Лекарства: хорошие или дешевые?

Лечить одну и ту же болезнь можно разными таблетками — дешевыми или дорогими, импортными или российскими. Когда дело доходит до выбора препарата и врачи, и пациенты, зачастую считают, что препарат тем лучше, чем он дороже. Лечить одну и ту же болезнь можно разными таблетками — дешевыми или дорогими, импортными или российскими. Когда дело доходит до выбора препарата и врачи, и пациенты, зачастую считают, что препарат тем лучше, чем он дороже. Между тем, мало кто сможет внятно объяснить, чем на самом деле отличаются дорогие патентованные лекартва от их дешевых аналогов или, как их называют фармацевты, дженериков.
Что такое дженерики
Дженериками называются препараты, которые выпускает фирма, не тратившая денег на их разработку и испытания. То есть, компании нужно вложить деньги в производство — и препарат готов. Как правило, за счет этого удается сэкономить несколько миллиардов долларов, и поэтому стоят дженерики значительно дешевле оригинала. Налаживать выпуск таких лекарств разрешено лишь после того, как истечет действие патента на оригинальное лекарство. Самым популярным дженериком был есть и, видимо, будет ацетилсалициловая кислота или «Аспирин». Патент на это лекарство в 1899 году получил немецкий химик Феликс Хоффманн (Felix Hoffmann). Благодаря патенту компания Bayer вплоть до 1930-х годов была единственным производителем «Аспирина» и устанавливала цену на лекарство по своему усмотрению.
То же самое происходит и сейчас: когда лекарство защищено патентом, оно стоит очень дорого, а производство аналогов запрещено. В 1930-х годах срок действия патента на «Аспирин» истек, и препарат стали производить другие лаборатории, продававшие его намного дешевле. Как оригинальный продукт Bayer, так и множество его аналогов можно купить и сейчас — более чем через 100 лет после его изобретения. Все эти препараты содержат одно и то же действующее вещество — ацетилсалициловую кислоту, однако лекарство от Bayer до сих пор дороже остальных.
Большинство препаратов, что выпускаются в России — дженерики:
патентом защищены лишь некоторые отечественные иммуномодуляторы. Новых лекарств не выпускается, потому что у российских фармкомпаний попросту нет средств, чтобы обеспечить весь цикл разработки и испытаний. Отечественным производителям ничего не остается, кроме как взять проверенную западную технологию и выпускать старые лекарства.
Дешево — значит плохо?
Несмотря на свою низкую стоимость, большинство дженериков довольно хорошего качества и вполне безопасны, считают специалисты ММА им. Сеченова. Дело в том, что «дженериковые фирмы» чаще всего выпускают версии популярных и эффективных лекарств, о производстве, применении и побочных эффектах которых уже многое известно. А за сомнительные препараты они не берутся.
Главное, к чему стремятся производители дженериков — добиться терапевтической эквивалентности или биоэквивалентности. Это значит, что действие дженерика аналогично оригиналу: у такого лекарства полноценный лечебный эффект и минимальное число побочных. Порой добиться этого не удается — у небогатых фармацевтических компаний не хватает денег на современное оборудование. В результате, дженерик и патентованное лекарство не эквивалентны: большое количество примесей у неоригинала замедляет всасывание препарата в кровь и вызывает аллергические и другие нежелательные реакции. Как выбрать хорошее лекарство?
Выбрать из множества лекарств нужный дженерик помогает международное название препарата — оно пишется на упаковке под торговым. К примеру, популярный антидепрессант «Прозак» стоит около 600 рублей. Его действующее вещество — флуоксетин — содержится и в других таблетках, цена которых меньше в 5-10 раз. Их производят компании Ланнахер, Апотекс и Никомед — фирмы с хорошей репутацией — поэтому, качество этих препаратов не должно уступать оригинальному. Однако точно сказать, какой дженерик хороший, а какой нет, можно только после сравнительных клинических испытаний — пусть и не таких масштабных, как при запуске принципиально нового лекарства. Для того, чтобы облегчить выбор качественных дженериков, в США существует специальная их классификация — тем препаратам, что уступают «оригиналу», присваивается класс «B». Это говорит о низкой эффективности и большом числе побочных эффектов, поэтому врачи стараются их не выписывать. В России, к сожалению, подобной базы данных нет. И медикам, выбирая между ценой и качеством, приходится ориентироваться лишь на свой личный опыт. Между тем, конкуренция среди неоригинальных препаратов огромная. Поэтому их производители постепенно улучшают их качество и снижают цену. Как результат, доля дженериков на фармацевтическом рынке постоянно растет. Это скорее хорошо, чем плохо. Ведь, дешевые лекарства позволяют «лечить всех и хорошо» даже в бедных странах, дают право выбора врачу и пациенту и заставляют богатые фармкомпании разрабатывать новые, более эффективные и безопасные лекарства.
Источник: Medmedia.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос