Структура сперматозоида и простатит

Определены с помощью метода строгой морфологии изменения структуры сперматозоидов при хроническом простатите. Проанализирована возможность использования дискриминантной функции, учитывающей одновременно пять морфологических признаков сперматозоидов, для диагностики хронического простатита.
К оценке изменений структуры сперматозоидов у больных хроническим простатитом
Главная страница Для специалистов Репродуктология Журнал «Проблемы репродукции» Номера журнала за 2001 год №1 — 2001
Автор: Журнал «Проблемы репродукции»
Дата публикации: 18.07.2002 05:07

Определены с помощью метода строгой морфологии изменения структуры сперматозоидов при хроническом простатите. Проанализирована возможность использования дискриминантной функции, учитывающей одновременно пять морфологических признаков сперматозоидов, для диагностики хронического простатита.
Отмечена возможность изменений морфологических признаков сперматозоидов у больных хроническим простатитом [1-5]. Однако частоту и значимость их оценивают по-разному. Так, А.К.Чепурнов и соавт. [5] обнаружили патологические изменения сперматозоидов лишь у 23 из 134 больных хроническим простатитом. В то же время А.В. Люлько и Л.С. Масалыга [2] находили деформацию сперматозоидов у 75% подобных больных, а при исследовании окрашенных препаратов эякулята до 40% сперматозоидов оказывались измененными. Это проявлялось достоверным увеличением относительного содержания сперматозоидов с патологией головки, хвоста и шейки, причем в первую очередь происходило увеличение количества сперматозоидов с патологией хвоста и шейки [6].
Различие в характере изменений сперматозоидов у больных хроническим простатитом объясняется тем, что определение процента морфологически нормальных сперматозоидов при использовании стандартных методик субъективно и достаточно сложно для сравнения при проведении исследований в различных лабораториях [7, 8].
Полагают, что изменения сперматогенеза у больных хроническим простатитом могут быть причиной мужской инфертильности и аномалий у новорожденных [9-14]. Для прогноза оплодотворяющей способности сперматозоидов показатель количества морфологически нормальных сперматозоидов считается наиболее важным [15, 16]. Следовательно, уменьшение количества морфологически нормальных сперматозоидов при хроническом простатите может указывать на снижение фертильности этих больных. Это определяет важность разработки и совершенствования методов диагностики хронического простатита, особенно при бесплодном браке.
При лечении по поводу мужского бесплодия методом экстракорпорального оплодотворения ооцитов для прогнозирования оплодотворяющей способности сперматозоидов проводится анализ их морфологических признаков с использованием строгих критериев нормы, предложенных T. Kruger и соавт. [16-21].
Однако данные об изменении специфических морфологических признаков сперматозоидов при хроническом простатите, оцененных в соответствии с этими критериями, а также об использовании этих признаков в диагностике хронического простатита отсутствуют.
В этой связи целью работы явилось изучение морфологических особенностей сперматозоидов у больных хроническим простатитом с использованием метода строгой морфологии и оценка его диагностических возможностей при хроническом простатите.
Материал и методы
Обследован 41 больной хроническим простатитом вне обострения в возрасте от 18 до 57 лет. Контрольную группу составили 15 практически здоровых лиц в возрасте от 18 до 45 лет.
Для анализа строения сперматозоидов клетки отделяли от семенной жидкости, наносили тонким слоем на стекло и высушивали. Препараты фиксировали в 70% этаноле в течение 10 мин, после чего высушивали и окрашивали гематоксилином Харриса и бенгальским розовым фирмы «Fisher Scientific».
Анализ структуры клеток проводили при увеличении 1000 (об. 100, ок. 10), анализировали по 200 клеток на каждом препарате.
Для морфологически нормального сперматозоида характерна овальная форма головки длиной 5-6 мкм, шириной — 2,5-3,5 мкм, акросомальный участок занимает от 40 до 70% площади головки, при этом отсутствуют аномалии шейки, хвоста, срединное тело не выражено. Пограничные формы, имеющие слегка удлиненную головку диаметром 2,0-2,5 мкм или небольшие утолщения в области шейки, но хорошо выраженный акросомальный участок, относили к категории аномальных.
Особенности строения сперматозоидов, отличающие его от морфологически нормальных, оценивали по классификации T.F. Kruger и соавт. [16]: легкая форма патологии головки сперматозоидов, сперматозоиды с неполным развитием акросомы, сперматозоиды с полным отсутствием акросомы, сперматозоиды с аномалиями формы ядра, сперматозоиды с патологией шейки, сперматозоиды с аномалиями хвоста, сперматозоиды с измененным срединным телом, сперматозоиды с аномальными размерами головки, незрелые формы сперматозоидов, сперматозоиды с другими аномалиями. Кроме определения суммарного количества сперматозоидов с патологией хвоста, учитывали также процентное содержание сперматозоидов с закрученным хвостом и сперматозоидов с другими видами изменений хвоста (сломанный хвост, удвоение хвоста и т.д.).
При наличии у сперматозоида нескольких видов изменений его структуры мы относили его к группе с наиболее тяжелыми повреждениями [15, 20].
Статистическую обработку материала выполняли с использованием стандартных пакетов программ прикладного статистического анализа (Statgraphics v.7.0, Statistica for Windows v.5.0).
Результаты и обсуждение
В результате исследования в группе больных хроническим простатитом выявлено достоверное уменьшение относительного содержания морфологически нормальных сперматозоидов по сравнению с контрольной группой (р меньше 0,002; см. рисунок).
Рис.1 Частота нарушений морфологии сперматозоидов у больных хроническим простатитом
За 100% приняты показатели контрольной группы. Достоверные различия по сравнению с показателями контрольной группы: одна звездочка — р меньше 0,05; две — р меньше 0,005.
Одновременно отмечено значительное увеличение относительного содержания сперматозоидов с патологическими изменениями хвоста (р меньше 0,005), причем в основном за счет сперматозоидов с закрученным хвостом.
Процентное содержание морфологически незрелых сперматозоидов (р меньше 0,0001), сперматозоидов с аномалией срединного тела (p=0,025), сперматозоидов с измененными размерами головки (р=0,022) и сперматозоидов с легкой формой патологии головки (р меньше 0,0001) у больных хроническим простатитом было ниже, чем в контрольной группе (см. таблицу).
Табл.1 Морфологические формы сперматозоидов (в %), у больных хроническим простатитом (оцененные с помощью методики строгой морфологии) (M±m)

Показатель
Больные хроническим простатитом
Контрольная группа
Морфологически нормальные сперматозоиды

18,9 +/-1,3*
25,8+/-1,4
Легкая форма патологии головки сперматозоидов

8,8+/-0,6*
13,5+/-1,0
Сперматозоиды с неполным развитием акросомы

16,4+/-1,4
13,4+/-1,5
Сперматозоиды с полным отсутствием акросомы

4,3+/-0,6
3,7+/-0,7
Сперматозоиды с аномалиями формы ядра

14,4+/-1,7
15,0+/-0,1
Сперматозоиды с патологией шейки

5,5+/-0,6
5,5+/-0,9
Сперматозоиды с аномалиями хвоста

25,4+/-2,0*
15,7+/-1,9
Сперматозоиды с закрученным хвостом

22,0+/-2,8*
10,5+/-1,9
Сперматозоидов с другими видами патологии хвоста
2,3+/-0,6*
4,3+/-0,5
Сперматозоиды с измененным срединным телом

1,3+/-0,2*
2,3+/-0,4
Сперматозоиды с аномальными размерами головки

0,9+/-0,18*
1,7+/-0,3
Незрелые формы сперматозоидов

0,97+/-0,17
3,3+/-0,6
Сперматозоиды с другими аномалиями

1,6+/-0,3
2,4+/-0,4

Примечание: Достоверное различие по сравнению с показателями в контрольной группе: одна звездочка — р меньше 0,05, две — р меньше 0,01.
Результаты нашего исследования согласуются с опубликованными данными [2, 6]. Отмеченные нами изменения строения сперматозоидов у больных хроническим простатитом могут быть следствием воспаления предстательной железы у обследованных больных.
При линейном дискриминантном анализе полученных результатов оказалось, что совокупность данных об относительном содержании морфологически нормальных сперматозоидов (F=4,41; р меньше 0,001), сперматозоидов с легкой формой патологии (F=12,56; р меньше 0,001), сперматозоидов с аномалией хвоста (F=2,88; p=0,023), незрелых форм сперматозоидов (F=18,83; р меньше 0,01), сперматозоидов с измененными размерами головки (F=5,19; p=0,027) у больных хроническим простатитом и у лиц контрольной группы существенно различна (?=0,49; p меньше 0,001).
Мы предлагаем формулу для расчета дискриминантной функции, учитывающей одновременно пять морфологических признаков сперматозоидов. Индивидуальное значение этой функции является новым диагностическим критерием хронического простатита:
D = 0,00777•МНС + 0,15301•СЛФП + 0,5276•НФС — 0,00361•САХ — 0,492•СИРГ
где МНС — процентное содержание морфологически нормальных сперматозоидов в эякуляте;
СЛФП — процентное содержание легкой формы патологии сперматозоидов в эякуляте;
НФС — процентное содержание незрелых форм сперматозоидов в эякуляте;
САХ — процентное содержание сперматозоидов с аномалиями хвоста в эякуляте;
СИРГ — процентное содержание сперматозоидов с измененными размерами головки в эякуляте.
Среднее значение дискриминантной функции у обследованных больных составило 2,3±0,1. Это достоверно отличается от сооответствующего показателя в контрольной группе — 4,7±0,6 (р меньше 0,0001). Критическое значение дискриминантной функции, на которое следует ориентироваться при диагностике хронического простатита, равняется 3,5. Если оно менее указанного, то можно сделать вывод о наличии у больного хронического простатита.
Только у 2 (6,3%) обследованных больных при применении этой формулы были получены ложноотрицательные результаты (c2=9,00; р меньше 0,003; r=0,54; p меньше 0003).
Заключение
Полученные результаты подтверждают мнение о том, что хронический простатит влияет на строение сперматозоидов, что выражается в увеличении числа сперматозоидов. Предложенная нами дискриминантная функция, которая учитывает одновременно пять морфологических признаков сперматозоидов, позволяет выявлять больных хроническим простатитом на основании использования метода строгой морфологии сперматозоидов.
C.Х. Аль-Шукри, Ю.А. Бобков, О.А. Воробьева, А.Г. Горбачев, В.С. Корсак, В.В. Козлов, О.А. Леонтьева
Кафедра урологии Санкт-Петербургского Государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова; НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН; Международный центр репродуктивной медицины, Санкт-Петербург
Литература
1. Гаврилюк И.А., Гаврилюк Н.А. К патогенезу бесплодия, вызванного везикулитом и простатитом. Вестн дерматол и венерол 1977; 8: 108-113.
2. Люлько А.В., Масалыга Л.С. Роль хронического простатита в развитии патоспермии. Материалы III Всесоюзного съезда урологов. Минск 1984; 254-255.
3. Юнда И.Ф. Простатиты. Киев: Здоровўя 1987; 186.
4. Elisson R. Accessory glands and seminal plasma with special reference to infertility as a model for studies on induction of fertility in the male. J Reprod Fertil 1976; 24: 163-169.
5. Чепурнов А.К., Евдокимов В.В., Вайнбург Н.Э. Изменения показателей эякулята при хроническом неспецифическом простатите. Материалы III Всесоюзного съезда урологов. Минск 1984; 213-214.
6. Leib Z., Bartoov B., Eltes F. Reduced semen quality caused by chronic abacterial prostatitis: an enigma or reality? Fertil Steril1 994; 61: 1109-1116.
7. Liakatas J., Williams A.E., Hargraeve T.B. Scoring sperm morphology using the scaning electron microscope. Fertil Steril 1982; 38: 227-231.
8. Macleod J., Gold R.Z. The male factor in fertility and infertility IV: Sperm morfology in fertile and infertile marriage. Fertil Steril 1951; 2: 394-396.
9.Тиктинский О.Л. Воспалительные заболевания мочеиспускательного канала, предстательной железы, семенных пузырьков и семенного бугорка. В кн.: Руководство по андрологии. Под ред. О.Л. Тиктинского. Л Медицина 1990; 51-97.
10. Ткачук В.Н., Горбачев А.Г., Агулянский Л.И. Хронический простатит. М: Медицина 1989; 208.
11. Топка Э.Г., Горпинченко И.И., Малышкин И.Н. Этиология, патогенез, клиническая картина и лечение вторичного мужского бесплодия. Урол и нефрол 1993; 5: 43-48.
12. Юнда И.Ф. Бесплодие в супружестве. Киев: Здоровўя 1990; 273.
13. Pavone-Macaluse M., Di Trapani D., Pavon C. et al. Prostititis, prostatosis and prostalgia. Psychogenic or organic disease? Scand J Urol Nephrol 1991; 138: 77-82.
14. Vespasiani G., Virgili G., Giurioli A., Di Stasi S.M., Torelli F., Valitutti M. Ecografia nelle flogosi prostatiche. Archivio Italiano Di Urologia, Andrologia 1994; 66: 37-40.
15. Eggert-Kruse W., Probst S., Rohr G., Tilgen W., Runnebaum B. Induction of immunoresponse by subclinical male genital tract infection? Fertil Steril 1996; 65: 1202-1209.
16. Kruger T.F., Menkveld R., Stander F.S.H., Lombard C.J., van der Merve J.P., van Zyl J.A., Smith K. Sperm morphologic features as a prognostic factor in in vitro fertilization. Fertil Steril 1986; 46: 1118-1123.
17. Воробьева О.А., Леонтьева О.А., Корсак В.С. Влияние морфологии сперматозоидов на частоту оплодотворения и нарушения раннего эмбрионального развития. Цитология 1996; 38: 2: 1248-1254.
18. Franken D.R., Kruger T.F., Menkveld R., Oehninger S., Coddington C.C., Hodgen G.D. Hemizona assay and teratozoospermia: increasing sperm insemination concentrations to enchance zona pellucida binding. Fertil Steril 1990; 54: 497-503.
19. Kruger T.F., Acosta A.A., Simmons K.F., Swanson R.J., Matta J.F., Oehninger S. Predictive value of abnormal sperm morphology in vitro fertilization. Fertil Steril 1988; 49: 112-117.
20. Menkveld R., Stander F.S.H., Kotze T.J.W., Kruger T.F., van Zyl J.A. The evaluation of morphological characteristics of human spermatozoa according to stricter criteria. Hum Reprod 1990; 5: 586-592.
21. Oehninger S., Acosta A.A., Morshedi M., Veeck L.L., Swanson R.J., Simmons K., Rosenwaks Z. Corrective measures and pregnancy outcome in in vitro fertilization in patients with severe sperm morphology abnormalities. Fertil Steril 1988; 50: 283-287.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос