашивание, неразвивающаяся беременность,
мертворождение, пороки развития у плода).

Всем обследованным пациенткам проводили общепринятый
комплекс клинико-лабораторного обследования, который включал клинический анализ
крови, анализ мочи, анализ крови на белок и белковые фракции, функциональные
пробы печени. Наряду с этим наблюдавшиеся женщины подвергались обследованию на
наличие специфических антител класса IgG и IgM к вирусу простого герпеса (ВПГ)
и цитомегаловирусу (ЦМВ) методом иммуноферментного анализа (ИФА). Исследования
проводили на аппаратах EIA « Cobas », Multiscan MCC /340, фотометре EIA « Roche
». Для определения активности вирусной инфекции использовали реактивы ЦМВ IgM (
Human ) с результатами «реакция положительная» или «реакция отрицательная»; ВПГ
IgM ( Human ) реакцию считали положительной при наличии К>0,9; ВПГ IgG
диагностически значимым при К>4,1; ЦМВ — соответственно при К>5,8.
Исследовали также уровень лизоцима и sIg А цервикальной слизи общепринятым
методом . Рівень ЦІК визначали засобом преципітації у 2,0%, 3,5% та 6% розчинах
поліетиленгліколя з молекулярною масою 6000 дальтон з виділенням фракцій
велико- (>19S), середньо- (11S-19S) та дрібномолекулярних (<11S)
комплексів [ 8 ] .

Обследованные женщины, у которых была выявлена ГИ и ЦМВИ,
были разделены на две рандомизированные по возрасту и клиническим проявлениям
вирусной инфекции группы: основную — 19 женщин (12 с ГИ и 7 с ЦМВИ) и группу
сопоставления — 15 пациенток (в том числе 8 с герпетической и 7 с
цитомегаловирусной инфекцией). После установления диагноза ГИ и ЦМВИ больным
обеих групп назначали комплекс препаратов, который включал антибактериальные
средства, десенсибилизирующие, обезболивающие препараты, а также нестероидные
противовоспалительные средства с иммунокорригирующим эффектом — амизон и
мефенамовая кислота. Наряду с этим пациентки основной группы в качестве
противовирусного препарата получали протефлазид по общепринятой схеме: первую
неделю лечения — по 5 капель препарата трижды в сутки, затем по 10 капель
протефлазида трижды в сутки в течении двух недель, и в дальнейшем на 4-й недели
по 8 капель трижды в сутки.

Критерием оценки лечения у небеременных женщин служило
улучшение клинических и иммунологических показателей, а также отсутствие
антител к специфическим IgМ на фоне снижения титра IgG. В дальнейшем при
наступлении желанной беременности женщины подвергались обязательному повторному
обследованию на наличие специфических антител класса IgG и IgM к ВПГ и ЦМВ,
ультразвуковому исследованию состояния плода и плаценты в 16-17, 24-28 недель и
накануне срока родов с осуществлением в третьем триместре беременности
кардиотокографии плода, а также изучению вышеуказанных показателей местного и
системного иммунитета.

Полученные результаты и их обсуждение

После завершения лечения вирусной инфекции как у
пациенток основной группы, так и группы сопоставления наряду с улучшением
клинических показателей отмечалась положительная динамика и со стороны
иммунологических показателей, более выраженная у больных, которые применяли
дополнительно протефлазид. При этом если в группе сопоставления уровень
лизоцима шеечной слизи достоверно возрастал в среднем лишь на 20-25-й день
лечения, составляя 22,3±0,8 мкг/мл ( P <0,05), то в основной группе такая
тенденция отмечалась у 12 з 19 больных уже в конце первой — на второй недели
лечения и еще у 4-х пациенток — в конце второй недели лечения. Лишь у 3-х
женщин данный показатель достигал границ нормы в конце третьей недели лечения.
Аналогичная тенденция отмечалась и относительно динамики уровня sIg А
цервикального содержимого. При этом в основной группе уже на 10-й день лечения
у 13-ти пациенток из 19-ти данный показатель составлял в среднем 0,156±0,02
мг/мл ( P <0,01 относительно исходного показателя), тогда как в группе
сопоставления уровень sIg А цервикальной слизи границ нормы по завершению
лечения достигал лишь у 3-х из 15 пациенток.

Установлено, что у обследованных женщин, страдающих ГИ и
ЦМВИ, которые имели перинатальные потери в анамнезе, до начала лечения
отмечались определенные сдвиги со стороны изученных иммунологических
показателей. Так, у большинства из них отмечался дисбаланс разномолекулярных
фракций иммунных комплексов сыворотки крови на фоне четкой тенденции к
повышению уровня общих ЦИК (в среднем до 2,76±0,04 г/л при норме 1,88±0,22 г/л;
P <0,01). Это проявлялось, как правило, повышением уровня наиболее
патогенных их фракций — средне-  (11S-19S) и мелкомолекулярных ( < 11S)
, сумма которых превышала в среднем на 22,5±1,1% показатель нормы ( P
<0,05). Наряду с этим у обследованных пациенток выявлялось снижение уровня
лизоцима цервикальной слизи (в среднем до 19,6±1,2 мкг/мл при норме 25,5±0,2
мкг/мл; P <0,01 ) и четкая тенденция к возрастанию концентрации sIg А в
шеечном содержимом (в среднем до 0,212±0,002 мг/мл при норме 0,123±0,002 мг/мл;
P <0,01). Индивидуальный анализ показал, что наибольшее увеличение уровня
патогенных ЦИК отмечалось во время манифестации ГИ, что коррелировало с
высокими титрами иммунологических маркеров к ЦМВ и ВПГ. Таким образом, у
больных гинекологического профиля с наличием ГИ и ЦМВИ определяется повышение
уровня иммунокомплексных реакций и снижение факторов местной иммунной защиты,
что, по всей видимости, имеет определенное значение в патогенезе перинатальных
потерь у них и должно обязательно подлежать коррекции.

В динамике лечения больных основной группы отмечалось
также более существенное снижение уровня ЦИК сыворотки крови (в среднем до
1,97±0,4 г/л; P <0,01), при этом имела место нормализация их
разномолекулярных фракций уже на второй-третьей недели от начала курса терапии.
В тоже время у 8-ми из 15-ти пациенток группы сопоставления данные показатели
достоверно отличались от нормы даже через месяц от начала лечения. При этом
уровень общих ЦИК составлял в среднем до 2,12±0,03 г/л ( P <0,01), а сумма наиболее
патогенных средне-  (11S-19S) и мелкомолекулярных ( < 11S) их фракций —
66,8±0,9% (при норме 56,4±1,4%; P <0,05 ). Таким образом, включение
протефлазида в комплекс лечения ГИ и ЦМВИ у женщин с перинатальными потерями в
анамнезе способствует уже на второй недели лечения более существенным
положительным сдвигам со стороны иммунитета.

Наряду с этим у 7 больных основной группы с наличием ГИ и
4-х с серологически подтвержденной ЦМВИ имело место четко выраженное снижение
титра Ig G практически до уровня здорового носительства (при ГИ в среднем с
6,9±1,01 до 5,5±0,7; P<0,05; при ЦМВИ — в среднем с 7,7±0,9 до 6,4±1,1;
P<0,05) и у 5-ти пациенток с наличием ГИ уменьшение IgM с 1,2±0,3 до 1,1±0,1
( P<0,05) .

В случаях местного применения протефлазида период стихания
клинических проявлений ГИ на слизистых оболочках в среднем на 2,8±0,3 дня был
короче, чем в группе сопоставления. При этом в основной группе в среднем на
3,2±0,2 дней быстрее исчезали неприятные ощущения тяжести и жжения в области
высыпаний. У 8-х больных основной группы из 19-ти (42,1%) уже ко 2-3-му дню
лечения исчезали дизурические явления, тогда как в группе сопоставления данное
улучшение отмечалось в среднем на 5-е сутки от начала приема препарата и имело
место только у 4-х из 15 пациентов (26,7%). В основной группе больных
преимущественно у всех больных уже на 3-4-й день лечения имело место повышение
аппетита и существенное улучшение настроения. Генерализации ГИ на фоне приема
протефлазида и в дальнейшем нами не наблюдалось, тогда как в группе сопоставления
данное осложнение выявлено у 3-х женщин. Все обследованные женщины основной
группы хорошо перенесли протефлазид; побочных эффектов нами не было отмечено.

При анализе течения беременности, которая наступила у 17
из общего числа обследованных пациенток (у 11 женщин из основной группы и у 6
из группы сопоставления) после завершения курса лечения вирусной инфекции, было
установлено, что в целом менее отягощенное ее течение имело место у тех из них,
которые получали протефлазид в комплексе лечения герпетической и
цитомегаловирусной инфекции до наступления данной беременности. При этом
использование протефлазида в лечении ГИ и ЦМВИ до наступления беременнности
способствовало тому, что в дальнейшем в основной группе имело место значительно
меньшее число беременных с многоводием. Так, в основной группе данное
осложнение отмечено всего лишь в 2-х (18,2%) случаях у беременных с ЦМВИ в
анамнезе, тогда как в группе сопоставления — у 3-х (50,0%). Угроза прерывания
беременности как в ранние, так и поздние сроки гестации имела место только у
2-х беременных (10,5%), которые получали лечение ГИ и ЦМВИ в прошлом с
использованием протефлазида, тогда как в группе сопоставления — у 3-х из 15
(20,0%). Генерализации ГИ на фоне беременности у пациенток основной группы нами
не наблюдалось, тогда как в группе сопоставления у 2-х беременных в сроках
гестации 14-15 и 23-24 недели данное заболевание имело место. Специфического
проявления ЦМВИ у наблюдаемых пациенток как основной, так и группы
сопоставления также не было отмечено. Однако, при проведении ультразвукового
исследования фетоплацентарного комплекса установлено, что в группе
сопоставления несколько чаще отмечались признаки хронической плацентарной
недостаточности и хронической гипоксии плода в стадии компенсации и субкомпенсации,
что явилось показанием к обязательной медикаментозной коррекции данных
состояний у беременных.

Контрольные исследования крови на наличие специфических
антител к ГИ и ЦМВ показали, что применение протефлазида у женщин в комплексе
лечения ГИ и ЦМВИ накануне беременности способствовало стабилизации уровня
антител к специфическим IgG на уровне нормы у преимущественного числа
обследованных (у 8 беременных из 11 пациенток) на фоне отсутствия Ig М у всех
11 беременных. В то же время в группе сопоставления у 3-х из забеременевших
6-ти имело место некоторое возрастание титров IgG при ГИ и еще у 2-х — IgG при
ЦМВИ ( P >0,05). Относительно уровня IgМ в группе сопоставления, то его
появление на фоне беременности отмечено лишь в 1-м случае у беременной с ГИ в
анамнезе, которая получала лечение накануне беременности с применением
зовиракса.

У всех обследованных беременных женщин основной группы
произошли роды в срок плодами средней массой 3340±55 г при показателе в группе
сопоставления 2096±30 г. В группе сопоставления у 2-х пациенток
беременность закончилась родами в сроке 37 недель незрелым плодом к сроку
гестации. Оценка новорожденных по шкале Апгар из основной группы составила в
среднем 8,8±0,1 балла и из группы сопоставления — 8,1±0,2 балла. Особых различий
в состоянии новорожденных как от женщин, принимавших протефлазид до
беременности, так и группы сопоставления, нами не отмечено. Врожденных
проявлений герпетической и цитомегаловирусной инфекции у детей не было
выявлено. Уровень титров IgG и IgM к ГИ и ЦМВИ у всех новорожденных основной
группы соответствовал аналогичным показателям матерей, тогда как в группе
сопоставления в 2-х случаях имело место их достоверное превышение.

Выводы

Таким образом, применение протефлазида в лечении вирусной
инфекции у женщин с перинатальными потерями в анамнезе на фоне
диагностированной ГИ и ЦМВИ оказывает хороший клинико-иммунологический эффект.
При этом проявления данных заболеваний не манифестируют на протяжении лечения и
в дальнейшем при наступлении беременности. Это подтверждается и результатами
серологического исследования. При этом беременность протекала со значительно
меньшим числом осложнений, в том числе развития фетоплацентарной
недостаточности, и заканчивалась, как правило, срочными родами с рождением плодов
в удовлетворительном состоянии. Вышеуказанное позволяет считать целесообразным
применение протефлазида на этапе планирования беременности с целью профилактики
манифестации вирусной инфекции и ее нежелательных последствий у беременных.

Литература

1. Козлова В.И.,
Пухнер А.Ф. Вирусные, хламидийные и микоплазменные заболевания
гениталий.-М.:Авиценна,ЮНИТИ,1995.-317с.

2. Кузьмин В.Н.
Акушерская тактика у беременных с герпетической инфекцией. Пособие для врачей
акушеров-гинекологов, неонатологов и студентов.- М.: Изд-во МГМСУ, 2000. — 32
с.

3. Макацария
А.Д., Долгушина Н.В. Герпетическая инфекция. Антифосфолипидный синдром и
синдром потери плода.- М.:”Триада-Х”, 2002.- 80 с.

4. Макацария
А.Д., Долгушина Н.В. Герпес и антифосфолипидный синдром у беременных //
Акушерство и гинекология.-2001. — № 5. — С. 53-56.

5. Орджоникидзе
Н.В.,Тютюнник В.Л. Цитомегаловирусная инфекция и беременность // Акушерство и
гинекология. — 2002. — № 3. — С.59-63.

6. Протефлазид:
Информационные материалы по свойствам и методикам применения. — Киев, 2002.-69
с.

7. Тютюнник
В.Л.,Орджоникидзе Н.В., Н.А.Зыряева Перинатальные аспекты цитомегаловирусной
инфекции // Акушерство и гинекология. — 2002. — №1. — С. 9-11.

8. Фролов В.М.,
Рычнев В.Е. Исследование циркулирующих иммунных комплексов: диагностическое и
прогностическое значение // Лаборат. дело. — 1986. — № 3. — C. 159 — 161.

9. Фролов В.М.,
Бойченко П.К., Пересадин Н.А. Диагностическое и прогностическое значение уровня
циркулирующих иммунных комплексов у больных // Врачебное дело.- 1990.- № 6.- С. 116-118.

10. Mertz G.J. Epidemiology of genital herpes
infections // Infect Dis Clin North Am.-1993. — № 7. — P.825-839.

11. Shornick J.K. Herpes gestations //
Dermatologic Clinics.-1993.- V.3, № 11.- P.527-533.

 

В.В.Симрок, Е.В. Гордиенко

Луганский государственный медицинский университет

УДК 618.3-06:616.98:578.825.12

Збірник наукових праць

«Проблеми екологічної та медичної генетики

і клінічної імунології»

Київ — Луганськ — Харків 2003

Стр.347-356

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос