Медицина без врачей

Повышение зарплаты всем врачам не может повысить качество медицинского обслуживания.Повышение зарплаты всем врачам не может повысить качество медицинского обслуживания.Михаил Фрадков успокаивал сегодня медицинских работников, что дополнительные выплаты по 10 и 5 тысяч они получат полностью и без вычетов. Вопрос в том, что получат в результате пациенты.  «Газета.Ru-Комментарии» в порядке дискуссии публикует статью о системных проблемах российской медицины.ВрачиБольшинство (да, именно большинство) врачей носят это звание чисто формально. Врачебное искусство состоит из умения общаться с больным и знания медицинской науки. А ее у нас не знают. Обучение в медицинских институтах – это просто ерунда. Студенты, поступившие (часто за деньги) на первый курс, почти в обязательном порядке получают диплом врача. Знания не играют никакой роли: независимой проверки знаний нет вообще. В США все студенты сдают единый выпускной экзамен, который проводится вне учебных заведений, а варианты заданий везут в бронированных машинах с вооруженной охраной. У нас тоже проводится такой экзамен, но, во-первых, все вопросы известны заранее совершенно официально, а во-вторых, выпускникам выдают уже готовые ответы прямо перед экзаменом. Принято говорить: кто хочет, тот научится. Да, но лечить нас с тобой пойдут и те и другие.Чему научатся те, кто хотят учиться, неизвестно, потому что содержание обучения чудовищно. То, чему учат в медицинских институтах, имеет очень отдаленное отношение к медицине. Студенты учатся по устаревшим учебникам (а новых практически нет, или они не лучше старых), где перемешаны традиции кафедры и личный опыт автора, а единственное, чего там не хватает, – это научно обоснованных сведений о том, как ставить диагноз и как лечить больного.Постдипломное обучение устроено не сильно лучше. О чтении книг и журналов врач забывает, как правило, закончив институт. Тираж самых популярных медицинских журналов редко превышает несколько тысяч, что говорит о почти полном отсутствии спроса на знания. Повышение квалификации, которое врач должен проходить каждые пять лет, тоже носит формальный, «конвейерный» характер. Не пройти переаттестацию – это нонсенс, потому что устроены все курсы повышения квалификации по принципу «пришел – отметился – получил». Главное не результат, главное – участие.Диагностика и лечениеВ России существует целый ряд диагнозов и методов лечения, о которых во всем остальном мире просто не слыхали. Это связано с тем, что для утверждения Минздравом того или иного метода диагностики или лечения нужны деньги или авторитет титулованных светил. Никакой реальной проверки новые методы лечения не проходят. Такие «модные» в России препараты, как актовегин, предуктал, рибоксин, виферон, амиксин, арбидол, мексидол, ноотропил, кавинтон, винпоцетин, в цивилизованном мире вообще не используются. Публикации в журналах, касающиеся этих препаратов, – это наукообразная фикция. Очень характерная черта: в мировых реферируемых журналах очень часто публикуются статьи с выводом: «Данное средство, по-видимому, не эффективно при этом заболевании». У нас при тех же результатах вывод всегда звучит позитивно: «Данное средство может использоваться в комплексном лечении этого заболевания». То же касается и руководств: в отечественных книгах почти никогда не найдешь упоминаний о том, что какое-либо лечение неэффективно. Отсюда и лечение по принципу «всякая пылинка – витаминка»: назначается в полном беспорядке все, имеющее какое-то отношение к данной патологии. Такой подход годится для средневековья, но не для XXI века, когда разработаны методы лечения, реально продлевающие больному жизнь и улучшающие ее качество.Не лучше обстоят дела с диагностикой. Существуют хорошо разработанные алгоритмы диагностики тех или иных заболеваний.  Основной принцип любой диагностики: исследование назначается только тогда, когда оно отвечает на конкретно поставленный вопрос. Просто так, для полноты обследования, исследования не назначаются. Нигде, кроме России, такого понятия, как «провести полное обследование», просто нет. От незнания и растерянности врачи назначают лишние обследования, за которыми почти всегда следует ненужное, а значит, потенциально вредное лечение.Существует огромное число фиктивных заболеваний: это мнимые неврологические расстройства у детей («постнатальная гипоксическая энцефалопатия»), нейро-циркуляторная дистония, дисбактериоз. За этими «диагнозами» нередко скрываются настоящие заболевания, требующие грамотного и своевременного лечения. Часто диагнозы приклеиваются здоровым людям: например, диагноз ишемической болезни сердца ставится почти всем больным старше 60 лет («ну как, такой возраст – наверняка сердце не в порядке»), что влечет за собой не только ненужное лечение, но и психологические проблемы для больного.Деньги Принято все списывать на нехватку денег. Однако это неправильно.  Денег достаточно, если их правильно тратить. Многие болезни лечатся весьма дешево, если знать как.Близкий мне пример – артериальная гипертония, или ишемическая болезнь сердца. Сплошь и рядом больным навязывают дорогие, но ненужные препараты, тогда как рядом есть намного более дешевые и эффективные. Огромные деньги уходят на госпитализированных больных.  Во всех странах, где умеют считать деньги, основной упор делается на сокращение стационарного лечения. У нас же в больницах лежат долго, но совершенно без толку. Лечение артериальной гипертонии или неосложненной язвенной болезни в стационарных условиях – чисто российский абсурд. Санаторно-курортное лечение, которое стоит очень больших денег, – атавизм советского здравоохранения. Во всем мире больных после инфаркта миокарда стараются как можно быстрее поставить на ноги и выписать домой, а еще лучше – на работу, потому что, если этого не сделать, больные впадают в депрессию и уже не могут вернуться к полноценной жизни. У нас вместо этого оформляют инвалидность и отправляют в санаторий, где больной лишается квалифицированного медицинского наблюдения и действительно становится инвалидом. Стоит упомянуть и о таком немедицинском аспекте, как воровство. Ни для кого не секрет, что любой медицинский администратор, в частности, главврач, получает «откаты» с приобретения медицинского оборудования и лекарств. Один мой знакомый врач недавно покупал портативный эхокардиограф. На фирме сказали, что они готовы отпустить его за $90 000 и дать соответствующий откат. Когда он сказал, что покупает для себя и, пожалуй, при таких ценах предпочтет привезти аппарат из-за рубежа, представитель фирмы удивился: «А, вы для себя? Тогда мы продадим за $40 000». Нормальный главврач истратил бы государственные девяносто тысяч, а «лишние» пятьдесят поделил бы с продавцом.Бесплатная медицинаКирилл, ты пишешь в своей статье: «Особенно печально, что, перейдя из бесплатной государственной «Газели» в частный страховой «Мерседес», те же самые врачи вдруг приобретают квалификацию, вежливость, предупредительность и даже, не поверите, жалость». К сожалению, это неверно. Квалификация не приобретается за деньги, она или есть, или ее нет. Можно заплатить всем и за все, пойти в самую дорогую поликлинику, заплатить заведующему отделением, пойти на консультацию к профессору или академику и все равно не получить квалифицированной медицинской помощи. Потому что рынка медицинских услуг у нас не существует, нет инструмента, который бы указывал – этот специалист квалифицирован, а этот нет.Для этого существуют медицинские ассоциации и независимая сертификация, но у нас этого нет, а все официальные «звания», такие как доктор медицинских наук, врач высшей категории и пр., – это такой же обман, как и врачебный диплом. Как это ни парадоксально, но при этом мы как-то привыкли считать, что медицина у нас бесплатная, и это хорошо. Обычно эта вера рассеивается, когда заболевает кто-то из близких. Так же, как вера в бесплатное образование рассеивается, когда начинают учиться наши дети.Наше положениеИтак, что мы имеем в результате? Системы здравоохранения у нас нет.  Есть непонятная система учреждений, существующая на наши деньги и якобы заботящаяся о нашем здоровье. Но что мы делаем, когда в беду попадает кто-то из близких? Идем официальным путем в эти учреждения?  Нет. Мы судорожно начинаем искать через знакомых «хорошего врача» и платим, платим, платим, если есть чем платить. Потому что никакой бесплатной медицинской помощи у нас нет. Может создаться впечатление, что я считаю, будто хороших врачей в России вообще нет. Это не так, они есть, но они не образуют систему медицинской помощи.Источник: Газета.Ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…