Ожирение с экологическим уклоном

Перефразируя известное выражение, можно сказать, что с едой на Земле всегда была напряженка. Любые пищевые ресурсы, еще не превратившиеся в СО2 и Н2О, являются объектом чьего-либо вожделения (скарабей — самый изящный пример деструктора). Хвала еде
Перефразируя известное выражение, можно сказать, что с едой на Земле всегда была напряженка. Любые пищевые ресурсы, еще не превратившиеся в СО2 и Н2О, являются объектом чьего-либо вожделения (скарабей — самый изящный пример деструктора). В природе считается уместным даже такой способ восполнения дефицита (прежде всего некоторых витаминов), как капрофагия*, которая свойственна не только грызунам, но и, например, гориллам (см. замечательную книгу Дайан Фосси «Гориллы в тумане»). Все зависит от физиологических возможностей организма (начиная комплектом зубов и заканчивая набором ферментов). Если обратиться к сказочному эпосу, примеры из которого часто появляются на страницах этого журнала, то сразу вспоминается перечень волшебных предметов, среди которых и скатерти-самобранки, и печи, выпекающие пирожки, а также горшочки, которые сами варят кашу — только попроси. Современный сказочник (они есть или их нет?), держащий нос по ветру, описал бы, быть может, горшочек, который варит самое эффективное похудательное средство, избавляющее от лишнего веса быстро и, главное, навсегда.
Как было задумано
В дикой природе принцип «свобода одного кончается там, где начинается свобода другого» действует очень жестко, ограничивая пищевое поведение определенными рамками. Чем выше ступень пищевой пирамиды, занимаемая видом, тем больше теряется энергии и тем большая территория требуется для поисков пропитания. И именно пища (не считая болезней, конечно) управляет волнами жизни, которая множится, когда ресурсы в изобилии, и замирает, если они ограничены или голод только ожидается.
Человек, как биологический вид, не имеет приспособительных механизмов, позволяющих ему без отрицательных последствий утилизировать систематически и длительно поступающую избыточную пищу. Такое приспособление не могло быть адаптивным на фоне постоянной конкуренции за пищевые ресурсы, в которой будущий человек участвовал наравне с другими видами. До той поры, пока не получил известное преимущество в этой борьбе.
На фоне не слишком большой продолжительности жизни человека издержки переедания если и случались, то не успевали себя проявить, в то же время полнота считалась обязательным признаком высокого общественного положения (и до сих пор считается у представителей некоторых этнических групп). Проблема стала усугубляться с увеличением продолжительности жизни, осложняясь к тому же длинным списком болезней, до которых раньше люди просто не доживали.
Экологические зарисовки
Разрушая естественную среду обитания, человек неизбежно рушит и сложившиеся пищевые традиции, причем, чем тщательнее они были подогнаны к непростым, а порой и невероятно сложным условиям жизни, тем трагичнее результат вмешательства. Примеров тому, к сожалению, чудовищное количество. Стоит привести лишь некоторые для демонстрации общей тенденции. В цивилизованных странах вопросам защиты окружающей среды уделяется все больше внимания и средств, вопросы защиты среды внутренней требуют не меньшего внимания, учитывая их тесную взаимосвязь.
Остров Науру — что можно сделать за сто лет
Хорошо известна трагедия фосфоритных островов, природа которых не просто пострадала, а была уничтожена в результате работ по добыче фосфоритных удобрений, а местные жители, представленные в основном полинезийцами и микронезийцами, были обречены на так не похожую на жизнь их родителей странную «беззаботную» жизнь, лишенную работы, привычных забот и традиционных продуктов питания. Фосфориты были случайно обнаружены в 1899 г. на одном из таких островов в Тихом океане, острове Науру. Менее чем за сто лет от него остались практически только коралловые скалы, торчащие зубьями и раскаляющиеся на солнце так, что все окрестные тучи даже близко к острову не подходят. Все товары и продукты завозятся на остров, на котором не осталось места даже для кур. Пока правительство обсуждает планы о создании райского сада на насыпном грунте, практически все взрослое население острова, занимающего второе место в мире (41% населения) по распространенности сахарного диабета II типа, имеет высокие степени ожирения (СД II или инсулиннезависимый диабет, ИНСД) [1]. В обзоре академика И.И. Дедова (Федеральный диабетологический центр МЗ РФ, Эндокринологический НЦ РАМН) представлены данные по эпидемиологии сахарного диабета в мире. Обращает на себя внимание статистика распространенности СД II, которая составляет обычно 80–90% среди всех случаев заболеваемости СД (исключение составляют лишь некоторые этнические группы, например, жители Папуа — Новой Гвинеи не болеют СД II, а среди коренных жителей Севера практически не встречается СД I) [1].
Эскимосы и традиционная диета
Другой печальный пример — из жизни эскимосов, питающихся исключительно мясом и рыбой, если не считать того, что все цветы, появляющиеся короткой полярной весной, кроме синего колокольчика, считаются у эскимосов съедобными. Такая белково-жировая диета, тем не менее, позволяет оптимально приспособиться к условиям жизни на Крайнем Севере. Исследования, проведенные среди канадских эскимосов, показали практически полное отсутствие у них явлений атеросклероза, что объясняют антиатерогенным действием полиненасыщенных жирных кислот, в большом количестве содержащихся в их рационе [2] (к сожалению, неизвестно, в каком году проводились эти исследования).
Иная картина складывается у эскимосов, меняющих привычный уклад жизни при переселении в город. Замена собачьих и оленьих упряжек снегомобилями не только серьезно сократила энергозатраты у местных жителей, но и существенно изменила жизненный уклад. Сильно изменилась и структура питания. Практически полное отсутствие в традиционном рационе углеводной пищи приводит к быстрому нарушению обмена при употреблении концентрированных углеводсодержащих продуктов. Самые тяжелые последствия связаны с приемом алкоголя, вызывающего у эскимосов тяжелое отравление (для всех живых существ, проживающих в теплых странах, — от бабочки до слона — алкоголь является привычной пищей, содержащейся в перезревших забродивших плодах. У эскимосов же отсутствует ферментная система, позволяющая утилизировать алкоголь с пользой). В 1997 г. семья лингвиста-москвича прожила с двумя детьми три месяца в деревне Николай (Аляска, США, ближайший большой город — Анкоридж). Их путевые заметки дают возможность ознакомиться с жизнью современной «аляскинской деревни» [3]. Аляска стала штатом в 1959 г. После принятия в 1971 г. «Акта о правах коренного населения» и подоспевшего к этому времени нефтяного бума началось благоустройство местной жизни. На развитие инфраструктуры, дорог, школ, охрану окружающей среды местным властям стали выделяться огромные средства. К окончанию нефтяной эпопеи в 1985 г. край был уже вполне благоустроен. Снегомобилями пользуются все, всегда и везде. Люди вообще не ходят пешком. Собачьи упряжки держат редкие семьи (а 20 лет назад держали все) и то лишь для спортивных соревнований. В результате, традиционный мясной рацион, богатый жирами и холестерином, провоцирует развитие ожирения и сердечных болезней. Заболеваемость туберкулезом и чудовищная детская смертность среди местного населения за годы цивилизованной жизни резко сократились, но новые проблемы, связанные с изменившимся укладом жизни, становятся все более серьезными.
Индейцы Пима — самый частый пример в статьях про ожирение
Аризонские индейцы (как теперь принято говорить в Америке — коренные жители) Пима — еще один пример, иллюстрирующий конфликт между «экономным генотипом» (сформировавшимся в процессе эволюции типом обмена веществ), позволяющим накапливать энергию преимущественно в виде жира даже при очень скудном рационе, и резко изменившимися условиями жизни. Распространенность высоких степеней ожирения среди этой этнической группы столь высока, что индейцы Пима занимают первое место в мире по заболеваемости ИНСД (50%) [1, 4]. В условиях доступности продуктов питания, усугубленной снижением энергозатрат, это необыкновенно выносливое племя, способное выжить в чрезвычайно сложных природных условиях, на фоне западной жизни оказывается вдруг неприспособленным. В результате — критические цифры и степени ожирения.
В популяционных группах, живших в изоляции, особенно на удаленных островах, или в исключительно сложных природных условиях сформировался комплекс признаков, имеющих приспособительный характер к конкретным условиям среды обитания. Ситуация в мире описывается теми же биологическими законами, труднее лишь проследить причинно-следственную связь из-за более длительного периода смешения культурных традиций, идущего вслед за развитием торговых отношений.
Проблема ожирения и народонаселение
Как писали в своем «Введении в биологию» П. Кепм и К. Армс [5],
«экспоненциальный рост популяции человека напоминает рост популяции бактерий или кроликов, только что попавших в благоприятную среду. Подобно всем взрывам численности, демографический взрыв должен прекратиться, когда на Земле окажется слишком много народу, чтобы каждый человек мог получить достаточное количество какого-то необходимого, но ограниченного ресурса». Один из таких жизненно необходимых ресурсов — это пища, недостаточное количество которой является причиной голодной смерти миллионов людей ежегодно. Именно заметное улучшение питания и санитарно-гигиенических условий существенно снизило смертность в ХХ веке, гораздо больше, чем достижения современной медицины. Пищевые ресурсы сегодня не являются лимитирующим фактором для всего населения Земли лишь потому, что они распределены крайне неравномерно. Причем большинство людей, которые плохо питаются, умирают не потому, что они получают недостаточное количество калорий, а из-за того, что в их рационе слишком мало белка и витаминов, что существенно понижает сопротивляемость организма заболеваниям, которые при нормальном питании не были бы смертельными.
С.П. Капица пишет по этому поводу, что численность человечества, которая до последнего времени удваивалась чуть ли не каждые сорок лет, сейчас находится на стадии даже не экспоненциального, а гиперболического роста. Но перелом уже виден. Стабилизация численности уже произошла в развитых странах, включая Россию, и предполагается, что в ближайшие сто лет она наступит во всем мире [6].
Мотивация решает все
Предположим, профессия обязывает вас поддерживать хорошую физическую форму (спорт, балет, модельный бизнес и т.д.), или вы влюбились (хотите получить выгодный контракт, собираетесь на курорт и т.д.), или же предупреждения врачей действительно произвели на вас сильное впечатление. В этом случае ваша мотивация столь сильна, что проблем с насилием над собой не будет — слишком высоки ставки. Хорошим примером жесткой мотивации является дисциплинированный подход к еде у диабетиков. Их жизнь — довольно веский аргумент в пользу того, что еда действительно может быть реальной угрозой. Если же еда для вас — один из основных источников удовольствия, то ограничивать себя долго, не давая ничего взамен, будет очень и очень сложно. Подобную ситуацию хорошо описывает анекдот:
— Доктор, я буду жить?
— Будете.
— А смогу?
— Нет.
— Тогда зачем такая жизнь?!!
Разумный подход предполагает понимание природы пищевого поведения. Вопрос голода в организме встает очень определенно и настойчиво — здесь отработаны надежные системы, запускающие поведенческий комплекс на поиск пропитания. Что делают голодные животные и очень голодные люди (оголодавшие не по своей воле) — они наедаются до отвала в буквальном смысле, категорический стоп-сигнал прекращает трапезу, когда заполнен желудок (ферментные возможности тоже не безграничны). Эволюционно такая система регуляции вполне оправдана, так как еда… (см. выше). Более тонкие намеки множества нейрогормонов, сигнализирующих о наступлении насыщения, надо не только воспринять, но еще и послушаться. Идея эта вполне прозрачна и может быть использована каждым при анализе своего пищевого поведения. Именно желание усилить эти сигналы с помощью лекарственных препаратов и сделать их более доходчивыми стимулирует исследования в области нейрорегуляции чувства насыщения.
Об ожирении как о болезни
В обзорах ожирение обычно позиционируется как болезнь, но в таком определении кроется некая ловушка. Люди склонны относиться к болезни как к неизбежному злу, влиять на которое самостоятельно довольно сложно — для этого требуются усилия. В таком определении большинство людей охотно усматривает оправдание своего образа жизни, списывая возникающие проблемы на обстоятельства, которые они изменить не в силах. Если какое-либо состояние объявляется болезнью, то, таким образом, часть ответственности человек может переложить на «здравоохранные» структуры. Можно ли считать, что причиной почти 100%-й вероятности развития ожирения у индейцев Пима (при традиционном «западном» рационе) является болезнь? Ведь именно такой, «экономный», тип обмена веществ позволил их предкам выжить в условиях с крайне скудным питанием?
Все проблемы, связанные с ожирением, возникают на фоне избыточного питания. Это мысль очень проста, но не слишком приятна. К сожалению, пока еще лечить выгоднее, чем проводить профилактические мероприятия и разъяснительную работу. Статистические отчеты расходов развитых стран на медицинское обслуживание достаточно явно демонстрируют ценность профилактики, убеждая гигантскими цифрами все возрастающих расходов на госпитализацию, при этом подчеркивается, что многим странам такие расходы просто окажутся не по карману. Высокие степени ожирения, называемого морбидным (лат. morbidus — болезненный), безусловно, являются серьезным заболеванием, отягощенным целым списком осложнений, существенно повышающим риск смертности. Для этой категории больных лечение средствами, подавляющими аппетит, хирургическое вмешательство и т. п. серьезные мероприятия являются терапией выбора. Для категории граждан, чей вес, а главное — количество жировой ткани, превышает средние нормы в пределах их весовой категории, риски существенно возрастают, а при отягощении сопутствующими заболеваниями, составляющими синдром Х, становятся настолько значимыми, что пренебрегать ими неразумно.
Стоит напомнить, что частота наследственных заболеваний, провоцирующих развитие высоких степеней ожирения, не слишком высока. Во всяком случае, массовое распространение ожирения они никак не могут объяснить. Но самое главное, что и эти заболевания также проявляются на фоне избыточного питания. Конечно, человека нельзя посадить в клетку и кормить согласно предписаниям (которые, например, существенно увеличивают продолжительность жизни экспериментальных животных). И сам человек, как показывает низкая результативность разнообразных диет, не может долго ограничивать себя в еде. Только самостоятельное формирование индивидуального рациона, учитывающего состояние здоровья, пристрастия и возможности, позволяют следовать выбранному курсу без мучительной борьбы. Но прийти к разумному компромиссу можно только осознав важность проблемы и оценив возможные риски. В конце концов, этот выбор должен сделать каждый.
Полезность любых диет
Отмечается низкая эффективность для лечения ожирения мягких диет и в то же время положительное их влияние на самочувствие пациента. При этом типы диет могут значительно различаться. Главным достижением диетического питания часто становится сохранение имеющегося веса и формирование у пациента привычки осмысленно относиться к вопросам питания. Что же касается ограниченного потребления жиров, уместного не только для страдающих ожирением и склонных к полноте людей, но и для имеющих нормальный вес, то предпочтение стоит отдавать жирам с более высокой биологической ценностью. С учетом конкретных реалий жир должен рассматриваться, прежде всего, не как источник калорий, а как поставщик незаменимых жирных кислот, которые в организме человека не синтезируются (витамин F*), и полиненасыщенных жирных кислот, оказывающих выраженное антиатерогенное действие [7] (эйкозапентаеновая, докозагексаеновая; дефицит этих полиеновых кислот существенно нарушает структуру мембран, что способствует развитию атеросклеротических изменений).
Похудеть!
Все имеющиеся у дикой природы примеры чудовищного ожирения всегда носят адаптивный характер. Например, у малого веретенника, который выводит своих птенцов на Аляске, перед броском через Тихий океан доля жира составляет 55% массы тела. Секрет последующего похудания прост: пролететь над океаном 11 тыс.км [Science News 1998; 153: 28]. Конечно, такой способ решения проблемы лишнего веса кажется людям до обидного простым, и хочется же продемонстрировать свое интеллектуальное превосходство. А посему разработка фармацевтических препаратов для борьбы с лишним весом идет полным ходом. Этому вопросу будет посвящена отдельная статья.
Список литературы:
Дедов И.И. Сахарный диабет в Российской Федерации: проблемы и пути решения.
Сахарный диабет 1998;1:
www.clinpharma.com/magazine/diabet/Number1/diabet.htm. Щербакова М.Ю. Дислипопротеидемии. Лечащий врач 1999; 7. www.osp.ru/doctore/1999/07/19.htm.
Бергельсон М. Статьи участников научных, культурных и образовательных программ сотрудничества с США (2). www.prof.msu.ru/book/articles2.htm.
McNulty SJ, Williams G. Obesity, an overview. Proceedings 1999;29(3):
www.rcpe.ac.uk/public/top.
Кемп. П., Армс К. Введение в биологию. М: Мир;1988. с. 173-174.
Капица С. П. Три вызова науке. Компьютерра 2000; 2(379): 33-35. Титов В.Н. Нарушение транспорта в клетки насыщенных жирных кислот в патогенезе эссенциальной гипертонии. Вопр мед химии 1999; 6.
www.medi.ru/doc/88906.htm.
Анна Петрухина,
ГНЦ Институт иммунологии МЗ РФ, Москва

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос