Спасет ли тюрьма от врачебных ошибок?

Редко, но бывает, что пациент страдает по вине врача… А в последнее десятилетие медиков стали судить за их ошибки, а не называть это несчастными случаями.Редко, но бывает, что пациент страдает по вине врача… А в последнее десятилетие медиков стали судить за их ошибки, а не называть это несчастными случаями.
Смерть по вине врача
Первой значимой публикацией на эту тему была статья Роберта Фернера (Robert Ferner) в British Medical Journal (BMJ). Проанализировав новости и медицинские статьи за вторую половину XX века он выяснил, что лишь против трех врачей выдвигались обвинения в смерти пациента в 70-е и 80-е годы, а в 90-е количество таких случаев возросло во много раз. Причем, суд стал гораздо чаще признавать медиков виновными.
Как показывают исследования Фернера, большинство смертельных ошибок совершается не хирургами, как многие думают, а анестезиологами и терапевтами. Медики неправильно обеспечивают искусственое дыхание в палате интенсивной терапии и во время операции, или ошибаются при назначении лекарств.
Почему Великобритания и кого обвиняют? Судя даже по публикациям российского агентства Mednovosti.ru, британцы опережают весь мир по количеству врачебных ошибок. Вот, например, несколько заголовоков: Британские врачи разучились переливать кровь, Британский дантист отомстил пациентке бор-машиной, Врач бросил умирающего пациента из-за семейных дел, Во время операции развалился операционный стол. Конечно, можно предположить, что в Великобритании чаще, чем в других странах, такие случаи предаются огласке. Но сами английские медики придерживаются другого мнения.
Дело в том, что еще в конце 90-х национальная система здравоохранения Великобритании оказалась в критическом состоянии из-за нехватки врачей. Тогда британцы объявили своеобразный конкурс — сдав несложные экзамены, в стране мог практиковать медик из другого государства. В результате в Соединенное Королевство нахлынули врачи из Индии, арабских государств и даже стран СНГ. Видимо, нехватка врачей сохранилась до сих пор, потому что летом Главный медицинский совет страны упростил экзамен по английскому языку для врачей, получивших свой диплом за пределами Евросоюза. Именно врачи-иностранцы чаще всего фигурируют в криминальных сводках. Вот, например, имена обвиненных в убийстве по небрежности медиков: Феда Мулхем (Feda Mulhem), Хирал Хазари (Hiral Hazari), Раджив Шривастава (Rajeev Srivastava), Амир Мирза (Amir Mizra), и Хураиз Сиед (Huraise Syed).
В связи с этим, британские медики задают закономерный вопрос:
судебные иски — это нетерпимость общества к врачебным ошибкам или к национальным меньшинствам? Большинство все же считает, что дело именно в национальности или других социальных причинах. Количество же врачебных ошибках как было большим, так и остается. Как бороться?
Несколько лет назад на ошибки медиков обратил внимание американский президент Билл Клинтон. Учитывая, что большиство несчастных случаев происходит при лекарственной терапии, он поручил разработать новые схемы назначения препаратов, избавится от путаницы с похожими названиями и одинаковой упаковкой, усовершенствовать отчетную документацию.
В Великобритании и большинстве других государств такая работа пока не ведется. Но практически единогласно эксперты отмечают, что осуждение врачей не сможет изменить ситуацию к лучшему. Гораздо важнее отследить причины врачебных ошибок и заниматься их профилактикой.
Британцы предлагают, в частности, классифицировать врачебные ошибки как производственные травмы. В этом случае больному гарантируется компенсация и бесплатное лечение, а доктор не попадает под уголовное преследование. Конечно, тут нельзя допускать крайностей, таких как намеренное вредительство.
Полезно также обратиться к истории медицины. Действия по отношению к врачам, совершившим смертельную ошибку, были описаны в законах многих эпох: от сурового права вавилонского царя Хаммурапи до уголовного кодекса австрийского императора Иосифа II. Согласно последнему документу, врач, совершивший ошибку, отправлялся учиться заново, постигать упущенный материал. Есть и другое мнение — работу системы здравоохранения, безусловно, надо совершенствовать и снижать тем самым количество ошибок. Но не стоит оставлять небрежность врачей безнаказанной. Например, ни у кого не возникает возражений, когда в тюрьму попадает водитель автобуса, который нарушил правила дорожного движения и погубил всех пассажиров. Такое же отношение должно быть и к врачам.
После драки
Когда мы говорим о медицинских ошибках, главное — не забывать чего мы хотим добиться. Ведь не так важно, сядет ли врач в тюрьму, если здоровью пациента уже нанесен непоправимый ущерб. Гораздо важнее предупредить такие ошибки.
Конечно, страх перед уголовной ответственностью может сделать врачей аккуратнее. Но, с другой стороны, он может отбить у молодежи желание заниматься медициной. А кто тогда будет лечить людей? Вряд ли этим займутся правоохранительные органы и защитники прав пациентов. Вывод, как ни печально, банальный: лучше вовсе не болеть.
Автор: Дмитрий Ларченко
Источник: Medmedia.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос