Материнская смертность на Кубе

19 апреля исполняется 40 лет со дня победы кубинского народа на Плайя Хирон. Во главе с Фиделем Кастро трудовая Куба отразила внешнюю агрессию. С того времени прошли десятилетия героической борьбы кубинцев за новую жизнь. И Куба выстояла. Её мужественному трудовому народу есть чем гордиться.
19 апреля исполняется 40 лет со дня победы кубинского народа на Плайя Хирон. Во главе с Фиделем Кастро трудовая Куба отразила внешнюю агрессию. С того времени прошли десятилетия героической борьбы кубинцев за новую жизнь. И Куба выстояла. Её мужественному трудовому народу есть чем гордиться.
Сразу же после обретения своей независимости в результате победоносной революции 1959 г. Куба столкнулась с экономической блокадой, организованной США. Американские империалисты знали, что делали. До революции на Кубу ввозились все энергоносители, большая часть продовольствия, всё промышленно-транспортное оборудование и медикаменты. Фидель Кастро по этому поводу говорил: “Куба всегда была только производителем сырья: она экспортировала сахар, чтобы импортировать из-за границы конфеты, она экспортировала кожу, чтобы импортировать обувь, она экспортировала металл, чтобы импортировать плуги”. За весь импорт Куба расплачивалась своим сахаром, который продавала в основном в США. Поэтому, после введения экономической блокады у Кубы исчезла возможность продавать сахар и приобретать все необходимые товары в соседних странах. В сложившейся ситуации выбор возможных направлений развития экономики страны у революционного правительства был крайне ограничен. Но главная задача была ясна всем — необходимость защиты завоеваний революции.
Но защита завоеваний революции процесс многогранный. Мало отстоять их с оружием в руках. Главное — на практике убедить трудящихся, что их усилия и жертвы были не напрасны. Это была очень трудная задача, но успехи пришли. Конечно, не сразу. Но со временем они становились всё ощутимее и прочнее, чем немало раздражали и злили всевозможных врагов революционного острова.
Первым делом, на Кубе были полностью ликвидированы неграмотность, безработица, эксплуатация трудящихся. Это явилось залогом того, что в течение 70-х годов средний годовой прирост экономики страны составил 4%. За десять первых лет существования свободной Кубы выработка электроэнергии в стране увеличилась более, чем в два раза, производство цемента — в три раза, торговый флот увеличился в три раза по количеству судов и в семь раз по тоннажу.
Ещё более впечатляющих успехов кубинцы добились спустя 15 лет после революции. Производство никеля удвоилось, выработка электроэнергии возросла в три раза, производство стали — в 10 раз, цемента — в 3,5 раза, производство детского питания — в 10 раз. Было полностью ликвидировано недоедание, создана национальная система бесплатного здравоохранения, которая явилась лучшей в странах третьего мира и соперничала со здравоохранением передовых стран.
Вместе с этим на Кубе была разработана и воплощена в жизнь система многоуровневого бесплатного образования. Иностранцам, посещавшим в те годы Кубу, прежде всего бросалось в глаза не только всеобщее согласие в обществе, но и народный энтузиазм, причём энтузиазм сознательный.
Куба постоянно поддерживала самые тесные дружеские связи с СССР и другими странами социализма. В середине 70-х годов один американский корреспондент спросил у Фиделя Кастро: “Вы поменяли одну форму зависимости на другую. В чём разница?” В ответ ему было сказано: “В отличие от США СССР не владеет ни одной шахтой на Кубе, ни одним сахарным заводом, ни одним гектаром земли, ни одним предприятием. Наши отношения с СССР не имеют ничего общего с теми, которые у нас существовали с США”.
Конечно, далеко не всё легко и просто решалось в экономике островного государства, находящегося что называется под боком у крупнейшего империалистического монстра и одним из первых осмелившегося бросить ему вызов. Многие трудности удавалось преодолеть лишь благодаря жёсткому государственному контролю и распределению. Особенно в вопросе обеспечения населения продовольствием. Приходилось использовать и такую чрезвычайную систему, которую использовали в подобных ситуациях многие страны, как карточки. Вот как рассказывает об этом, работавший в своё время на Кубе А. Вербин.
Антикубинская пропаганда любит поднимать вопрос о карточной системе распределения продуктов питания на Кубе, которая якобы доказывает неэффективность социалистической системы. Разумеется, и сами кубинцы считают, что карточная система говорит о нехватке продовольствия, но эта нехватка до 1989 года была совсем не такой, как её любят изображать противники Кубы. В рамках карточной системы каждый кубинец имел право и возможность получать ограниченное, но достаточное количество продуктов, которые были в дефиците (мясо, масло и некоторые другие продукты), по так называемым субсидируемым, т.е. чисто символическим, ценам. В столовых и ресторанах эти же продукты продавались по более высоким ценам, но доступным для населения и без ограничения. В школьных столовых эти продукты выдавались бесплатно, а в столовых на предприятиях продавались по приемлемым ценам. Иностранные наблюдатели отмечали, что в кубинских ресторанах постоянно было много народу, а люди не выглядели страдающими от голода или недоедания”.
Внешняя торговля Кубы была ориентирована на 85% на торговые соглашения с социалистическими странами и развивалась в рамках международного распределения труда в СЭВ. 95% потребностей Острова Свободы в нефти удовлетворялось поставками из СССР, а весь кубинский сахар продавался в страны социалистического содружества. Поэтому “перестройка” и развал СССР, уничтожение социалистического содружества нанесли тяжелейший удар по экономике Кубы. Страна была отрезана от энергоносителей и всех других важных для себя товаров, которые традиционно импортировала. Свой традиционный экспорт — сахар также стало некуда вывозить. О тяжёлом положении экономики красноречиво говорят цифры: с 1989 по 1993 гг. валовой национальный продукт (ВНП) Кубы упал с 19,3 млрд. долларов до 10. Импорт сократился на 75%, а бюджетный дефицит в 1993 г. составил 35,5% от ВНП. Сахарная промышленность, основной поставщик валюты, сократила производство с 8,4 млн. тонн в 1990 г. до 4,2 млн. тонн в 1993 г. Стали обычным явлением отключения электроэнергии в городах. Например, в Гаване они составляли 14-15 часов в сутки. Из-за нехватки энергоносителей серьёзно пострадали крупные государственные сельскохозяйственные фермы
Подобные показатели падения экономики для любой, даже развитой капиталистической страны, например, США, были бы подобны смерти. Но социалистическая Куба выжила “всем врагам назло”. О прочности позиций завоеваний кубинской революции говорят даже её идеологические противники. Так, в мае 1992 г. один из английских журналов писал: “Хотя знаменитой кубинской системе здравоохранения не хватает некоторых медикаментов, но большинству кубинцев есть, что терять. Помимо бесплатного здравоохранения, образования и отличных возможностей для занятий спортом, большинство кубинцев имеют собственные дома, а обещания антикастровских лидеров восстановить собственность прежним владельцам звучат для многих кубинцев как угроза”. Эту же мысль подтверждает и Фидель Кастро, который не так давно заявил: “Дураки и идиоты не знают, что после моей смерти ничего не изменится. Какая цена революции, если она зависит только от Кастро”.
Какова же, действительно, современная ситуация на Кубе? Испытывая острую потребность в валюте, Куба пошла на очень опасный, но, наверное, в её ситуации необходимый шаг, легализовав хождение твёрдой валюты (американского доллара). Функционирует двойная экономика: одна — основанная на долларах, другая — на национальном песо. Национальное песо свободно обменивается на твёрдую валюту. Было открыто 600 валютных магазинов, в которых есть возможность приобрести любые товары народного потребления. Принятие нового законодательства открыло страну для иностранных инвестиций за исключением здравоохранения, образования и вооружённых сил. Конечно, эти шаги привели к нежелательному, но неизбежному в этом случае, расслоению населения на тех, кто имеет доступ к валюте (таковых 60-70%) и тех, кто не имеет его. Однако, всё это происходит под строгим контролем государства, которое твёрдо гарантирует трудящимся необходимый прожиточный минимум, а также высококачественные и бесплатные здравоохранение и образование.
Кубинское правительство пошло на создание условий для функционирования небольшого частного сектора в экономике: это кооперативная и индивидуальная трудовая деятельность. Например, разрешена торговля товарами народного промысла, сдача в наём жилья для иностранных туристов, открытие маленьких ресторанчиков (не более 12 посадочных мест), но при условии, что исходные продукты покупаются только за доллары, обслуживают подобные ресторанчики только члены одной семьи или ближайшие родственники, а вся документация всегда открыта для инспекции. Подобной лицензируемой и облагаемой государственным налогом деятельностью занимается в настоящее время на Кубе чуть больше 250 тыс. человек из 11 миллионного населения острова.
В то же время следует отметить, что те иностранные фирмы, которые работают в кубинской экономике, нанимают рабочую силу под строгим контролем государства. На Кубе именно государство, и только оно, определяет условия контракта между иностранным работодателем и наёмным рабочим, а не двусторонний договор, как, например, в России. Такое положение позволяет государству строго контролировать соблюдение условий найма, оплаты труда, социального страхования и исключить всякие злоупотребления со стороны работодателя.
В сельском хозяйстве тоже произошли изменения. Раньше доминировали крупные государственные фермы, основанные на индустриальных и энергоёмких технологиях. Но тот энергетический голод, который пережила Куба в связи с уничтожением СССР и социалистических стран, вынудил её руководство внести коррективы. Была сокращена доля государственных ферм и увеличен кооперативный и индивидуальный сектор. Появилась сеть сельскохозяйственных рынков, где продукция сельских тружеников продаётся по цене, диктуемой спросом и предложением. Появились такие кооперативы, где вся деятельность осуществляется на коллективной основе и кооперативы, где коллективно делается только какая-то часть сельхозработ, а остальное — индивидуально. Причём, для всех без исключения хозяйств, давших согласие работать по заказу министерства сельского хозяйства, правительство предоставляет через госбанк кредиты, семена, удобрения и т.п. Производителю предлагается твёрдая цена за определённый объём продукции, а излишки частник либо вывозит на рынок, либо государство само покупает их у него по более высокой цене.
Ещё одним направлением производства продуктов питания являются большие сады. Они бывают либо государственными, поставляющими продукты прямо на рынок, либо производственными, т.е. закреплёнными за определёнными предприятиями и обеспечивающими их фруктами и овощами.
В результате этих преобразований в государственном владении сегодня находится 30% сельскохозяйственных земель, 55% являются собственностью кооперативов, а 15% — у мелких частников. Страна сегодня в состоянии обеспечить себя необходимым минимумом продуктов. По карточке каждый кубинец в месяц получает: 3 кг сахара, 3 кг риса, 1 кг рыбы, 14 яиц, 0,4 кг мяса, 0,5 кг бобовых. Кроме этого, дети до 7 лет, пожилые, больные граждане и беременные женщины получают молоко. Цены, по которым приобретаются эти продукты питания, чисто символические. Всё остальное приобретается на рынке. В середине 90-х годов известный американский врач Б. Спок заметил: “Перед лицом невероятных трудностей прекрасная система здравоохранения Кубы продолжает сражаться. Несмотря на американское эмбарго, которое существенно сокращает возможности Кубы по закупке продуктов питания и медикаментов… маленький остров смог ещё больше понизить младенческую смертность”.
Кстати, о детской смертности. На Кубе она равняется всего 7,2 на тысячу родившихся, тогда как, например, в России — 18,12 на тысячу. При этом материнская смертнось при родах на Кубе составляет 2,2 на 10 тысяч рожениц, что является самым низким показателем в мире. Да и вообще во всём, что касается здравоохранения, кубинцы достигли таких результатов, которым могут позавидовать самые развитые капиталистические государства. Например, в этой стране на каждые 10 тысяч жителей приходится 59 врачей (или 1 врач на 169 человек), тогда как в Италии -13, в Японии — 16, в США — 23, в Швеции — 24.
Все изменения в экономике страны осуществлялись при широком участии всех граждан Кубы и не навязывались сверху. Широко обсуждалось на какие продукты поднять цены, а на какие сохранить на прежнем уровне. В результате этого повысились существенно цены на алкоголь и табак, а цены основных продуктов питания и городского транспорта остались без изменений. Повышение оплаты за электроэнергию коснулось 51,8% населения, которые потребляют её более определённой нормы.
Результаты вынужденных реформ не замедлили сказаться. ВНП начал расти: 1995 г. — 0,75%, 1996 г. — 2,5%, 1997 г. — 7,8%. Бюджетный дефицит сокращён до 1,9% от ВНП. Курс кубинского песо к американскому доллару в 1993 г. составлял 150 песо за доллар, в 1995 г. — 32 песо, в 1997 г. — 22 песо, 1998 г. — 20 песо.
Наглядным подтверждением успехов современной Кубы явились последние летние Олимпийские игры. Здесь сборная Острова Свободы прочно заняла место в первой десятке команд-победительниц, оставив далеко позади себя сборные таких развитых капиталистических стран, как Великобритания, Швеция, Канада, Япония, Испания, Финляндия, Норвегия и т.п. И в этом нет никакого секрета. Всё дело в том, что революционное правительство действует для блага всего общества, в интересах, прежде всего, трудящихся. В недавнем интервью с Ф. Кастро один из журналистов спросил: “…Несмотря на все трудности, с которыми пришлось столкнуться, установленный вами режим выстоял. За счёт чего?” И получил достойный ответ: “За счёт борьбы и безустанной работы вместе с народом и для народа. Держаться за убеждения; быть последовательным; верить в человека; быть рабами, а не господами страны; строить на твёрдых основах; создавать, искать решения проблем даже, казалось бы, в невозможных и нереальных условиях; гарантировать абсолютную честность тех, кто занимает самые высокие политические и административные посты; превращать политику в священнодействие. Таким может быть отчасти ответ на ваш вопрос, если не вдаваться во многие другие специфические факторы…”.
Март 2001
Этот материал взят с сайта общественно-политического журнала «Прорыв»
http://proriv.ru/articles.shtml/shpakov?cuba_2001
Виктор ШПАКОВ

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос