Иммуноморфологические исследования у больных очаговой алопецией

Исследование биоптатов кожи больных очаговой алопецией установило наличие при этом заболевании антител к целому набору антигенов кожи.В.П. Бухова, В.А. Самсонов, А.В. Резайкина, И.А. Фомкина Центральный кожно-венерологический институт Минздрава РФ, Москва В начало…

Исследование биоптатов кожи больных очаговой алопецией установило наличие при этом заболевании антител к целому набору антигенов кожи. Полученные результаты с учетом высокой концентрации иммунных комплексов в сыворотке крови, данных иммуноморфологической картины биоптатов кожи у этих же больных свидетельствуют о роли аутоиммунного компонента в патогенезе очаговой алопеции.
Ключевые слова:
очаговая алопеция, иммуноглобулины, циркулирующие иммунные комплексы.
Очаговая алопеция, по современным представлениям, относится к многофакторным заболеваниям. Установлена роль нейродистрофических, эндокринных, обменных, иммунологических, сосудистых, реологических нарушений в патогенезе очаговой алопеции [2, 4]. Обнаружение фиксированных IgA вокруг волосяных фолликулов, сосудов, под базальной мембраной подтверждает участие иммунных механизмов на различных уровнях в сложных патологических процессах при очаговой алопеции [3].
Роль аутоиммунных механизмов в развитии очаговой алопеции привлекает внимание исследователей в плане как изучения патогенетических аспектов этого заболевания, так и разработки новых лекарственных препаратов.
Иммунофлюоресцентные методы исследования биоптатов кожи оказывают существенную помощь в дифференциальной диагностике алопеций, а также при изучении иммунопатологических реакций в коже [6].
Материал и методы
Для исследования биоптатов волосистой кожи головы применяли классический метод прямой иммунофлюоресценции [1]. Обследовано 15 больных очаговой алопецией (5 мужчин, 10 женщин). Возраст больных колебался от 16 до 55 лет. Длительность заболевания варьировала от 4 мес до 15 лет.
Исследования проводили у больных очаговой алопецией при наличии одиночных очагов облысения с зоной расшатанных волос. Одновременно определяли содержание циркулирующих антител по методу V. Haskova и соавт. [5]. Морфологическое изучение биоптатов кожи проводилось с помощью световой микроскопии, при окраске гематоксилином и эозином. При нанесении на срезы антител к IgG обнаружено свечение различных элементов кожи: базальной мембраны — у 5 больных, цитоплазмы клеток ростковых слоев эпидермиса (1+, 2+), цитоплазмы фибробластов (иногда и контуров их ядер) — у 4, контуров клеток волосяных фолликулов — у 2, крупных конгломератов в области волосяных фолликулов — у 3 и вокруг сосудов — у 4.
Свечение в зоне базальной мембраны имело прерывистый характер. В цитоплазме клеток ростковых слоев, по границам клеток волосяных фолликулов и вокруг сосудов IgG выявлялись в виде мелких гранулярных отложений. Фибробласты имели гомогенные отложения IgG, заполняющие цитоплазму.
Наряду с сосудами с хорошо видимыми и расширенными просветами и гипертрофированными эндотелиальными клетками имелись сосуды с видимыми признаками склерозирования в виде фиброза стенки и уплощения эндотелия. Встречались очаговые периваскулярные лимфогистиоцитарные инфильтраты.
Наряду со свечением различных структур кожи наблюдали изменения в эпидермисе: в виде пустот — у 4 и изменения формы волосяных фолликулов — у 7.
Уровень циркулирующих иммунных комплексов колебался от 2,2 до 11,4 г/л при норме 0,7 — 1,3 г/л. Образование иммунных комплексов является нормальным физиологическим процессом; при патологии, в связи с нарушением регуляторных механизмов, образование иммунных комплексов может резко возрастать. Наличие описанной ситуации у больных очаговой алопецией нельзя исключить, так как содержание иммунных комплексов в сыворотке возрастало в несколько раз по сравнению с контрольной группой. Возможно, что циркулирующие комплексы антиген — антитело проходят через стенки кровеносных сосудов дермы и фиксируются на базальной мембране, вокруг сосудов. Отложение иммунных комплексов в зоне базальной мембраны, в цитоплазме клеток ростковых слоев эпидермиса и фибробластов дермы, а также вокруг сосудов можно объяснить этим механизмом. Результаты изучения характера отложений иммунных комплексов и фиксированных иммуноглобулинов в биоптатах больных очаговой алопецией показывают наличие при этом заболевании антител к целому набору антигенов кожи. По-видимому, это связано с тем, что в обследованную группу вошли больные с клиническими проявлениями разной активности. Полученные результаты согласуются с данными литературы [7].
Выявленные отложения вокруг кровеносных сосудов не исключают возможности образования не только антител, но и иммунных комплексов, что наводит на мысль об образовании их непосредственно в местах, окружающих сосуды, с последующим повреждением стенок сосудов, о чем свидетельствуют и результаты морфологических исследований биоптатов кожи больных очаговой алопецией.
Помимо предполагаемого иммунного механизма повреждения сосудов, должны приниматься во внимание и неиммунные механизмы. Признаки склерозирования в виде фиброза сосудистой стенки и уплощения эндотелия, очагов периваскулярных лимфогистиоцитарных инфильтратов, синдрома повышенной вязкости могут быть ответственны за образование отложений иммуноглобулинов. Экспериментальные исследования, касающиеся de novo синтезируемых иммуноглобулинов, показали, что местный синтез IgG может играть определенную роль в образовании отложений иммунных комплексов, но наиболее вероятно, однако, что большинство молекул иммуноглобулинов в отложениях происходит из крови.
Результаты параллельных исследований фиксированных иммуноглобулинов в биоптатах кожи больных алопецией и уровня циркулирующих иммунных комплексов позволяют предположить, что свечение различных структур кожи обусловлено как наличием связанных иммуноглобулинов, так и отложениями иммунных комплексов. Наличие отложений иммунных комплексов вокруг сосудов в сочетании с их морфологическими изменениями, а также с коагуло- и реологическими нарушениями может объяснить нарушение микроциркуляции у больных очаговой алопецией, в основе которого лежат как иммунные, так и неиммунные механизмы. Отложения иммунных комплексов, содержащих IgG, свидетельствуют о том, что для очаговой алопеции характерно образование мелких, трудно элиминируемых иммунных комплексов.

Вестник дерматологии и венерологии, N 5-1998, стр. 74-75.

Литература
1. Бутов Ю.С., Трофимова Л.Я., Антонова Т.И. и др.
Иммунофлюоресцентные исследования при некоторых дерматозах: Метод. рекомендации. М 1976;10.
2. Глазырина Э.В. Нарушение регионарной гемодинамики и транскапиллярного обмена кислорода у больных гнездной алопецией:
Автореф. дис. … канд.мед.наук. М 1995.
3. Кулагин В.И. Современные особенности клиники, нейроэндокринные, сосудистые, иммунные механизмы патогенеза гнездной алопеции и дифференцированные методы терапии больных: Автореф. дис. … д-ра мед.наук. М 1992.
4. Фомкина И.Г. Комплексная патогенетическая терапия больных очаговой алопецией с учетом показателей гемостаза и реологии крови:
Автореф. дис. … канд.мед.наук. М 1997.
5. Haskova V., Kaslik J., Riha I. et al. Simple method of circuling immune complex detection in human sera by polyethylene glycol precipitation. Z Immunitatsforsh 1978;154:4:399 — 406.
6. Rino Cerio. Histopatyology of the alopecies. J Eur Acad Derm:JEAD 1997;9:Suppl 1:59.
7. Tobin D.J., Orentreich N., Fenten D.A., Bystryng C. Antibodies to Hair Follicles in Alopecia Areata. J Invest Dermatol 1994;102:5:721 — 724.
Вестник дерматологии и венерологии
Copyright © 2000-2005, РОО «Мир Науки и Культуры». ISSN 1684-9876

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…