травка и таблетка не совместимы

Фитопрепараты и химиотерапевтические средства для лечения артритов опасно применять совместно не знают не только пациенты, но и многие врачи. Об этом свидетельствуют исследования опубликованные в Annals of the Rheumatic Diseases. Фитопрепараты и химиотерапевтические средства для лечения артритов опасно применять совместно не знают не только пациенты, но и многие врачи. Об этом свидетельствуют исследования опубликованные в Annals of the Rheumatic Diseases. Авторы работы анонимно обследовали 238 пациентов получавших амбулаторное лечение в трех клиниках на Западе Англии. Всех пациентов опросили относительно их диагноза и лечения, а так же о том получали ли они какие либо безрецептурные или фитотерапевтические препарарты в течение последних шести месяцев. У пациентов узнали, какие они получали средства помимо обычных методов лечения, и том, спрашивали ли они совета у своего лечащего врача относительно данных методов лечения. Почти половина (44%) пациента принимали травяные нерецептурные средства в течение предшествующих шести месяцев. Приблизительно треть из них пила рыбий жир из трески, каждый пятый употреблял глюкозоамин и /илли хондроитин. Каждый десятый употреблял масло примулы. Один из 10 принимал средства, которые могли взаимодействовать с обычными лекарствами. Эти средства включали эхинацею, которая может увеличивать опасность гепатоксичности при сочетании его с обычными средствами терапии артрита, а так же гинкго билобу, чеснок и дьвольский коготь, которые повышают риск кровотечений, если их употреблять совместно с нестероидными препаратами и стероидами. Двадцать четыре из 26 пациентов подвергали себя риску не пососветовавшись с врачом, а 10 делали это по согласованию с доктором. Доктора зачастую могут не подозревать о потенциальных негативных эффектах терапии фитотерапевтическими препаратами и поэтому пациенты не охотно обращаются к ним за советом.
Источник: Переплёт.ру

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос