Роды в Норвегии

Забеременела я в июне 2004 года после 6 месяцев попыток. К нам на 2 недели приехали в гости мои родители, мы ездили по стране, отдыхали, рыбачили… через 2 дня после отьезда родителей, я поняла, что мои месячные несколько задерживаются и по дороге с работы забежала в аптеку за тестом. И вот он заветный плюсик. Забеременела я в июне 2004 года после 6 месяцев попыток. К нам на 2 недели приехали в гости мои родители, мы ездили по стране, отдыхали, рыбачили… через 2 дня после отьезда родителей, я поняла, что мои месячные несколько задерживаются и по дороге с работы забежала в аптеку за тестом. И вот он заветный плюсик. Забавно, когда я показала тест мужу, меня все еще терзали сомнения, мне казалось, что одна полосочка намного бледнее другой. Муж развеселился: внимательно посмотрев на тест, он заметил, что КОНТРОЛЬНАЯ полоска была намного бледнее! Сомнений не осталось – я беременна.
В Норвегии быть беременной очень приятно J Здесь беременным полагается бесплатное медицинское обслуживание, врачи редко назначают лекарства без крайней на то необходимости. Поскольку страна очень спокойная и стрессов мало, лучшее место для беременной можно только поискать. Если есть проблемы, их решают спокойно, без излишней паники.
Беременность слегка омрачилась ранним токсикозом, пришедшимся на две самые жаркие недели года. Пока все мои знакомые грелись на пляже, я валялась в комнате наедине с холодным арбузом – примерно месяц я питалась исключительно огурцами, арбузами и яблоками. Тут надо сказать отдельное спасибо моему мужу, поставлявшему данные продукты в неограниченном количестве и терпеливо мывшему холодильник раз в неделю (мне казалось что он жутко воняет). После этого особых проблем у меня не возникло, меня не мучили ни отеки, ни излишний вес, чувствовала я себя прекрасно.
На 19 неделе нам сделали контрольное УЗИ и установили официальную дату родов (она имеет значение для социальных выплат). Но по моим подсчетам срок был на неделю больше, и как показали дальнейшие события, я оказалась права. Тогда же нам дали место в роддоме (по правилам, женщина может рожать в любом роддоме страны, при условии что там есть места. Когда тебе выделяют место в роддоме, ты получаешь приоритетное право родить именно там).
Чем ближе подходил срок родов, тем больше мне казалось, что мне не родить не только в «мой» срок, но даже и в «официальный». Казалось, что мой живот останется при мне навечно. Правда, эту уверенность несколько поколебала пробка, отошедшая примерно за 3 дня до родов. Мои врач и акушерка дружно отказались назначать мне время нового визита, уверяя, что я рожу не сегодня-завтра, а мне все не верилось…
Накануне родов меня беспокоили боли в области таза, такое уже бывало раньше, так что я списывала все на предвестники. Ближе к вечеру начало ломить спину. Примерно в час ночи, меня начали беспокоить периодические боли в спине. Муж спал сном праведника, а мне не спалось – наступал день, когда по своим срокам я должна была рожать. Я отыскала в книжке, которую мне дали еще в начале беременности, описания схваток, одно из них полностью подходило под мои ощущения: боль накатывала волнами, постепенно наступая и отступая. Там же было написано, что в роддом надо ехать в случае если схватки регулярны и промежуток между ними менее 10 минут. Я притащила из комнаты будильник и принялась считать промежутки. Получалось в высшей степени нерегулярно, но все в пределах 15 минут. Просомневавшись пару часов, я решила позвонить в роддом и узнать у них, нужно ли мне ехать. В роддоме ответили, что приезжать надо только если схватки станут регулярными или усилятся и посоветовали лечь поспать, заметив, что у меня скорее всего идет первая фаза родов, которая может длиться до суток. Я попробовала прикорнуть на диванчике и мне это удалось.
роснулась я около 6 утра и снова начала считать время от схватки до схватки. Они были болезненные, но вот промежутки между ними оставались крайне неравномерными. Я разбудила мужа, он начал массировать мне спину при каждой схватке, и таким образом мне удалось еще немного поспать. Меня очень привлекала идея родить точно в срок, поэтому я старалась как-то простимулировать себя, чтобы схватки стали более равномерными. Я помыла пол, приготовила обед, мы поели и сели выбирать имя будущему ребенку. Примерно к трем часам дня стало трудновато, боли становилось переносить все сложнее и я решила что пора ехать. Сумку я собрала еще ночью, так что мы взяли просто взяли ее и поехали. В роддоме нас положили в приемный покой и подключили к прибору, фиксирующему схватки и сердцебиение ребенка. Чуть позже пришла акушерка, раскрытие было всего 2 сантиметра. Меня спросили, хочу ли я остаться в роддоме или поехать домой и ждать там. Домой я не хотела ехать категорически, тогда мне предложили поесть и пойти погулять Поскольку «казенная» еда полагалась только мне, мы отправились в местное кафе кормить мужа. Между тем боль все усиливалась, я попыталась походить по улице, но быстро оставила эту идею и мы вернулись в отделение.
В половину седьмого мне уже было действительно плохо, массаж и дыхательные упражнения почти не помогали, боль в спине была почти невыносимой. Раскрытие 3 сантиметра. Акушерка спросила, хотим ли мы анастезию. Изначально я настраивалась попытаться обойтись минимумом медикаментов, поэтому попросила ванну. В ванне мне полегчало, но я начала гудеть и мычать на пике схватки, чем жутко перепугала мужа, поскольку он понимал это гудение за какие-то дикие стоны (до этого я переносила схватку молча, «продыхивая»). Я попыталась обьяснить, что это то же дыхание только со звуком, звук помогал отвлечься от боли, правда довольно относительно, но он, кажется, не поверил. В восемь вечера ванна практически перестала помогать, к тому же у меня появилось ощущение, что в горячей воде мне больше находиться не след, я боялась потерять сознание. Снова вставал вопрос об анастезии. И вот примерно с этого момента я начала терять над собой контроль. Спина на схватке болела так, что «домашние методы» не действовали вообще, я не могла отвлечься ни на что. Кстати, сейчас я не могу вспомнить была ли какая-то боль в животе, я превратилась в одну сплошную больную спину. Боль перестала уходить, она просто усиливалась и ослабевала, без каких либо перерывов.
Раскрытие стало 6-7 сантиметров – за 1 час! Акушерка предложила 2 варианта: я вдыхаю газ (т.н. люстгаз), она проколет пузырь и вручную увеличит раскрытие до 9 сантиметров, тогда я рожу где-то за полтора-два часа или сделаем эпидуральную анастезию, что может затянуть роды. Надо было решать, а я не могла, и тот и другой вариант мне представлялся одинаково невероятным, я не могла себе представить что со мной будет, если станет еще больней, но и представить, как я сижу 10 минут неподвижно при установке эпидурала, я тоже не могла. Я начала орать (увы и ах) мужу, чтобы он принял какое-нибудь решение. Да. Муж утверждает, что он решил, что лучше поставить мне эпидурал. Акушерка вызвала анастезиолога и еще раз проверила раскрытие. Сказала что уже 7-8 сантиметров, что эпидурал ставить уже поздновато, ее саму явно больше привлекал первый вариант, возможно, потому что заканчивалась ее смена. Но вела я себя на тот момент абсолютно безобразно – орала в голос, меня убеждали что надо дышать спокойно, чтобы ребенок не страдал, я честно пыталась и все же орала. Причем от крика мне легче уже не становилось, единственно что становилось очень стыдно за себя, я уже очень плохо слушала врачей и без сомнения мешала им и от этого становилось еще стыдней. Мне прокололи пузырь … и раскрытие уменьшилось до 6 см.
Начали подготовку к эпидуралу. Муж, до этого практически не отходивший от меня, попросился выкурить сигарету. Помочь мне в этот момент он не мог ничем, врачей вокруг становилось все больше, так что я его отпустила. Пока его не было мне поставили жутко болючий катетер в руку – потом до конца родов он мне очень мешал, после схваток у меня остались самые плохие впечатления именно от этого крохотного катетера. Поставили эпидурал. Как мне позже обьяснили, он снял боль в мышцах живота, но моей-то проблемой была и осталась спина, поэтому эффекта я практически не заметила. В этот момент врачей начало волновать состояние ребенка. Поцарапав головку, взяли кровь на анализ, он оказался не слишком хорошим, на грани нормы. Видимо, в этот момент послали за главным врачом. Через 15 минут анализ повторили, результат серьезно ухудшился, ребенок страдал. Прибежавший главврач сказал срочно готовить вакуум. В этот момент я как-то пришла в себя, мысль о том что МОЕГО РЕБЕНКА будут вытягивать железной чашкой вышибла все прочее из моей головы. Я спросила, а не могу ли я сама поторопиться, я была готова на все, лишь бы с малышом был порядок. Врач ответил что к сожалению нельзя, ребенок страдает, родить надо очень быстро. Кровать быстро превратили в подобие гинекологического кресла, меня подняли под спину и сказали – тужься. Вся боль куда-то подевалась, я вспомнила все наставления мамы, что тужиться надо животом и обязательно слушать врача. И – ура! – у меня все получилось. Я тужилась изо всех сил, когда мне велели, продыхивала схватку когда надо было не тужиться, впервые за весь вечер врачи говорили мне что я молодец и все делаю правильно. Через 15 минут и 4 потуги родилась моя доченька. Ее положили ко мне на живот и все ужасы этого вечера моментально стерлись, вся усталость и боль куда-то делась и осталось одно безграничное счастье. Прибежал папа, стоявший под дверью, весь жутко взволнованый и счастливый. И с этого момента все уже было хорошо.
Мая родилась маленькой, всего 2680 гр., 48 см, поэтому нас положили не в специальный отель для мамочек, а в послеродовое отделение. Но за исключением маленького веса и роста, мы были в полном порядке. В послеродовом была специальная столовая для мамочек, открытая 24 часа в сутки, там была стойка с бутербродами + джемы, чай, кофе, молоко, кефир – все доступно в неограниченном количестве. Плюс отдельно подавался обед и ужин. Весь персонал, сестры, акушерки, врачи были очень внимательны, нам помогли научиться сосать грудь (Мая довольно долго не могла сообразить, что с ней делать), показали как ухаживать. А на 4 день мы поехали домой J
С уважением, Яна
Источник: РОДЫ.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос