Здесь любят срубить денег с врачей

«в России нищие врачи, не желая отставать от всей
остальной части населения, пытаются заработать всеми
возможными способами, …
lampeter
«в России нищие врачи, не желая отставать от всей
остальной части населения, пытаются заработать всеми
возможными способами, …
lampeter

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
Ваше письмо появится в газете после того, как его
прочитает редакция
Прочитав статью и большинство откликов, схватился за голову.В России, особенно в Москве и Питере столько позитивных изменений в сторону цивилизованного и благоустроенного Запада, а медицина и особенно организация и законодательная основа её так и остались на зачаточном «совковом» уровне.

Это письмо отклик на «личный опыт» нашей читательницы Ирины «Как меня развели в платной клинике». – ред.
Говорю это с полным сознанием дела, так как работал врачём в Союзе, а сейчас занимаюсь тем же в Штатах и могу сравнивать системы, что называется изнутри. Так вот сравнивать их нельзя, так как это небо и земля 🙂
Да, бывают врачебные ошибки везде. И сверхнеобходимая диагностика в Штатах гораздо более распространена, чтобы врачу «прикрыть свою задницу». Здесь считается лучше сделать лишний тест и потратить лишние деньги пациента или страховой компании, а то и недополучить их вобще, чем пропустить серьёзную проблему и быть судимым на многие миллионы. Но чтобы заряжать намеренно? Извините.
Да этого ни у кого и не получится. Во-первых врач не станет опускаться до мелкого мошенничества. В Штатах например, ни один врач меньше 100-120 тысяч в год не зарабатывает, со средней зарплатой в 220 тыс, а максимальной более миллиона. Стоит ли рисковать своей репутацией, лицензией, на каторую надо было пахать 10-15 лет так, как ни один из вас никогда в жизни не работал (по 80-120 часов в неделю часто без сна и выходных не приседая, в постоянном стрессе!)
И ради чего? положить в карман лишние 300 баксов? Да и при желании это не получится – система не позволит.
Американская медицина, как вы знаете, везде частная и платная (кроме ветеранских армейских госпиталей). Другое дело кто и как будет платить. Дело в том, что доля пациентов, платящих за всё из своего кармана, особенно за дорогостоящее лечение, очень мала. Большинство населения получает медицинские услуги, оплаченные страховыми компаниями. Даже пенсионеры и малоимущие имеют свои страховки. Каждая страховая компания имеет список абсолютно необходимых, рекомендуемых и возможных методов диагностики и лечения данного конкретного заболевания, рекомендуемый Американской Медицинской Ассоциацией и другими регулирующими организациями.
Врач и госпиталь решают, какие виды страховок они будут принимать и заключают договор, в котором чётко расписано сколько страховая компания будет платить за то или иное лечение.
Мало? Не принимай эту страховку или зарание предупреждай пациента о доплате, которую он должен будет предоплатить сверх страховки (крайне редкий вариант).
Если же предстоит дорогостоящее лечение или диагностическая процедура, то врачу необходимо получить предварительное разрешение страховой компании, отправив туда всю необходимую информацию. Страховая компания же может порекомендовать (настоять) на «втором мнении» (проконсультировать пациента у второго-третьего независимого врача). Если же какой-то тест сделан, а компания считает его не необходимым (нередко только потому, что счёт выставленный компании был неправильно оформлен), то врач может пытаться получить недовзысканные деньги с пациента (что может занимать годы и часто не удаётся). В случае же недовольства пациента врачебными ошибками он может судить врача (госпиталь) и требовать материальную компенсацию.
Посадить врача в тюрьму или лишить его лицензии можно только за преднамеренные действия или преступную халатность, приведшие к тяжелейшим последствиям.
Но это случается крайне редко. Чаще всего врача судят на деньги, и это происходит сплошь и рядом.
В некоторых специальностях (например акушерство) практически нет врачей, даже самых талантливых и усердных, которых не судили хотя бы раз в жизни. Нередко судят за дело, а как известно не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. А при интенсивности американской медицины, делать призодится очень много (врач-резидент (молодой врач, специализирующийся и стажирующийся сразу после окончания медицинской школы) за первые 4-5 лет своей карьеры делает больше операций, чем многие советские врачи за всю жизнь). А иногда судят просто так, чтобы срубить денег с «богатенького» врача (особенно специализируются на этом представители неких меньшинств, не любящих работать, и желающих хоть таким способом заработать себе на травку). Чаще всего суд заканчивается почти ничем, но если уж присяжные удовлетворяют иск, то он может исчисляться миллионами.
Никакой, даже самый успешный врач не в состоянии оплатить такие иски и за него их платит malpractice insurance (страховка для врачей от врачебных ошибок).
Естественно эту страховку обязан купить каждый врач, и сумма зависит от места практики (больше этих самых меньшинств — выше страховка) и от специальности (наибольшая — у нейрохирургов и акушеров — до 150 тысяч в год, которые ты должен выложить из своего кармана в начале года безо всякой гарантии, что сможешь их отбить!).
Сейчас это самая большая проблема американской медицины, в результате которой врачи, не выдерживая такого давления, вынуждены переставать практиковать или переставать делать наиболее сложные и рискованные процедуры. Как результат – в США появились целые районы, где нет ни одного акушера-гинеколога и женщинам приходится ехать рожать в другой город или даже штат. Эту проблему пытаются сейчас решить вплоть до конгреса США, но пока реальных сдвигов нет.
Выводы из всего написанного:
— в России нищие врачи, не желая отставать от всей остальной части населения, пытаются заработать всеми возможными способами, их тоже можно понять, и пока медицинская отрасль не встанет на ноги на равне с любой другой сферой деятельности, потобные ситуации не избежны. Вы их закроете здесь, завтра они откроют новую клинику за углом.
— Требуйте от депутатов и правительства принятия законов позволяющих медицине законно и честно зарабатывать. Необходимо создать реальную систему страховой медицины, позволяющую пациентам получать полный пакет необходимых услуг без сверхвозможных затрат, а врачам достойно зарабатывать, думая о качестве своей работы, а не о том как бы урвать лишнюю копейку. Бизнес, в котором хотя бы один из партнёров недоволен, обречён на провал.
— Необходимо создать систему чётко регулирующую все взаимоотношения в медицинском бизнесе и защищающую как пациента, так и врача. И пусть система работает, а не наши увещевания: Ах! Какие они бессовестные, давйте их ругать и заставим вспомнить Клятву Гиппократа!
P.S. Если у женщины-автора письма, никогда не посещающей гинеколога, в 38 лет нашли что-то, требующее дополнительного разбирательства, — это не значит , что у неё ничего нет. Всё-таки современная медицина настолько сложна, что знаний почёрпнутых в журнале «Здоровье» и от «родственницы соседки» иногда бывает и недостаточно, иногда полезно всё-таки прислушаться к мнению специалиста 🙂
Одни из главных бед советской медицины – это отсутствие профилактики и возможность купить в аптеке любое лекарство без рецепта, и как следствие – неграмотное самолечение запущенных болезней. Но об этом как-нибудь в другой раз.
Источник: «Газета.Ru».

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос