Дисфункция яичников и диабет у девочек

Сахарный диабет (СД) оказывает негативное воздействие на репродуктивную систему женщины посредством различных патогенетических механизмов [9]. Развившийся в детском возрасте СД, нередко становится причиной как первичной, так и вторичной аменореи [4]. В “доинсулиновый период” у девушек, страдающих СД I типа, менструации были редкостью, а гипогонадизм и первичное бесплодие наблюдались у 90% [11]. Дюфастон в коррекции менструального цикла у девочек, больных сахарным диабетом I типа
И.П. Мешкова, академик РАМН И.И. Дедов, профессор М.Б. Анциферов, Л.Н. Щербачева
Эндокринологический научный центр РАМН, Москва

Сахарный диабет (СД) оказывает негативное воздействие на репродуктивную систему женщины посредством различных патогенетических механизмов [9]. Развившийся в детском возрасте СД, нередко становится причиной как первичной, так и вторичной аменореи [4]. В “доинсулиновый период” у девушек, страдающих СД I типа, менструации были редкостью, а гипогонадизм и первичное бесплодие наблюдались у 90% [11].
Среди основных нарушений менструального цикла (МЦ) олигоменорея и аменорея встречаются у больных СД в три раза чаще, чем у здоровых девушек и женщин [14]. При этом у 77% больных СД I типа выявляются поликистозные изменения в яичниках, а индекс массы тела существенно превышает таковой у аналогичных пациенток с регулярным МЦ [8]. Всего 11% женщин с СД I типа не имеют какой–либо гинекологической патологии и указывают на своевременное начало менархе [7].
Целью настоящего исследования явилось изучение эффективности коррекции доз инсулинов и использования дидрогестерона (Дюфастона) в регуляции менструального цикла у девочек с СД I типа, с различным уровнем метаболического контроля заболевания.
Материалы и методы
29 девочек с СД I типа в зависимости от компенсации основного заболевания были распределены на 2 группы.
I группа – 17 девочек в возрасте от 13 до 18 лет (среднее 14,9±0,6 лет). 13 девочек были старше 15 лет, из них 4 достигли 18–летнего возраста. В исходном цикле обследования у больных данной группы индекс массы тела (ИМТ) в среднем составил – 20,8±0,7 кг/м2; HbA1c 6,9±1,2%; базальный уровень эстрадиола (Э2) в сыворотке крови – 278,6±54,1 пмоль/л; прогестерона (П) – 1,2±0,4 нмоль/л. У больных имелась олигоменорея, у 1 – вторичная аменорея, у 7 – регулярный МЦ, но с выраженной недостаточностью лютеиновой фазы цикла. У 10 девочек физическое развитие (ФР) было расценено, как соответствующее возрастным нормативам. Задержка ФР выявлена у 4 больных, опережение показателей физического развития (ОФР), обусловленное избыточной массой тела, – у 3 девочек. Коррекция менструального цикла проводилась препаратом Дюфастон (дидрогестерон – 10 мг, “Солвей Фарма”). Препарат назначался с 11 по 25 день МЦ по 1 таблетке 2 раза в день при сохраненном ритме менструаций, либо по 1 таблетке 2 раза в день в течение 10 дней, начиная с 45 дня цикла на фоне “задержки” менструации.
II группа – 12 девочек в возрасте 13–15 лет, имевших на момент обследования СД в стадии декомпенсации (средний уровень HbA1c – 9,9±0,3%; средние показатели гликемии натощак – 14,3±2,8 ммоль/л, глюкозурия, ацетонурия). ИМТ составил 19,4±0,4 кг/м2. Задержка физического развития (ЗФР), обусловленная дефицитом массы тела при соответствующем возрасту росте, была выявлена у 8 больных. Половое созревание (ПС) было расценено нормальным у 7, запоздалым – у 5 больных. У 3 девочек в возрасте 13–14 лет имелось выраженное недоразвитие молочных желез, у 2 больных 15 лет менархе наступило в год обследования. У 11 больных были диагностированы нарушения МЦ по типу олигоменореи, у 1 девочки выявлялась выраженная недостаточность лютеиновой фазы МЦ на фоне сохраненного ритма менструаций. Базальный уровень эстрадиола в сыворотке крови, определяемый на 5–7 день МЦ, у 11 больных в среднем составил 134,0±34,2 пмоль/л. Что касается базального уровня П, то он не превышал значений, характерных для девочек 12–летнего возраста (0,7±0,3 нмоль/л). Учитывая выраженную декомпенсацию основного заболевания в данной группе больных, лечебное воздействие было ограничено подбором доз инсулинов: увеличением дозы инсулина продленного действия на 2–4 ЕД в сутки, короткого действия – от 2 до 6 ЕД.
На момент обследования все девочки обеих групп получали базис–болюсную инсулинотерапию (среднесуточная доза инсулинов короткого и продленного действия составила 1,2±0,4 ЕД/кг массы тела). Сравнительный анализ результатов проводимой терапии осуществлялся через 3 и 6 мес. Основными показателями при оценке эффективности терапии служили: уровень HbA1c (%), ИМТ (кг/м2), содержание Э2 и П в сыворотке крови, результаты измерения базальной температуры. Кроме того, учитывалась клиническая эффективность проводимого лечения.
Результаты и обсуждение
Детальный анализ гормонального профиля обследованных девочек выявил широкий разброс индивидуальных значений содержания эстрадиола (от 64,0 до 387,0 пмоль/л) и прогестерона (от 0,4 до 2,2 нмоль/л). Среди девочек с гипоэстрогенемией преобладали больные с СД в фазе декомпенсации (II группа). Так, логнормальное распределение содержания эстрадиола у них составило – 64–168 пмоль/л. Значения базальной концентрации прогестерона у 16 девочек существенно не отличались от возрастных нормативов, а в 12 случаях его содержание колебалось от 0,4 до 0,8 нмоль/л, что свидетельствовало о наличии исходной гипопрогестеронемии.
В группе больных, получавших только инсулинотерапию, суточная доза инсулина короткого действия через 3 мес лечения в среднем повысилась на 4–6 ЕД, а инсулина продленного действия – постепенно возрастала, составив в среднем через 3 мес лечения – 22,0±2,0 ЕД, а через 6 мес – 24,0±1,5 ЕД.
На фоне проводимой терапии отмечалось заметное улучшение общего самочувствия больных, а также положительная динамика ИМТ. Так, если ИМТ в начале обследования в среднем составлял 19,4±0,4 кг/м2, то через 3 мес он увеличился до 20,2±1,0 кг/м2, а через 6 мес – 21,4±0,8 кг/м2 (p

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос