Метаболические нарушения и ановуляция

Представлены результаты обследования пациенток с хронической ановуляцией и гиперандрогенией. Высокая частота ожирения, висцерального типа распределения жировой ткани и нарушения толерантности к глюкозе Представлены результаты обследования пациенток с хронической ановуляцией и гиперандрогенией. Высокая частота ожирения, висцерального типа распределения жировой ткани и нарушения толерантности к глюкозе свидетельствует о высоком риске развития сахарного диабета и диктует необходимость проведения обследования на наличие инсулинорезистентности у данной группы больных.Ключевые слова: ановуляция, гиперандрогения, толерантность к глюкозе, инсулинорезистентность, ожирение.Гиперандрогения — одно из наиболее частых эндокринных нарушений у женщин репродуктивного возраста [1, 2]. Исследования, проведенные за последние годы in vitro и in vivo, свидетельствуют о важной роли инсулина в патогенезе гиперандрогении и синдрома поликистозных яичников СПКЯ [3]. Полагают, что хроническая гиперинсулинемия стимулирует биосинтез андрогенов в тека- и стромальных клетках яичника, нарушает нормальный рост и созревание фолликулов, приводя к хронической ановуляции [4].Золотым стандартом для оценки чувствительности к инсулину являются эугликемический <клэмп> метод и глюкозотолерантный тест со взятием крови из вены каждые 15 мин [3]. Хотя эти методики наиболее точны для определения инсулинорезистентности, они слишком трудоемки и дороги для использования в широкой клинической практике. Наиболее доступными методиками выявления инсулинорезистентности считаются определение индекса массы тела (ИМТ) и типа распределения жировой ткани (отношение окружности талии к окружности бедер), обнаружение нигроидного акантоза и ответ на эндогенный инсулин после стандартной нагрузки глюкозой [3, 5].На сегодняшний день имеются противоречивые данные об эпидемиологии инсулинорезистентности у женщин с хронической ановуляцией и гиперандрогенией: характерна она только для пациенток с ожирением или у женщин с нормальной массой тела также наблюдается гиперинсулинемия [6-8]. Остается неясным, какие клинико-лабораторные факторы могут служить прогностическими для выявления инсулинорезистентности у пациенток.  Целью настоящего исследования являлось определение частоты нарушения толерантности к глюкозе у пациенток с хронической ановуляцией и гиперандрогенией и выделение группы женщин, нуждающихся в проведении обследования на наличие инсулинорезистентности.Материал и методыОбследовано 40 пациенток с хронической ановуляцией и гиперандрогенией. Диагноз хронической ановуляции ставился при продолжительности менструальных циклов более 35 дней, монофазной базальной температуре, концентрации прогестерона за 7-10 дней до менструации ниже 16 нмоль/л и/или при отсутствии секреторной трансформации эндометрия. Гиперандрогения подтверждалась клинически (акне, гирсутизм) и лабораторно — повышение концентрации тестостерона, андростендиона, дегидроэпиандростендиона сульфата (ДГА-С).У всех пациенток были исключены андрогенпродуцирующие опухоли яичников и надпочечников, аденома гипофиза, врожденная гиперплазия коры надпочечников и синдром Кушинга. У обследованных женщин были нормальный уровень пролактина, тиреотропного гормона и гормонов щитовидной железы. Содержание глюкозы крови натощак было в пределах нормы. Пациентки не получали каких-либо гормональных препаратов на протяжении месяца до проведения исследования.  ИМТ рассчитывался как отношение массы тела (в кг) к длине тела (в м), возведенной в квадрат [1]. Согласно Рекомендациям ВОЗ, окружность талии (ОТ) измерялась между краем нижнего ребра и крестцовым отделом подвздош-ной кости, окружность бедер (ОБ) — ниже больших бедренных бугров [9]. Нигроидный акантоз определялся как шероховатые гиперпигментированные участки кожи в местах трения и складок [6].Концентрацию гормонов в плазме крови определяли радиоиммунологическим методом с использованием наборов CIS bio international (Франция) и IMMUNOTECH (Чехия). За нормативные показатели приняты результаты, полученные в лаборатории эндокринологии Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН.Ультразвуковое исследование органов малого таза проводилось трасвагинальным датчиком на аппарате SSD 650 (Япония). Признаками поликистозных яичников считалось двустороннее увеличение яичников при наличии более 8 периферически расположенных кистообразных структур и увеличении объема центральной стромы [10].  Всем пациенткам проведен стандартный тест на толерантность к глюкозе. Кровь брали натощак, через 1 и 2 ч после приема 75 г глюкозы [11]. За нормативные показатели приняты результаты, полученные в лаборатории клинической биохимии центра.  Проводился статистический анализ с использованием прикладных программ итоговой описательной статистики и двухвыборочного t-теста для выборок с различными дисперсиями.РезультатыНарушение толерантности к глюкозе выявлено у 17 (42,5%) из 40 пациенток с хронической ановуляцией и гиперандрогенией.  Для определения факторов, имеющих прогностическое значение для результатов глюкозотолерантного теста, пациентки были разделены на две группы: 1-я группа — с нормальной толерантностью к глюкозе, 2-я группа — с нарушенной толерантностью к глюкозе.  Результаты теста на толерантность к глюкозе представлены на рисунке.  В 1-й группе больных исходный уровень глюкозы крови натощак составил 4,3 0,1 ммоль/л. Через 1 ч после приема 75 г глюкозы наблюдалось повышение уровня до 6,3 0,3 ммоль/л, через 2 ч содержание глюкозы крови снизилось до 4,7 0,1 ммоль/л. У пациенток 2-й группы выявлен достоверно более высокий (p<0,05) уровень глюкозы крови натощак (4,8 0,1 ммоль/л) и на фоне проведения нагрузки через 1 и 2 ч (соответственно 8,3 0,4 и 6,6 0,4 ммоль/л).  Клинико-лабораторная характеристика групп приведена в табл. 1.  Согласно полученным данным, у пациенток с нарушенной толерантностью к глюкозе отмечались достоверно большие продолжительность менструального цикла и показатели отношения ОТ/ОБ, чем у пациенток с нормальной толерантностью к глюкозе. Выявлены статистически достоверные различия между группами в содержании кортизола и ДГА-С в плазме крови. Обращает на себя внимание более высокий уровень инсулина в плазме крови у женщин 2-й группы (12,1 1,4 мкЕД/мл) по сравнению с женщинами 1-й группы (8,7 0,8 мкЕД/мл, р<0,05).  Гиперинсулинемия, оцениваемая как соотношение уровня инсулина к уровню глюкозы натощак более 3, наблюдалась в 2 раза чаще у пациенток 2-й группы (47,1%), чем у женщин 1-й группы (21,7%).Таблица 1. Клинико-лабораторная характеристика пациенток с хронической ановуляцией и гиперандрогениейПоказатель1-я группа2-я группаНормаВозраст, годы25,4 1,026,5 1,2 Длительность менструального цикла, дни73,4 8,3111,0 17,8* ИМТ, кг/м227,3 1,328,4 1,820-26ОТ/ОБ0,78 0,010,87 0,03*<0,83Гирсутное число17,8 1,520,4 2,1<12Нигроидный акантоз, число пациенток33 ЛГ, МЕ/л13,6 1,417,4 2,55-15ФСГ, МЕ/л5,1 0,55,4 0,53-12ЛГ/ФСГ3,0 0,43,8 0,6< 2,5Тестостерон, нмоль/л3,2 0,23,6 0,20,5-2,5 ДГА-С, мкмоль/л5,9 0,47,4 0,5*0,3-9,0 Андростендион, нмоль/л14,2 1,315,3 1,72,5-10,4 Kортизол, нмоль/л315,3 24,0401 39,1*100-500 Инсулин, мкЕД/мл8,7 0,812,1 1,4*5,0-25,0 Инсулин (мкЕД/мл)/глюкоза (ммоль/л)2,0 0,22,5 0,2<3 Гиперинсулинемия, число пациенток5 (21,7%)8 (47,1%) Примечание. * — p<0,05. Результаты теста на толерантность к глюкозе.  Группа 1 — пациентки с нормальной толерантностью к глюкозе (n=23); группа 2 — пациентки с нарушенной толерантностью к глюкозе (n=17); N — норма.Отмечается более высокий уровень тестостерона, индекса ЛГ/ФСГ в группе женщин с нарушенной толерантностью к глюкозе, но эти различия не достигают статистической достоверности при данном объеме исследования.Copyright © 2000-2005, РОО «Мир Науки и Культуры». ISSN 1684-9876   

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…