Диализ и Туризм.

Сегодня я хотел бы рассказать о новом виде туризма, о котором большинство читателей газеты ещё не слышало. Речь пойдёт о так называемом «диализном» туризме. Диализ является технически сложным и дорогостоящим методом очищения крови больных, страдающих тяжёлыми почечными заболеваниями. Сегодня я хотел бы рассказать о новом виде туризма, о котором большинство читателей газеты ещё не слышало. Речь пойдёт о так называемом «диализном» туризме. Диализ является технически сложным и дорогостоящим методом очищения крови больных, страдающих тяжёлыми почечными заболеваниями. Без постоянного диализа этим людям грозит неминуемая смерть. Понятно, что в, мягко говоря, небогатых постсоветских республиках, только немногие состоятельные «новые русские, украинцы, азербайджанцы» могут позволить себе такой дорогостоящий метод лечения. Просьба о предоставлении убежища, как способ лечения Статистика свидетельствует, что всё большее количество тяжело больных иностранцев просят убежища в Германии. Цель заранее обречённой на неудачу просьбы о предоставлении статуса беженца одна, — за время рассмотрения дела провести необходимое и недоступное на родине лечение.
В последнее время в лагере приёма беженцев федеральной земли Гессен ежедневно регистрируются прибытие несколько соискателей убежища, которые страдают различными почечными заболеваниями. Среди них немалое количество выходцев из стран СНГ, особенно из закавказских республик. Технология «операции» проста.
Человек звонит в ворота лагеря, после чего падает в обморок. Выбежавшие на звонок сотрудники этого учреждения находят на теле лежащего без сознания человека записку на немецком языке: «Я почечный больной, нуждаюсь в диализе. Пожалуйста, срочно отвезите меня в больницу». Это сообщение производит нужный эффект. Лежащего на земле человека отвозят в медицинское учреждение, где врачи оказывают ему необходимую помощь.
Записка на немецком языке, целенаправленное достижение лагеря (который не так просто найти), немецкая въездная виза и прочие признаки позволяют предположить, что доставка диализных пациентов из стран СНГ в Германию уже приобрела организованный характер. Тема «медицинского туризма» за счёт немецкого налогоплательщика и злоупотребление гуманных законов ФРГ является новой проблемой немецкой правовой теории и практики.
Юридическая база «диализного» туризма На этом месте я хочу рассмотреть имеющуюся правовую базу и некоторые судебные решения по вопросам такого «медицинского» туризма. В качестве образца я взял решение верховного административного суда города Кобленца (Oberverwaltungsgericht Koblenz Urteil vom 03 April 1998 г. — Az: 10 А 10902/97, напечатано в NVWZ — приложение 98, 95).
Административный суд города Кобленца (высшая инстанция по делам такого рода в федеральной земле Рейнланд-Пфальц) вынес решение по делу одного беженца из далёкой африканской страны Конго (Заир). Компетентное ведомство отклонило просьбу гражданина Конго о предоставлении убежища. Кандидат на высылку из Германии, однако, был болен весьма тяжёлым и потенциально смертельным заболеванием крови (лейкемия). Суд счёл невозможным по состоянию здоровья выслать несостоявшегося беженца на Родину.
В обосновании своего решения суд сослался на § 53 абзац 6 Закона об иностранцах (Auslandergesetz). Этот параграф запрещает принудительную высылку иностранца в такое место, где его жизни, состоянию здоровья или свободе грозит «конкретная» опасность. Административный суд установил, что на родине заирскому беженцу на самом деле угрожает такая «конкретная» опасность.
Общеизвестно, что система здравоохранения в Заире находится в плачевном состоянии. Лечение на месте такой сложной болезни, как лейкемия, не представляется возможным. Следует учесть, что в данном случае не существовало никаких сомнений в диагнозе и степени тяжести состояния истца. Высылка больного на родину, и в самом деле, явилась бы для него смертным приговором. В результате он смог остаться в ФРГ на неопределённое время и продолжить жизненно необходимое лечение.
Федеральный Административный суд ФРГ так же склоняется к этой точке зрения (Решение от 27 апреля 1998 г., номер дела 9 С 13/97, напечатано в NVWZ 98, 973). На проведённом высшим судебным органом страны процессе речь шла о больном СПИДом кандидате на статус беженца. Ситуация была сходна с судьбой конголезца. Отклонённый претендент на статус беженца обратился за помощью в Федеральный административный суд. Высшая судебная инстанция направила дело на повторное рассмотрение в нижестоящий суд со следующими руководящими указаниями.
Суд нижестоящей инстанции должен проверить обстоятельства дела и определить, существует ли на родине беженца эпидемия СПИДа. Фактическое существование эпидемии может оправдывать насильственную отправку непризнанного беженца в страну происхождения. В этом случае речь уже не идет об индивидуальной ситуации страдающего тяжёлым и редким заболеванием человека. Лечение массовой эпидемии широко распространенного заболевания не должно быть для местных врачей новым и неизвестным делом. Отсутствие возможностей для лечения СПИДа на месте должно давать возможность для проживания в ФРГ. Немецкие власти не имеют права отправлять иностранца на верную смерть.
Пока лазейка открыта
В общем, описанная мной ситуация представляет собой большую проблему для немецких властей. Безусловно, немецкие посольства не могут выдавать всем тяжелым больным из различных стран мира въездную визу в Германию со статусом «больного». Иностранцы не могут требовать въезда в ФРГ и проведения там необходимого лечения или технически сложной операции. Указание о невозможности лечения определённых заболеваний на родине не является аргументом для выдачи въездной визы. Юридическая сторона вопроса является вполне очевидной и посольство в силу своей компетенции может отказать подозрительному просителю в выдаче въездной визы.
С другой стороны, отправка на родину уже находящегося в ФРГ отклонённого соискателя статуса беженца будет являться для него смертным приговором. Имеющиеся решения компетентных немецких судов показывают тенденцию решать вопрос в пользу больного человека. Сотрудники лагеря для беженцев тоже не будут рисковать смертельным исходом и поскорее отправят больного в медицинское учреждение.
Исходя из собственного анализа юридической ситуации, я думаю, что работники судебных и административных органов (ещё) не готовы в такой ситуации отправлять иностранца обратно на родину. Ведь высылка будет означать неизбежную смерть. Это значит, страдающие серьёзными заболеваниями кандидаты на статус беженца смогут оставаться в Германии и требовать от немецкой администрации оплатить им необходимое лечение.
Остаётся надеяться, что такое положение дел не приведёт к массовой подаче тяжелобольными иностранцами заявлений о выдаче визы для въезда в Германию с целью проведения лечения за счёт немецких налогоплательщиков. В противном случае правительство и парламент страны будут вынуждены предпринять законодательные изменения для корректировки этого нетерпимого положения.
Эта статья служит целям информации и не может заменить индивидуальной консультации. Автор и издательство не берут на себя правовой ответственности.
Источник: well.com.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос