Принудительное бесплодие

Два года назад в Швеции разразился скандал: в прессу попали данные о стерилизации тысяч женщин. Скандал выплеснулся за границы страны, и, возможно, поэтому большинство наших врачей сегодня не слишком многословны на эту тему.
Еще двенадцать лет назад, чтобы стерилизовать человека, гинекологу Эстонии совсем не требовалось спрашивать у него на то разрешения.
Как пишет в еженедельнике «Eesti Ekspress» Михкель Кярмас, по различным оценкам количество принудительно стерилизованных составляет у нас около тысячи человек.
Два года назад в Швеции разразился скандал: в прессу попали данные о стерилизации тысяч женщин. Скандал выплеснулся за границы страны, и, возможно, поэтому большинство наших врачей сегодня не слишком многословны на эту тему.
Тем не менее еженедельнику удалось узнать, что в советской Эстонии до середины восьмидесятых годов стерилизовали «неполноценных» индивидуумов. Процедуры происходили в обычных районных больницах. Правда, в отличие от Швеции, где за период с 1935 по 1976 год принудительно было стерилизовано около 60 000 женщин, в Эстонии условия для проведения подобных операций были строже, да и масштабы их значительно скромнее.
Да, было, было!
«Прежде такое бывало, — подтверждает врач родильного отделения Тартуской женской клиники Вийви Кулль — специалист с двадцатилетним стажем работы. — Каюсь и на мне есть грех. Однажды уже во время операции выяснилось, что следующая беременность будет для пациентки смертельной. Ее надо было предотвратить».
«Разумеется, стерилизовали, — признается авторитетнейший коллега доктора Кулль, прося тем не менее в данном контексте его имени не называть. — Делали перетяжку яйцевода».
А по словам психиатра члена Рийгикогу Анти Лийва, врачи считали тогда не только своим моральным долгом, но и прямой обязанностью обеспечить бесплодие людям с «определенными социальными отклонениями». Не по злому умыслу, а из стремления улучшить общество. Тут не было ни расовой, ни личной ненависти. Доктор Лийв коллег не осуждает.
Его слова подтверждает и известный таллиннский врач: «Для стерилизации должны были наличествовать строго определенные показания. То, что человек был умственно неразвит, было не достаточно. На более подробные пояснения врач не согласен.
До последнего времени на тему о стерилизации в Эстонии было наложено табу. Но шведский скандал подтолкнул к поискам аналогичных фактов у нас доктора Маргуса Пунаба. Об итогах собственных поисков он говорит кратко: «Никто ничего не знает, никто ничего не слышал. Все уверяют, что ничего подобного в Эстонии не было».
Декан медицинского факультета Тартуского университета Хелле Карро — врач практик с восемнадцатилетним стажем работы, например, припоминает только один конкретный случай, когда женщина с отклонениями в развитии в ходе основной операции была стерилизована без ее на то согласия.
Чтобы повторных клиентов не было
Ошибочно думать, что милиция специально отыскивала бродяг и бомжей, чтобы в наручниках доставлять их на аборты. Не известны у нас и случаи принудительной стерилизации сексуальных извращенцев, психопатов, хотя, например, закон довоенной Эстонии допускал подобное.
Что касается женщин, то стерилизация была как бы «побочным продуктом» какой-то иной, более сложной операции. По словам Вийви Кулль, пациента можно было стерилизовать без его разрешения на основании заключения консилиума врачей. Это касалось, например, случаев с душевнобольными или инвалидамив, когда было ясно, что рожденного ребенка вырастить и воспитать человек самостоятельно не сможет. В отдельных случаях такое бывает и сейчас, но решение об операции принимается взвешенно.
В прежние годы моральное право на проведение подобных операций врачам давало постановление министерства здравоохранения СССР, касающееся абортов на больших сроках беременности. Среди перечисленных в нем необходимых показателей были и «социальные показания».
Поясняя последнее доктор Анти Лийв приводит пример женщины, которая за один год сделала чуть ли не десяток абортов. Это совершенно опустившееся существо, к тому же страдало венерическим заболеванием. В подобных случаях врачи, естественно, оказывались перед проблемой, как сделать, чтобы подобная пациентка у них не появилась снова по поводу беременности.
Сексуальная жизнь без ограничений
«Представьте себе, какими проблемами чревата неограниченная сексуальная жизнь душевнобольного или человека с ограниченными возможностями, требующего для самого себя сиделок или попечителей? — спрашивает Лийв. — Врачу один черт — родится у таких здоровое или неполноценное потомство. Тут ответственны его родители. А если человек не отдает себе отчета в том, что роди он, а ему и самому-то не обойтись без посторонней помощи сиделок или социальных работников, которую оплачивать обязано государство? Я, например, содержать двух сиделок не в состоянии. А у нас говорят исключительно только о правах, но никто не вспоминает об обязанностях», — размышляет депутат-психиатр.
Кроме «социальных показателей» стерилизацию допускали и психиатрические диагнозы, прежде всего наследственные душевные заболевания. Тем не менее прямой увязки с психиатрией при стерилизации не было, утверждает доктор Лийв, хотя тут же признается, что лично поставил свою подпись под двумя детками направлений на аборт при беременности сверх допустимого срока в 11 недель.
Его слова подтверждает врач-психиатр Колувереского попечительного дома на 330 пациентов Пеэп Каск: «Я не отрицаю возможности принудительной стерилизации душевнобольных. Но конкретно по этому поводу ничего сказать не могу. Могу вас твердо заверить, мы здесь никого не стерилизовали».
Закон допускает добровольную стерилизацию
По разным данным последние стерилизации в Эстонии производились в 1986-1987 годах. Установить точно, сколько принудительных стерилизаций было произведено в медицинских учреждениях Эстонии без серьезного расследования невозможно.
Один путь к установлению истины — тщательно проработать регистр абортов за советский период, который хранится в архивах Министерства социальных дел. В то время добросовестно регистрировались не только причины аборта, но и то, был ли пациент стерилизован. О масштабах такой задачи говорит хотя бы тот факт, что в среднем за год в советской Эстонии производилось до 30 000 искусственных прерываний беременности.
В прошлом году Рийгикогу принял закон об абортах и стерилизации. В соответствии с ним стерилизовать можно только по желанию пациента. Недееспособный человек может быть подвергнут такой процедуре только по решению суда. Закон допускает стерилизацию также, если четко установлено, что потомство человека будет физически или душевно неполноценным или если физическое состояние человека исключает для него возможность в дальнейшем воспитывать ребенка.
В довоенной республике закон был, но не применялся
По убеждению довоенных борцов за чистоту человеческой породы, следовало стерилизовать почти треть населения Эстонии. В тот период на каждые 100-150 нормально развитых людей приходилось по одному душевнобольному. Кроме того, была целая армия глухонемых, бродяг, рецидивистов и других неполноценных, содержание которых съедало в год до миллиарда народных денег.
В 1927 году эстонский закоперщик расовой гигиены доктор Ханс Мадиссоон опубликовал книгу «О стерилизации неполноценных и склонных к злодеяниям лиц». Его идеи упали на плодоносную почву, в 1938 году Мадиссоон был избран вице-профессором кафедры евгеники Тартуского университета. Аналогичные идеи разделял и доктор Юхан Вилмс, пророчивший, кстати, что к 2000 году породистые эстонцы окончательно выродятся. От подобной перспективы народ может спасти только широкое применение стерилизации.
27 ноября 1936 года Константин Пятс провозгласил закон о стерилизации, вступивший в силу с 1 апреля 1937 года. Очевидно, закон так и остался только на бумаге, поскольку в тогдашней медицинской литературе нет никакой статистики и описаний стерилизации.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос