Лекарства, которые нас убивают

По данным ВОЗ, смертность от лекарств занимает пятое место, уступая только травмам, заболеваниям системы кровообращения, онкологическим и пульмонологическим болезням. Иными словами, ежегодно во всем мире сотни людей умирают только оттого, что пытались сделать совершенно противоположное — продлить свою жизнь с помощью лекарств. По данным ВОЗ, смертность от лекарств занимает пятое место, уступая только травмам, заболеваниям системы кровообращения, онкологическим и пульмонологическим болезням. Иными словами, ежегодно во всем мире сотни людей умирают только оттого, что пытались сделать совершенно противоположное — продлить свою жизнь с помощью лекарств.
Проще всего было бы свалить всю вину за эти трагедии на разработчиков медицинских препаратов. Дескать, это они не проводят достаточного количества тестов, прежде чем выпускать лекарство на рынок. А зачастую из соображений корысти просто скрывают побочные эффекты, ведут агрессивную рекламу с помощью популярных личностей, и даже подкупают медиков, чтобы те выписывали именно их препараты. Как принимать «Виагру» Подбором оптимальной дозировки должен заниматься специалист. При неправильном приеме «Виагры» возможно развитие побочных эффектов.
Между тем у лекарственной болезни есть много других «помощников», способных сделать убийственным даже самый безобидный препарат. Это именно те люди, которые в силу своей профессии могли бы гораздо лучше информировать население о последствиях бесконтрольного использования лекарств.
Врачи
Во многих случаях лекарственная болезнь оказывается порождена самими врачами, которые слишком увлекаются медикаментозным лечением вообще.
— Термин «лекарственная болезнь» появился давно, — говорит кандидат медицинских наук Валерий Сергеев в интервью газете «Труд». — В 1901 году его «изобрел» наш врач Ефим Аркин. Он заметил, что при втирании серно-ртутной мази у больного появляется сыпь и другие явные признаки поражения всего организма. Но сегодня масштабы распространения этого недуга, в сущности, рожденного медиками, огромны. Главная причина — появление громадного количества лекарств, которые не всегда применяются правильно. Кроме того, сам организм современного человека, часто ослабленный стрессами, неправильным питанием, многими экологическими «вредностями», более остро реагирует на воздействие сильных препаратов. Например, сейчас врачи много говорят о полинутриентной недостаточности — это понятие обозначает нехватку в организме многих жизненно важных веществ: витаминов, минералов, пищевых волокон… В беде обвиняют экологию, образ жизни, нерациональное питание. Но почти никто не говорит об одной из важнейших причин — о чрезмерном использовании лекарств. По мнению Сергеева, типичная ситуация возникновения лекарственной болезни выглядит так. Человек приходит к врачу с целым «букетом» весьма распространенных жалоб на плохое самочувствие: слабость, утомляемость, вялость, сонливость, снижение аппетита… Нарушается работа желудка, сердце «ноет», давление «скачет». И в ответ на многочисленные жалобы прописываются лекарства от бессонницы, от расстройства желудка, от повышенного давления… — Очень часто достаточно бывает выпить успокоительный чай, чуть скорректировать питание и режим дня, порекомендовать те или иные витамины, прогулки, — полагает Сергеев. — Но из-за дефицита времени, а иногда от недостаточной грамотности врач даже не спрашивает, где и как работает пациент, что он ест, как отдыхает. В лучшем случае доктор измеряет давление, считает пульс, щупает живот — и сразу назначает препараты. Эта ситуация всем удобна: врач вроде бы оказал помощь, больной удовлетворен. К сожалению, накапливается все больше данных, которые свидетельствуют: такое лечение может повлиять на симптомы болезни, но никак не на ее причину. И через какое-то время пациент вновь придет в поликлинику, и жалобы его будут более серьезными. На каждую жалобу снова найдется свое лекарство — иногда больному выписывают 5 — 6 препаратов. Побочные эффекты, которые есть у большинства синтетических лекарств, будут множиться и накладываться один на другой. Процесс становится похожим на неуправляемую реакцию.
Аптекари
С появлением большого количества препаратов безрецептурного отпуска основным «посредником» между потребителем лекарств и производителем лекарств становится аптекарь. Именно он может обратить внимание покупателей на побочные эффекты препаратов, указать на последствия самолечения и развеять мифы, созданные рекламой.
Этой теме было посвящено очередное заседание московского научного общества фармацевтов. Особое внимание на заседании было уделено нестероидным противовоспалительным средствам, которые являются лидерами по продажам среди безрецептурных препаратов. Доцент кафедры общей клинической фармакологии Российского университета Дружбы Народов Татьяна Илларионова заявила по этому поводу следующее:
— Именно на нестероидные противовоспалительные средства наиболее часто развиваются побочные реакции. Они хорошо известны, прежде всего это язвообразующее действие. В этой связи данная группа препаратов противопоказана страдающим гастритами, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки в остром периоде. Причем замена на другую лекарственную форму (в виде свечей, растворимых шипучих таблеток и пр.) нецелесообразна, о чем свидетельствуют данные многочисленных международных исследований.
Как подчеркнула Илларионова, действие препарата и переносимость его больным сугубо индивидуальны. Если принимать лекарство неправильно, последствия могут быть самыми плачевными. Причем побочное действие препарата может проявиться не сразу, а через несколько лет, а то и десятилетий.
Ярким примером так называемого «эффекта тысячной таблетки» является анальгин, столь популярный среди старшего поколения. Этот препарат обладает способностью накапливаться в организме, что впоследствии может привести к серьезным побочным эффектам, таким как нефротоксичность и агранулоцитоз. Это же свойство есть и у парацетамола, который сегодня получил широкое распространение, в том числе и в педиатрической практике. Кроме того, парацетамол при приеме в больших дозах способен вызвать тяжелое поражение печени. — Побочные эффекты препаратов являются дозозависимыми, впрочем, как и токсичность, — отметила Илларионова. — Например, аналгезирующий, противовоспалительный и жаропонижающий эффект ацетилсалициловой кислоты реализуется в дозе до 2 г в сутки. Если превысить дозу до 4 г, побочные эффекты препарата усиливаются. Такая взаимосвязь между дозой и частотой возникновения побочных реакций существует у каждого препарата.
Как отмечает «Медицинская газета», публикующая репортаж о заседании московского научного общества фармацевтов, многих подобных случаев можно было бы избежать, если бы граждане могли получить исчерпывающую информацию о побочных эффектах лекарств в аптеках. На протяжении достаточно длительного периода фармацевтическая отрасль была «открыта» лишь узкому кругу специалистов. С приходом рыночных отношений ситуация изменилась, и сегодня на фармрынок все чаще приходят люди, которым незнакомы, а порой просто чужды те профессиональные и нравственные принципы, которые составляют «лицо» профессии провизора.
Центры по контролю побочных эффектов
Практически во всех развитых и во многих развивающихся странах функционируют национальные центры по безопасности лекарств. Важнейшими задачами таких центров является раннее выявление нежелательных побочных реакций лекарств и принятие соответствующих административных мер, вплоть до запрещения их применения в медицинской практике. В России такой центр был создан в 1997 г. После череды реорганизаций, преобразований и переименований его деятельность была практически свернута. Правда, остались еще региональные отделения, ведущие активный поиск и выявление побочных эффектов. Вот несколько свежих примеров, которые были приведены в выступлении Татьяны Илларионовой. В областную больницу Благовещенска поступила больная с жалобами на нарушение координации движения, мелкоточечными высыпаниями на коже, язвой на наружной поверхности плеча. Из анамнеза было выявлено, что больная самостоятельно в течение двух недель принимала парацетамол для лечения… острого бронхита. Еще один случай — из Оренбургского областного центра по контролю побочного действия лекарств. В стационар поступил юноша 19 лет, которому впоследствии был поставлен диагноз «синдром Лайелла». Как выяснилось, в течение трех дней этот больной принимал антигриппин, в состав которого также входит парацетамол. И о совсем вопиющем случае сообщили из Омского областного центра побочного действия лекарств — в БСМП была зафиксирована смерть 76-летней пациентки, самостоятельно лечившейся по поводу болей в спине препаратом «фастум-гель». Никакой другой терапии в данном случае не проводилось, что позволяет сделать вывод о том, что смерть с большей долей вероятности была связана с применением этого препарата.
Журналисты
Большую «медвежью услугу» в распространении лекарственной болезни оказывают населению и журналисты, освещающие медицинские достижения. При этом, даже если речь не идет о скрытой рекламе, сама профессиональная ориентация журналистов на «быстрые и эффектные» новости порождает большое количество заблуждений.
Так, журнал New England Journal of Medicine недавно провел исследование, в котором было проанализировано 207 сообщений в американских СМИ о новых препаратах и методиках. Оказалось, что более половины этих новостей не содержали ни слова о побочных эффектах. Другое американское исследование выявило, что из 252 репортажей о новых достижениях медицины более четверти материалов касались исследований, результаты которых не публиковались в научных журналах даже спустя несколько лет после репортажа (т.е. исследования были не завершены либо не выдержали научной критики).
Эти данные были приведены в докладе исполнительного директора Ассоциации медицинских журналистов США Мелинды Восс на семинаре «Медицинская журналистика в России и за рубежом», проходившем 10 июня в конференц-зале «Медицинской газеты». Мелинда Восс рассказала и о том, каким образом эти проблемы решаются в ее Ассоциации, членами которой являются более 750 медицинских журналистов. Работа Ассоциации включает создание справочных медицинских материалов для журналистов, а также пропаганду «Этического кодекса медицинской журналистики». Кодекс включает такие требования, как обязательное сообщение побочных эффектов лекарств, отслеживание связей между источниками новостей и производителями медицинских препаратов, и т.д.
К сожалению, современная российская медицинская журналистика не может похвастаться такими достижениями. Идея создания Гильдии медицинских журналистов в России не сработала. Да и сама подготовка таких журналистов в вузах России находится в зародышевом состоянии. Выступившая на семинаре доцент факультета журналистики МГУ Татьяна Фролова сообщила, что на факультете еще 10 лет назад появились студии журналистики по социальной специализации. Но в основном это до сих пор находится на стадии экспериментов, особенно что касается мастер-классов по медицинской журналистике. Разработана также специальная программа журналистской подготовки для людей, уже имеющих медицинское образование. Но она еще не запущена в полной мере, да и к тому же является платной (3.000 долларов в год).
В связи с этим неудивительно, что в России сейчас активно развивается очень сомнительный вариант рекламно-медицинской журналистики, о котором рассказала на семинаре Елена Вольская, руководитель группы мониторинга Региональной общественной организации «Центр содействия общественной экспертизе медицинской информации и рекламе». По наблюдениям Центра, за последние пять лет в печатных СМИ уменьшился процент рекламы в виде отдельных модулей-врезок. Зато стала гораздо активнее применятся такая форма рекламы, как рекламный модуль, замаскированный под медицинскую статью. При этом в роли авторов такой рекламы зачастую выступают сами врачи, которые спекулируют своим авторитетом, но не руководствуются ни журналистской, ни медицинской этикой (в частности, рекламируют рецептурные препараты, хотя в России это запрещено). Елена Вольская призвала изгонять таких врачей из СМИ. Более подробно о проблемах российской медицинской журналистики «Медновости» планируют рассказать в одном из своих отдельных репортажей.
Источник: Медновости.ру

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос