Нифедипин – клиническое применение

Антагонисты медленных кальциевых каналов занимают одно из ведущих мест в лекарственной терапии больных с сердечно–сосудистыми заболеваниями. Так, при лечении артериальной гипертензии широко используются производные дигидропиридинового ряда [1], в том числе и препараты с коротким периодом действия. Эти лекарства вызывали в течение многих лет как большие надеждыИсследование эффективности новой формы нифедипина – Нифекарда XL при
лечении артериальной гипертензии
Т.В. Тюрина, В.Н. Хирманов
Антагонисты медленных кальциевых каналов занимают одно из ведущих мест в лекарственной терапии больных с сердечно–сосудистыми заболеваниями. Так, при лечении артериальной гипертензии широко используются производные дигидропиридинового ряда [1], в том числе и препараты с коротким периодом действия. Эти лекарства вызывали в течение многих лет как большие надежды, так и немалые разочарования. Создание дигидропиридиновых производных с пролонгированным действием не только обеспечило удобство использования, но и увеличило безопасность их применения в связи с медленным нарастанием и постоянством концентрации препарата в крови. Данные многоцентровых исследований [2,3] свидетельствуют не только об антигипертензивной эффективности дигидропиридиновых производных второго поколения, но и об их благоприятном влиянии на органы–мишени артериальной гипертензии, на метаболические параметры. Недавно в ряду дигидропиридиновых антагонистов медленных кальциевых каналов с пролонгированным эффектом появился новый препарат – Нифекард XL , представляющий трехфазную лекарственную форму SR/GITS с управляемым высвобождением нифедипина, предназначенную для приема один раз в день. Цель исследования . Оценить эффективность и безопасность нового лекарственного препарата нифедипина пролонгированного действия – Нифекарда XL при лечении больных с мягкой и умеренной эссенциальной артериальной гипертензией в рамках открытого рандомизированного перекрестного исследования в сравнении с традиционной лекарственной формой нифедипина. Критерии включения в исследование, методы и объекты исследования . Критериями включения в исследование являлись мягкая или умеренная эссенциальная артериальная гипертензия (АГ) по классификации ВОЗ/МОАГ (1999) [4], возраст пациентов – старше 18 лет. Каждый пациент был информирован об особенностях исследования и давал на него согласие. В исследование не включались пациенты с симптоматической АГ, с застойной сердечной недостаточностью (III–IV класс по NYHA), с пороками сердца, обструктивной кардиомиопатией, с артериальной гипотензией, с острым инфарктом миокарда,с поражением почек, печени, с нестабильной стенокардией, с порфирией, с инсультами или транзиторными ишемическими атаками в течение 6 месяцев, предшествовавших исследованию, с тяжелыми нарушениями ритма и проводимости (в т.ч. фибрилляцией предсердий), с беременностью и лактацией, с высокой чувствительностью к нифедипину в прошлом. Перед включением в исследование всем пациентам выполнялась электрокардиография. В результате отбора в исследование вошли 30 пациентов – 10 женщин и 20 мужчин в возрасте от 22 до 73 лет (ср. возраст 48,8±13,9 лет). На момент включения в исследование все пациенты получали антигипертензивную терапию – ? –адреноблокаторы, диуретики, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или недигидропиридиновые антагонисты кальция, в том числе в составе комбинированной терапии. Лишь 19 пациентов (63,3%) считали, что эта терапия эффективна (приводила к нормализации АД). Дизайн исследования предполагал определение у пациентов факторов риска, степени АГ в соответствии с рекомендациями ВОЗ/МОАГ (1999), экспертов Научного общества по изучению артериальной гипертонии, научного общества кардиологов [1,4,5], определение параметров гемодинамики пациентов – уровня артериального давления (АД) и частоты сердечных сокращений (ЧСС) при каждом офисном измерении (первом и шести последующих – перед началом терапии каждым из исследуемых препаратов, спустя 2 и 4 недели от начала терапии каждым из препаратов), при суточном мониторировании АД (4–х исследованиях у каждого пациента – перед началом лечения каждым из исследуемых препаратов и через 4 недели терапии). Суточное мониторирование АД (СМАД) осуществлялось прибором ТМ–2421 (A&D, Япония) по стандартному протоколу [6]. Перед началом терапии каждым из исследуемых препаратов (при назначении первого и перед назначением второго препарата) имелся период «отмывания» сроком в 1 неделю. Рандомизация пациентов осуществлялась при помощи специальной таблицы. Пациенты первой группы в течение 4–х недель должны были принимать стандартный нифедипин, начиная с дозы 10 мг 3 раза в день; пациенты второй группы в течение такого же периода должны были принимать Нифекард XL, начиная с дозы 30 мг 1 раз в день. Спустя 2 недели терапии каждым из исследуемых препаратов контролировалось отсутствие побочных явлений. При недостаточности гипотензивного эффекта (превышении уровня офисного АД 140/90 мм рт.ст.) доза принимаемого препарата удваивалась. При каждом посещении определялась и приверженность пациентов лечению (при сопоставлении количества реально принятых таблеток и количества таблеток, которые необходимо было принять). Результаты исследования . Длительность артериальной гипертензии составляла у пациентов от 6 до 39 лет (17,1±8,8 лет). Среди факторов риска АГ, осложнений и ассоциированных с нею заболеваний отмечены: курение – у 16 пациентов (53,3%), гиперхолестеринемия – у 6 (20,0%), отягощенная по АГ наследственность – у 27 (90%), ожирение – у 6 (20,0%), нарушение толерантности к глюкозе – у 1 (3,3.%), гиподинамия – у 16 (53,3%), гипертрофия левого желудочка – у 21 (70,0%), протеинурия – у 6 (20,0%), гипертоническая ангиопатия сосудов сетчатки – у 28 (93,3%), стенокардия – у 3 (10,0%), инсульты в анамнезе – у 1 (3,3%), транзиторные ишемические атаки в анамнезе – у 4 (13,3%). 9 мужчин были старше 55 лет, 2 женщины – старше 65 лет. При присвоении пациентам определенного количества баллов (в зависимости от числа факторов риска и степени АГ) в среднему каждого определено 5,6 баллов (от 1 до 8), что свидетельствует о потенциально неблагоприятном течении АГ. Перед терапией Нифекардом XL и нифедипином параметры гемодинамики у обследованных больных не различались как по данным офисных измерений, так и по результатам СМАД (рис. 1). К концу 4–й недели для нормализации уровня АД 26 пациентов принимали одинаковые дозы Нифекарда XL и стандартного нифедипина: 11 – в том и другом случае по 30 мг в сутки, 7 – по 60 мг в сутки, 4 других пациента принимали 30 мг Нифекарда XL, в то время как при использовании стандартного нифедипина им потребовалось 60 мг. Таким образом, дозы Нифекарда XL и нифедипина, потребовавшиеся для нормализации АД у пациентов всей группы в целом, были вполне сопоставимы: 37,0±12,9 мг Нифекарда XL соответствовали 41,0±14,7 мг стандартного нифедипина (p>0,05). У пациентов, принимавших Нифекард XL и стандартный нифедипин, в равной степени уменьшились проявления дисциркуляторной энцефалопатии (головные боли, головокружения, шум в ушах, шаткость и т.д.). Гипотензивный эффект препаратов определялся на основании данных офисного измерения и суточного мониторирования АД. По результатам офисных измерений отмечено существенное снижение систолического (АДС) и диастолического АД (АДД) как при приеме Нифекарда XL (соответственно, на 26,9±6,5 и 16,7±7,9 мм рт.ст.), так и при приеме стандартного нифедипина (соответственно на 20,5±8,0 и 13,1±6,4 мм рт.ст.). Тем не менее на фоне терапии Нифекардом XL степень снижения АДС и АДД была больше (р

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос