Озонотерапия мигрени

Применение озонотерапии было основано на представлениях о большой роли перекисного окисления липидов в патогенезе мигренозных приступовПрименение озонотерапии было основано на представлениях о большой роли перекисного окисления липидов в патогенезе мигренозных приступов. Лечение проводилось в виде внутривенных капельных инфузий озонированного физиологического раствора с концентрацией озона 1200 мкг/л; курс лечения состоял из 8-9 процедур. Наблюдали 68 пациентов, у которых мигренозные приступы, сопровождавшиеся выраженными вегетативными сдвигами, развивались с частотой от 5-6 в год до 2-3 в неделю. 40 пациентов составили основную группу и 28 — контрольную (в последней использовался физиологический раствор без озона).  Оценивались по соответствую-щим шкалам интенсивность головной боли и выраженность тревоги, а также состояние сосудов головного мозга и ряд биохимических показателей. Положительная динамика заболевания в целом была на 25% выше в основной группе по сравнению с контрольной (р<0,05). У 58% больных приступы отсутствовали на протяжении 3-5 мес после окончания озонотерапии, а при их возобновлении отмечена меньшая интенсивность головных болей. Улучшению состояния пациентов соответствовали изменения биохимических показателей.  Существующие патофизиологические концепции мигрени [1, 8, 10, 11] свидетельствуют о том, что в ее патогенезе большую роль играет мембранный фактор. Речь идет о нарушении функционирования клеточных мембран, определяющем развитие соответствующих биохимических и нейрофизиологических сдвигов [1, 2, 6, 9, 10].  Общепризнано, что основным фактором дестабилизации клеточных мембран является активация свободнорадикальных реакций в рамках развития <оксидантного стресса> [3-5]. На роль процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) в патогенезе мигренозных атак неоднократно указывали А.М. Вейн и соавт. [1, 2].  Среди препаратов, оказывающих непосредственное влияние на липидный спектр мембран, представляет интерес озонированный физиологический раствор, приготовленный на основе применения озонкислородной смеси с небольшой концентрацией озона (800-1200 мкг/л). Имеющиеся в литературе данные [4, 7, 12] свидетельствуют о том, что низкие концентрации озона способствуют уменьшению в мембранах содержания холестерина и его эфиров, а также конечных продуктов ПОЛ (шиффова основания), что в свою очередь благоприятно отражается на жидкостных свойствах мембран. Улучшение структуры последних повышает их функциональную активность, в частности интенсивность трансмембранного транспорта.Применительно к нейрональным мембранам особое значение имеет формирование оптимального уровня чувствительности их рецепторов, определяющего адекватный характер нейротрансмиссии.  Изложенные представления послужили основанием для применения озонотерапии в комплексном лечении мигрени.  Наблюдали 68 пациентов, у большинства из которых (64%) имелась мигрень без ауры и у 36% — с аурой; у 1 больного была диагностирована офтальмоплегическая форма мигрени. В структуре ауры доминировали зрительные нарушения и парестезии. Средний возраст больных составил 26,3 года. Среди пациентов преобладали женщины (71%). Частота мигренозных атак варьировала от 5-6 в год до 2-3 в неделю.Во всех случаях были выявлены признаки генерализованных вегетативных нарушений, свидетельствовавшие о дисфункции надсегментарных отделов вегетативной нервной системы. Чаще других встречались вазомоторные (59%) и секреторные (47%) нарушения; проявления расстройства терморегуляции имелись у 32% больных, гипервентиляционный и кардиалгический синдромы — соответственно у 26 и 22%.  Больных разделили на основную (40 пациентов) и контрольную (28) группы. Все пациенты получали базовую терапию с использованием ацетилсалициловой кислоты, нифедипина, эрготамина и его производных.  В основной группе использовалась озонотерапия. Применялась методика внутривенных капельных инфузий физиологического раствора, предварительно обработанного в течение 20 мин озонкислородной смесью с концентрацией озона 1200 мкг/л. Курс состоял из 8-9 процедур.  В контрольной группе введение озона заменялось плацебо в виде аналогичного количества инфузий обычного изотонического раствора NaCl.Интенсивность головной боли оценивали по данным визуальной аналоговой шкалы, реактивную и личностную тревожность — с помощью теста Спилбергера — Ханина. Молекулярные продукты ПОЛ в крови определяли спектрофотометрическим методом. Транскраниальную ультразвуковую допплерографию проводили аппаратом фирмы <Биосс> с датчиками. Статистическую обработку данных осуществляли с применением компьютерной программы SPSS 8.0. Было установлено, что применение внутривенных капельных инфузий озонированного физиологического раствора в комплексной терапии мигрени повышает ее эффективность на 26%. В основной группе положительная динамика частоты, выраженности и характера цефалгий к концу курса лечения наблюдалась у 87% больных, в контрольной группе — у 61%, т.е. в первой была выше на 26% (р<0,05). Инфузии озонированного физиологического раствора, проводившиеся в межприступном периоде, обеспечили у 58% обследованных отсутствие мигренозных пароксизмов на протяжении 3 — 5 мес после выписки из стационара. Еще у 19% больных длительность бесприступного промежутка ограничивалась 3 мес; однако после возобновления мигренозных атак частота приступов и интенсивность головной боли при этом были значительно ниже, чем до лечения. Среди пациентов контрольной группы, обследованных в те же сроки после проведенного курса лечения, 93% отмечали возобновление приступов головной боли с прежними частотой и интенсивностью.  Опыт применения инфузий озонированного физиологического раствора во время мигренозного пароксизма свидетельствует о четкой связи между временем с момента возникновения головной боли до начала процедуры озонотерапии и ее эффективностью. Чем раньше пациентам вводился указанный раствор, тем менее интенсивной в последующем была головная боль. Однако даже в тех случаях, когда процедура проводилась на высоте мигренозной атаки, регресс головной боли во второй половине приступа был достоверным (с 7,1 0,51 до 3,9 0,22 балла по данным визуальной аналоговой шкалы; р<0,05). При этом свойственная каждому больному продолжительность пароксизма существенно не менялась. В контрольной группе за счет плацебо-эффекта также наблюдалась тенденция к уменьшению головной боли, однако, согласно данным визуальной аналоговой шкалы, она не достигала степени достоверности.  У этих пациентов для облегчения состояния в 1,8 раза чаще приходилось применять базовые противомигренозные препараты.  К концу курса озонотерапии большинство пациентов отмечали повышение работоспособности, улучшение общего самочувствия. Существенное значение в повышении качества жизни пациентов основной группы имело снижение реактивной и личностной тревожности по тесту Спилбергера — Ханина: соответственно на 22% (р<0,05) и 6% (р>0,05).  По данным транскраниальной ультразвуковой допплерографии, линейная скорость кровотока существенно различалась при мигрени с аурой и мигрени без ауры. Эти различия достигали степени достоверности в бассейнах средней (соответственно 105,6 5,1 и 84,3 4,4 м/с; р<0,05) и передней (78,4 3,5 и 60,3 2,7 м/с; р<0,05) мозговых артерий. При этом у пациентов с той и с другой формой заболевания имелась отчетливая взаимосвязь между значениями показателей церебральной гемодинамики и временем, прошедшим с момента последнего приступа мигрени: чем раньше в межприступном периоде проводили исследование, тем меньшую скорость кровотока фиксировали. При мигрени без ауры в основной и контрольной группах на фоне терапии наблюдалась тенденция к повышению линейной скорости кровотока. При этом если в контрольной группе отмечался ее значительный прирост (на 19-21%; р<0,05), что само по себе указывало на возросшую вероятность развития очередного приступа мигрени, то у пациентов, прошедших курс озонотерапии, отмечались более мягкий тонический эффект и повышение устойчивости сосудистого тонуса независимо от давности последнего приступа мигрени. При мигрени с аурой инфузии озонированного физиологического раствора приводили к некоторому снижению скорости кровотока (на 6-9%; р>0,05), тогда как в контрольной группе сохранялась тенденция к усилению церебральной вазоконстрикции на фоне сглаживания межполушарной асимметрии кровотока.  Инфузии озонированного физиологического раствора сопровождались также достоверным снижением интенсивности процессов ПОЛ крови.  Первой реакцией на инфузию было незначительное увеличение содержания начальных продуктов ПОЛ (диеновые конъюгаты), а затем происходила перестройка всей прооксидантной системы, что проявлялось снижением уровня ПОЛ и повышением активности супероксиддисмутазы. В группе контроля существенной динамики интенсивности реакций свободнорадикального окисления зарегистрировано не было.  Полученные результаты свидетельствуют об оптимизации взаимоотношений между процессами липопероксидации и суммарной активностью ферментных и неферментных антиоксидантных систем с переходом свободнорадикальных реакций на качественно новый, более безопасный уровень. Последнее обстоятельство, даже с учетом различных закономерностей адаптационных сдвигов ПОЛ в головном мозге и периферической крови [4, 6], безусловно, имеет существенное значение в общих механизмах саногенетических реакций, развивающихся у больных с мигренью на фоне озонотерапии. Мембраностабилизирующее действие озонированного физиологического раствора эффективно дополняется его положительным влиянием на механизмы вегетативной регуляции сосудистого тонуса. Выявленная тенденция к повышению уровня эндогенного болевого контроля связана, по всей видимости, с вмешательством вторичных продуктов озона в метаболизм основных алгогенных медиаторов, а также со стимуляцией антиноцицептивных систем мозга. Таким образом, результаты проведенных исследований позволяют поддержать мембранную теорию патогенеза мигрени, значимость которой определяется перспективами фармакотерапии этого заболевания. Журнал неврологии и психиатрии N 11-2000, стр.35-37 Литература1.    Вейн А.М., Колосова О.А. и др. Мигрень. М 1995.2.    Вейн А.М., Авруцкий М.Я. Боль и обезболивание. М: Медицина 1997.3.    Ерин А.Н., Гуляева Н.В., Никушин Е.В. Свободнорадикальные механизмы в церебральных патологиях. Бюл экспер биол 1994; 10: 118: 343-348.4.    Конторщикова К.Н. Перекисное окисление липидов при коррекции гипоксических нарушений физико-химическими факторами: Дис. … д-ра биол. наук. Нижний Новгород 1992.5.    Никушин Е.В. Перекисное окисление липидов в центральной нервной системе в норме и при патологии. Нейрохимия 1989; 1: 124-145.6.    Blau J.N. Migraine, clinical, therapeutic, conceptual and research aspects. Charman and Hall. London 1987; 76.7.    Bocci V. Ozone as bioregulator. Pharmacology and toxicology of ozonetherapy today. J Biol Regul Homeostat Agents 1997; 10: 2/3: 22-31.8.    Edie M.J., Tyrer J.H. The Biochemistry of Migraine. Lancaster 1985; 42.9.    Friberg L. Cerebral blood flow in migraine: methods, observations and hypoteses. J Neurol 1991; 238: 12-65.10.   Lance J.W. The pathophysiology of migraine. Wolff’s Headache and other Headpain. Oxford Univ: Press New York 1987; 58.11.   Olesen J. Review of current attaks for migraine. J Neurol 1991; 238: 23-24.12.   Vieban R. The use of ozone in medicine. Karl F. Haug Publishers: Heidelberg 1994; 178.Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова Copyright © 2000-2005, РОО «Мир Науки и Культуры». ISSN 1684-9876   

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…