Как я иммигрировала в США

Решение уехать из России не было случайным. Родители постоянно твердили, что наша Родина катится известно к кому под хвост, рабочих мест не хватало, а в нашей семье намечалось прибавление, что отнюдь не означало прибавление в финансах семьи.Решение уехать из России не было случайным. Родители постоянно твердили, что наша Родина катится известно к кому под хвост, рабочих мест не хватало, а в нашей семье намечалось прибавление, что отнюдь не означало прибавление в финансах семьи. В общем, как-то раз, собравшись на семейный совет, мы решили, что нужно что-то делать. Только тогда еще мало кто понимал, что именно надо делать. Мама начала собирать сведения о странах, в которые проще всего было уехать — Чехия, Германия, Швейцария — до сих пор помню, как мы сидели по вечерам на кухне, обложенные атласами и справочниками и все вместе выбирали, куда же мы поедем.
Конечно, самой лучшей для нас страной представлялась Америка — богатые ресурсы, рассказы знакомых и информация по телевидению — все способствовало такому восприятию земли необъятных возможностей. Но мы об этой земле даже и не мечтали. У нас не было денег, чтобы уехать по бизнес визе, никакие родственники или знакомые там нас не ждали, поэтому воссоединяться нам было не с кем. Самое лучшее было бы уехать по рабочей визе, но, к сожалению, никто из нас необходимыми профессиями не обладал.
Мы решили ехать в Чехию, страна нам всем нравилась — климат, люди, города старинные. Мы уже подыскали школу для меня и работу для папы (он инженер по профессии), отдали часть суммы за визу агентству, которое обещало нас переправить в страну «вполне легальным путем», как выразился его представитель. Начали паковать чемоданы, беря с собой только все необходимое и собирать деньги на остальную часть жалования агентству. Тут — то и случился крах нашей семье, которая держалась только на папиной зарплате, фирма, где он работал, распалась. Он пришел домой в тот вечер и сказал: Мы банкроты. Тяжело видеть, когда у людей такие проблемы, но еще тяжелей, когда эти люди — твои родители.
Я нашла себе работу на лето, мама, на втором месяце беременности, стала работать продавцом, а отца мы направили повышать квалификацию — все лучше, чем дома сидеть.
В то время интернет еще только начинал развиваться, да что интернет, компьютеры были далеко не у каждого. У меня, тогда еще девчонки, блестели глаза при одном виде на эти электронные гиганты. Я подрабатывала курьером в одной большой солидной фирме и, как оказалось, один из ее директоров был отцом моего хорошего знакомого, поэтому мы с ним на пару, после работы изучали компьютер и всемирную сеть. Я училась в школе с английским уклоном и довольно сносно знала английский, поэтому мы начали с исследования американских сайтов. Там же я и наткнулась на первое объявление о предложении работы. Как я уже сказала, отец учился на курсах, что позволило бы ему в будущем освоить и дизайнерское ремесло, поэтому, не долго думая, я написала от его имени на один из сайтов о том, что русский мужчина хочет найти работу за рубежом. Написала и забыла. Как ни как Россия большая, и не только мой отец хотел найти работу за рубежом.
Через два или три месяца на наш адрес пришло письмо, вернее целая посылка, вместе с документами и предложением сотрудничать с американской компанией. Это и изменило все наши планы об эмиграции в Чехию. Чемоданы снова начали паковаться, планы исполняться и надежды сбываться. Визу мы довольно быстро получили — через два месяца и сразу, на любезно предложенные новой компанией отца, билеты, вылетели в Москву.
Очень хорошо помню то дождливое сентябрьское утро, в которое мы сидели на сумках и чемоданах и холле московского аэропорта, успев слегка промокнуть под дождем, немного потрепанные в дороге, но все еще бодрые духом. Отец гордо расхаживал в новом плаще, купленном по случаю отъезда в новую страну, вокруг нас и говорил, что он всегда знал, что его мечты сбудутся. Мне, честно говоря, было немного жалко покидать свою страну, свой город, друзей. Все это было родным мне на протяжении всей моей жизни, эта страна была мне Родиной, а не Америка. Но решение было принято, и наш самолет уже объявили. Мы повскакали со своих самодельных кресел, мама засуетилась, ища билеты и документы, папа слегка нервно подхватил сумки и мы пошли. Проверка документов и всего остального запомнилась мне смутно, меня ни о чем не спрашивали, всем занимались родители, но я отчетливо хорошо помню чувство тоски по дому, от которого мы еще не уехали, так как будто бы покидаешь самого родного и близкого тебе человека навсегда.
Перелет прошел без особых происшествий — мы слушали музыку, ели, спали, поднимали тосты за новую жизнь, каждый немного нервничал, как никак новая страна. Как она нас встретит?
Вот и приземлились, наконец. От непрерывного 9 часового сидения все затекло и хотелось размяться. Первый шок в новой стране — мы вышли из самолета сразу в длинный коридор, ведущий в холл Нью-йоркского аэропорта. Прошедши опять историю с документами, мы направились за багажом, а затем на свежий воздух. Здесь, в этом мире, солнце весело сияло, и я улыбнулась чему-то хорошему и новому, витающему в воздухе. Мы, наконец-то, попали в свою страну необъятных возможностей!
Источник: well.com.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос