Бактериальный вагиноз в детском возрасте

У 71 девочки в возрасте до 12 лет, не живущих половой жизнью, установлен диагноз бактериального вагиноза (БВ). И.О. Малова
Кафедра кожных и венерических болезней, микробиологический и
иммунологический отделы Центральной научно-исследовательской
лаборатории Иркутского государственного медицинского университета
У 71 девочки в возрасте до 12 лет, не живущих половой жизнью, установлен диагноз бактериального вагиноза (БВ). Этиологическими факторами БВ у большинства больных явились влагалищная гарднерелла (у 63,4%), организмы рода Мобилункус (у 15,5%), их сочетание (у 16,2%). Анаэробная моноинфекция выявлена у 45,1% больных, смешанная — у 54,9%. Чаще БВ сочетался с хламидиозом (у 69,2%) и уреаплазмозом (у 51,3%), реже — с микоплазмозом, кандидозом и трихомониазом. У 24 (33,8%) девочек установлен вертикальный путь передачи инфекции. Течение БВ у 84,5% девочек носило хронический характер. Клинические симптомы в форме вульвита, вагинита, цервицита и уретрита были более ярко выражены, чем у взрослых женщин. Назначение этиопатогенетического лечения позволило добиться этиологического и клинического выздоровления у 78,9% больных. Наиболее эффективным и безопасным этиотропным препаратом для детей явился тиберал (орнидазол).
Ключевые слова:
бактериальный вагиноз, анаэробный вульвовагинит, метронидазол, орнидазол, далацин, лечение.
Бактериальный вагиноз (БВ) является заболеванием, которое широко распространено среди женщин как детородного возраста, так и в постклимактерическом периоде. Не вызывает сомнений его роль в развитии постабортных и послеродовых септических состояний, серьезных осложнений после полостных гинекологических операций [1]. Микроорганизмы, являющиеся этиологическими факторами этого заболевания, могут внедряться в мочевыделительную систему, вызывая развитие уретритов, циститов и пиелонефритов [2, 3]. Существует множество доказательств связи БВ с патологией беременности и родов [4 -6], а также с фактом рождения детей с выраженной гипотрофией [7].
Остается открытым вопрос о возможности вертикальной передачи инфекции детям и о роли ее возбудителей в патологии детского возраста. Сообщения в литературе об этом единичны [8-12]. Между тем, только в течение одного года (1994) уровень заболеваемости гарднереллезом детей в России возрос по сравнению с предыдущим годом в 3 раза [13] и в настоящее время продолжает повышаться. Возможность развития у девочек с БВ в будущем серьезных осложнений диктует необходимость своевременной диагностики и лечения этого заболевания, направленных на профилактику разнообразной гинекологической и урологической патологии.
Мы проанализировали истории болезни 71 девочки с БВ, находившейся на лечении и последующем клинико-лабораторном наблюдении в кабинете детских урогенитальных инфекций факультетской дерматовенерологической клиники Иркутского медицинского университета в 1995-1997 гг.
По возрасту девочки распределялись следующим образом: до 1 года — 10, от 1 года до 3 лет — 8, от 3,5 до 5 лет — 5, от 5,5 до 8 лет — 22, от 8,5 до 12 лет — 26.
Основными этиологическими факторами заболевания явились влагалищная гарднерелла — у 45 (63,4%) больных, организмы рода Мобилункус — у 11(15,5%), сочетание гарднереллы и мобилункус — у 12 (16,2%), сочетание гарднереллы с лептотриксом — у 2 (2,8%), сочетание мобилункус и лептотрикса — у 1.
БВ как моноинфекция был выявлен у 32 (45,1%) девочек, в составе смешанной инфекции — у 39 больных.
Микробные ассоциации при смешанной урогенитальной инфекции имели различные варианты и были представлены сочетанием двух инфекционных агентов у 25 (35,2%) больных, трех — у 9 (12,7%), четырех — у 3 (4,2%), пяти — у 2 (2,8%). Чаще БВ сочетался с хламидиозом — у 27 (69,2%) девочек, с уреаплазмозом — у 20 (51,3%), реже — с микоплазмозом — у 5 (12,8%), кандидозом — у 5 (12,8%), трихомониазом — у 3 (7,7%).
После установления у девочек диагноза БВ к обследованию привлекались их матери. У матерей 41 (57,8%) девочки представителей анаэробной флоры выявлено не было, а в анамнезе не встречалось ни официально установленного диагноза БВ или гарднереллеза, ни симптомов, ассоциирующихся с этим заболеванием. У матерей 17 (23,9%) девочек на момент обследования дочери была выявлена анаэробная флора: у 15 — аналогичная флоре ребенка (гарднерелла или мобилункус), у 2 — различная с дочерью (у детей — сочетание гарднереллы с лептотриксом и сочетание организмов рода Мобилункус с гарднереллой, у матерей — только гарднерелла). Матери 3 девочек отрицали в прошлом наличие БВ, у матерей 14 девочек БВ носил хронический характер. У матерей 13 девочек диагноз БВ встречался только в анамнезе. Анализ историй болезни 10 девочек в возрасте до 1 года со смешанной урогенитальной инфекцией показал, что варианты сочетания инфекционных агентов, аналогичные материнским, были выявлены у 9 девочек в возрасте от 3 нед до 7 мес, и только в одном случае при хламидийно-уреаплазменной инфекции матери у ее дочери в возрасте 11 мес были обнаружены хламидии и гарднереллы. Заслуживал внимания анамнез девочек 5,5-12 лет и их матерей с анаэробной моноинфекций. У матерей 15 (46,9%) из них течение беременности осложнилось хориоамнионитом с последующими преждевременными родами в сроке до 37 нед. У 14 из них развился выраженный послеродовый эндометрит. Масса 13 девочек при рождении не превышала 2800-3000 кг. У 10 девочек с первых дней жизни выявлялось покраснение в области вульвы, которое усиливалось во время интеркуррентных заболеваний, а после длительного приема антибиотиков появлялись скудные выделения из половой щели, постепенно исчезавшие в течение 2 — 3 нед, по поводу которых до настоящего времени к врачу не обращались.
Таким образом, заражение анаэробной инфекцией по вертикальному пути мы могли констатировать у 24 (33,8%) девочек. Из анамнеза 21 (65,6%) девочки с анаэробной моноинфекцией стало известно, что они относились к группе часто и длительно болеющих детей, часто получали курсы антибактериальной терапии. Это обстоятельство большинство родителей считали основной причиной развития симптомов со стороны урогенитального тракта. В группе девочек со смешанной инфекцией также имело место частое лечение антибиотиками, в частности хламидиоза. У девочек с рецидивами хламидиоза БВ встречался в 2,6 раза чаще, чем при впервые установленном диагнозе хламидийной инфекции. Течение заболевания у большинства девочек — у 60 (84,5%) носило хронический характер с давностью от нескольких месяцев до 3-5 лет, причем как при смешанной, так и при моноинфекции чаще встречалась вялотекущая, торпидная форма (у 61,5 и у 68,8% соответственно). Рецидивирующая форма заболевания с чередованием обострений и клинических ремиссий чаще встречалась при смешанной инфекции — у 9 (23,1%) больных, чем при моноинфекции — у 5 (15,6%). Свежий процесс с давностью заболевания до 1,5 мес был выявлен у 11 (15,5%) девочек: у 3 — острый, у 8 — вялотекущий.
Острый вульвовагинит был диагностирован у девочек в возрасте от 3 до 5 нед. У всех 3 девочек инфекция носила смешанный характер: гарднереллы сочетались с хламидиями (у 3), уреаплазмами (у 2), микоплазмами (у 1).
Клиническая картина острого процесса характеризовалась ярчайшей гиперемией и отечностью всей вульвы, переходившей на область промежности у 2 девочек, и обильными сметаноподобными выделениями из половой щели с неприятным запахом. Наша практика показала, что при хламидийной, уреа- и микоплазменной инфекциях без сочетания с БВ выделения всегда носили слизистый характер. У всех девочек были выражены симптомы уретрита: яркое покраснение и значительная отечность губок уретры сочетались с частым и болезненным мочеиспусканием. У 2 девочек имелись умеренные свободные выделения из уретры молочного цвета. У 2 девочек значительно страдало общее состояние за счет выраженных воспалительных изменений верхних дыхательных путей (ринит, фарингит), у одной из них был поставлен диагноз пневмонии.
При микроскопии отделяемого влагалища и уретры количество лейкоцитов в поле зрения составило 15-25 у всех больных. Торпидная форма заболевания длительностью до 1,5 мес была выявлена у 3 (7,7%) девочек со смешанной инфекцией и у 5 (15,6%) — с анаэробной моноинфекцией в возрасте больных 5-12 лет. Жалобы на зуд в области вульвы предъявляли 2 девочки, на болезненное мочеиспускание — 4. Симптомы вульвита были выражены у всех пациенток. При анаэробной моноинфекции у всех девочек при осмотре обращал на себя внимание диссонанс в степени выраженности воспалительных симптомов: при яркой гиперемии гименального кольца, малых половых губ, области клитора, задней спайки, ладьевидной ямки, реже — внутренней поверхности больших половых губ выделения из влагалища носили чаще скудный, реже — умеренный характер, имели неприятный запах. У 4 девочек были выражены симптомы цервицита: покраснение и у 2 больных — незначительная отечность шейки матки. У 4 девочек с анаэробной моноинфекцией и 2 — со смешанной присутствовали симптомы уретрита. При моноинфекции при микроскопии отделяемого влагалища число лейкоцитов в поле зрения составляло от 5 до 10.
При вялотекущей хронической форме анаэробной моноинфекции 6 из 22 девочек предъявляли жалобы на зуд вульвы, 2 — на неприятные ощущения при мочеиспускании. Симптомы вульвита у большинства больных (табл.1) были представлены достаточно яркой гиперемией гименального кольца малых половых губ, задней спайки, ладьевидной ямки. Реже отмечалась гиперемия внутренней поверхности больших половых губ и области клитора. Только у 1 девочки мы не выявили выраженного покраснения стенок влагалища, у остальных пациенток определялась гиперемия, реже — рыхлость стенок влагалища, у ? больных сопровождаясь покраснением и незначительной отечностью влагалищной части шейки матки. Более чем у 80% пациенток имелись свободные выделения из влагалища: чаще — скудные, молочного характера, с неприятным запахом. Вульвовагинит сопровождался уретритом у 5 девочек.
Таблица 1. Клинические проявления хронической вялотекущей формы БВ у девочек в возрасте До 12 лет Диагноз/симптомы Моноинфекция БВ (n=22)Полиинфекция (n=24) Абс.%абс.% Вульвит:
Гиперемия и отечность
Больших половых губ522,728,3
малых половых губ2090,92395,8
Гимена2195,52395,8
Клитора1045,51250,0
Передней спайки731,81041,7
задней спайки1881,81979,2
ладьевидной ямки940,91875,0
Вагинит:
гиперемия и отечность2195,524100,0 выделения из половых путей:
скудные1359,11458,3
умеренные522,7729,2
нет418,2312,5
слизистые522,7937,5
молочные1359,81250,0
Цервицит —
гиперемия, отечность1777,31875,0
Уретрит522,71354,2
Анусит627,31250,0

При смешанной инфекции течение хронической торпидной формы у 24 больных отличалось в основном характером выделений из половых путей: чаще, чем при БВ, встречались слизистые выделения, но тем не менее у большинства больных сохранялся их молочный характер, определявшийся присутствием анаэробных бактерий. В 2,4 раза чаще при смешанной инфекции выявлялся уретрит и в 1,7 раза чаще — анусит. Количество лейкоцитов в поле зрения при микроскопии влагалищных выделений не превышало 5-15.
5 девочек с хронической рецидивирующей формой анаэробной моноинфекции были обследованы нами в момент обострения заболевания. Жалобы на зуд предъявляли 2 девочки, на болезненное мочеиспускание — одна. Вульвовагинит у всех пациенток был представлен яркой гиперемией и отечностью стенок влагалища, девственной плевы, малых половых губ. У 4 из 5 девочек имелось выраженное покраснение задней спайки и ладьевидной ямки, у 3 — больших половых губ. Выделения из половой щели имели характерный молочный цвет с неприятным «рыбным» запахом, у 4 девочек были умеренными, у 1 — обильными. Выраженные симптомы цервицита имелись у 4 больных, уретрита — у 5. При обострении смешанного хронического вульвовагинита (у 9 девочек) пациентки в 2 раза чаще жаловались на зуд вульвы, в 2,8 раза чаще — на болезненное мочеиспускание. Были ярче выражены вульвит, вагинит, цирвицит и уретрит, у некоторых больных присоединялись симптомы анусита, конъюнктивита, фарингита, пиелонефрита. У девочек с урогенитальной анаэробной моноинфекцией была выявлена разнообразная сопутствующая патология: синехии вульвы — у 2 (6,3%), эктопия шейки матки — у 10 (31,3%), гипоплазия матки и придатков — у 4 (12,5%), хронический сальпингоофорит — у 2, уретрит — у 14 (43,8%), хронический цистит — у 3 (9,4%), хронический пиелонефрит — у 5 (15,6%), дисбактериоз кишечника — у 18 (56,3%), частые ОРЗ — у 21 (65,6%), хронический гастрит — у 9 (28,1%), хронический тонзиллит — у 13 (40,6%), хронический бронхит — у 8 (25%), дискинезия желчевыводящих путей — у 3, увеличение щитовидной железы — у 2, ожирение II — III степени — у 5. Необходимо отметить, что при микробиологическом исследовании в анаэробных условиях мочи, выведенной катетером, у всех девочек с хроническим циститом и хроническим пиелонефритом была высеяна влагалищная гарднерелла. Эти заболевания способствовали значительным изменениям иммунного статуса детей: у большинства из них были выявлены снижение абсолютного количества лейкоцитов, повышение абсолютного и относительного количества лимфоцитов в основном за счет T-лимфоцитов. У половины девочек отмечалось снижение содержания T-хелперов и повышения уровня T-супрессоров. В меньшей степени изменения касались количества B-лимфоцитов: больше, чем у половины больных, оно оставалось в пределах возрастной нормы, но выработка сывороточных иммуноглобулинов, особенно классов A и G, была значительно снижена более чем у половины больных. У большинства пациенток была снижена фагоцитарная активность сегментоядерных лейкоцитов. Эти результаты будут детально освещены в наших последующих работах.
Дисбаланс иммунной системы по смешанных формах урогенитальной инфекции выявлялся у большего числа больных и углублялся еще значительнее, особенно у детей с сопутствующим хламидиозом. При назначении лечения девочкам с БВ мы руководствовались следующими принципами:
1. Лечение должно привести не только к этиологическому и клиническому выздоровлению, но и, по возможности, устранить основные причины развития дисбиоза влагалища.
2. Поскольку у большинства пациенток БВ развился на фоне выраженного иммунодефицита, при торпидных и хронических формах вне обострения лечение начинали с иммунотерапии. Иммунокоррекция назначалась индивидуально в соответствии с изменениями в иммунограмме больной и только после консультации иммунолога.
3. При выраженных клинических симптомах или обострении хронического процесса курс лечения начинался с этиотропных средств.
4. Местное лечение проводили всем девочкам в зависимости от степени выраженности клинических симптомов параллельно с этиотропной терапией.
5. При сочетании БВ с другой урогенитальной инфекцией задачей I этапа лечения было устранение анаэробной флоры и трихомонад.
6. Для углубления действия этиотропных средств при выраженных воспалительных симптомах со стороны мочеполового тракта параллельно с этими препаратами перорально назначали ферменты (чаще вобензим или фестал).
7. Для коррекции дисбактериоза кишечника параллельно с основным лечением использовали энтерол или бактисубтил.
8. Девочкам с патологией гепатобилиарной системы по показаниям назначали гепатопротекторы (чаще карсил) во время или после курса этиотропной терапии.
9. Девочкам с сопутствующим кандидозом влагалища или указанием в анамнезе на кандидоз слизистых параллельно назначали дифлюкан и при необходимости — крем «Батрафен» или «Пимафуцин». Из этиотропных средств перорально использовали тиберал (орнидазол у 51 больной) и далацин C (у 11). Тиберал назначали в суточной дозе 25 мг на 1 кг массы тела при свежих формах в течение 5 дней, при хронических — в течение 7-8 дней. Суточную дозу делили на 2 приема. Суточная доза далацина составляла 25 мг/кг и делилась на 3 приема.
Курс лечения длился 7 дней.
У 9 девочек проводили только местное лечение кремом «Далацин C>, который вводили в количестве 2-3 г во влагалище 1 раз в день в течение недели.
При пероральном использовании далацина клиническое и этиологическое выздоровление наступило у 8 из 11 девочек, у 3 через 2 мес после окончания лечения развились рецидивы (табл.2). Но при данном режиме лечения у многих пациенток развивались различные побочные реакции (табл.3), в основном со стороны желудочно-кишечного тракта. У 2 девочек из-за постоянной диареи лечение через 5 дней было прекращено. Кроме того, обращал на себя внимание тот факт, что после назначения далацина для лечения хламидийной моноинфекции у некоторых наших пациенток через 1-2 нед после окончания антибиотикотерапии развивались симптомы БВ с лабораторным подтверждением гарднереллеза, реже выявлялись организмы рода Мобилункус.
Таблица 2. Эффективность этиотропных средств при лечении БВ у
девочек до 12 лет
ПрепаратЭтиологическое выздоровлениеРанние рецидивыПоздние
рецидивы
абс.%абс.%абс.%
Трихопол (n=39)3179,537,7512,8
Тиберал (n=51)4588,223,947,8
Далацин перорально (n=11)872,70-327,3
Далацин внутри- вагинально (n=9)333,3222,2444,4

Таблица 3. Побочные явления при лечении БВ различными этиотропными препаратами у девочек в возрасте до 12 лет СимптомыТрихопол (n=39)Тиберал (n=51)Далацин (внутрь) (n=11)Далацин внутри- вагинально (n=9)
абс.%абс.%абс.%абс.%
Сухость во рту718,035,919,10-
Потеря аппетита2153,91121,6872,70-
Тошнота в 1-й день лечения37,759,80-0-
Постоянная тошнота1641,012,0436,40-
Однократная рвота25,123,9327,30-
Неоднократная рвота410,30-218,20-
Однократная диарея37,712,019,10-
Неоднократная диарея410,30-545,50-
Кожные аллергические высыпания25,10-19,10-
Зуд кожи37,70-0-0-
Зуд вульвы12,60-0-222,2
Кандидоз влагалища820,50-218,2111,1

При местном лечении кремом «Далацин C» через неделю после окончания лечения анаэробные микроорганизмы не выявлялись ни у одной больной, но через месяц у 2 пациенток развился рецидив заболевания (см. табл.2), а у 1 — кандидозный вульвовагинит. Через 2 мес анаэробные микроорганизмы были вновь обнаружены у 4 девочек. При назначении детям этиотропного лечения предпочтение мы отдавали тибералу. Этот препарат был успешно опробирован при лечении БВ у женщин [14]. Несомненным его достоинством при лечении наших пациенток было достижение этиологического и клинического выздоровления у подавляющего числа девочек (у 88,2%), незначительное количество рецидивов и, что особенно важно в детском возрасте, минимальное число побочных реакций (см. табл.2 и табл.3). При приеме этого препарата ни у одной девочки мы не выявили высыпаний аллергического характера на коже и кандидозного вульвовагинита после лечения.
Мы провели сравнительный анализ эффективности и частоты развития побочных явлений при лечении детей тибералом и трихополом, который долгое время был основным средством для лечения БВ. Анализ историй болезни 39 девочек, получавших лечение трихополом по поводу БВ у гинекологов, показал высокую терапевтическую эффективность препарата (см. табл.2), но по количеству побочных реакций он значительно превосходил тиберал (см. табл.3).
Таким образом, анализ особенностей БВ у девочек младшего возраста показал, что у большинства из них заболевание носило хронический характер и было вялотекущим, реже — рецидивирующим. Клинические проявления в форме вульвовагинита и цервицита отличались большей выраженностью воспалительных симптомов по сравнению со взрослыми женщинами. При анаэробной моноинфекции вульвовагинит часто сопровождался симптомами уретрита. Восходящий характер поражения урогенитального тракта в виде цистита и пиелонефрита при микробиологическом выделении из мочи влагалищной гарднереллы отмечен у 25% больных, хронический сальпингоофорит и гипоплазия матки и придатков — у 18,8%.
У большинства девочек БВ при моноинфекции протекал на фоне частых ОРЗ, дисбактериоза кишечника, хронических заболеваний желудка, верхних и нижних дыхательных путей, ожирения II — III степени, частой или длительной антибактериальной терапии, что способствовало развитию вторичного иммунодефицита. Назначение комплексного лечения позволило нам добиться этиологического и клинического излечения у 56 (78,9%) девочек. Рецидивы заболевания в основном возникали на фоне очередного курса антибактериальной терапии по поводу сопутствующей патологии. Из нескольких этиотропных средств для лечения БВ у детей необходимо выделить тиберал как наиболее эффективное и безопасное для детского организма. Очевидно, в большинстве случаев предпочтение нужно отдавать пероральному приему этиотропных препаратов, так как местное лечение, несмотря на удовлетворительные ближайшие результаты и отсутствие нежелательных побочных явлений, дает значительно большее число поздних рецидивов, требующих дополнительного лечения. Своевременная диагностика и терапия БВ у девочек младшего возраста является неотъемлемой частью профилактических мероприятий, направленных на поддержание здоровья будущей женщины и снижение риска развития осложнений, связанных с беременностью и родами.

Вестник дерматологии и венерологии, N 1-1999, стр. 38-42.

Литература
1. Кубанова А.А., Аковбян В.А., Федоров С.М. и др. Состояние проблемы бактериального вагиноза. Вестн дерматол 1996; 3:22-26.
2. McFayden J.R., Eykyn I.J. Suprapubic aspiration of urine in pregnancy. Lancet 1988;1112-1113.
3. Колуканов И.Е., Чайка Н.А. Гарднереллез. Санкт-Петербург 1994;42.
4. Martius J., Krohn M., Hillier S.L. et al. Relationships of vaginal Lactobacillus species, cervical Chlamydia trachomatis and bacterial vaginosis to preterm birth. Obstet Gynecol 1988;71:89-95.
5. Hillier S.L. Case control study of chorioamnionitic infection and chorioamnionitis in prematurity. N Engl J Med 1988; 319: 972.
6. Gravett M.G., Nelson M.P., De Rouen T. et al. Independent associations of bacterial vaginosis and Chlamydia trachomatis infection with adverse pregnancy outcome. JAMA 1986;256: 1899-1903.
7. Hull G.B. The microbiology of bacteril vaginosis. Am J Obstet Gynecol 1993;169:450-454.
8. Eschenbach D.A., Hillier S., Critchlow et al. Diagnosis and clinical manifestation of bacterial vaginosis. Am J Obstet Gynecol 1988;158:819-828.
9. Carthy T., Ratnam S.P. Bacterial vaginosis epidemiology, diagnosis and management. J Paediatr Obstet and Gynecol 1987;13:13-26.
10. Shaw C.E., Forsyth M.E., Bowic W.R. et al. Rapid presumptive identification of G. vag from human blood agar medid. J Clin Microbiol 1981;14:108-110.
11. Мавров И.И. Половые болезни. Киев, М 1994;479.
12. Малова И.О. Особенности течения анаэробной урогенитальной инфекции у девочек. Сибирская конференция «Дерматовенерология Сибири. Наука и практика», 2-я:Тезисы докладов. Новосибирск 1997;143-144.
13. Скрипкин Ю.К., Тихонова Л.И., Кубанова А.А. и др.
Социально-эпидемиологические особенности заболеваний, передаваемых половым путем, в Российской Федерации. Российский съезд дерматологов и венерологов, 7-й: Тезисы докладов. Казань 1996;3:19-21.
14. Гомберг М.А., Машкиллейсон А.Л. Применение орнидазола (тиберала) при бактериальном вагинозе. Sex Transm Dis 1997;3:24-26.
Вестник дерматологии и венерологии
Copyright © 2000-2005, РОО «Мир Науки и Культуры». ISSN 1684-9876

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос