Когда рожать запрещает инструкция

На свете много неизлечимых болезней. Есть очень тяжелые, с некоторыми жить легко — их просто не замечают, а к другим привыкать долго и трудно. Они не выбирают себе жертв, и люди, которые ими болеют, тоже хотят жить, любить и рожать детей.
На свете много неизлечимых болезней. Есть очень тяжелые, с некоторыми жить легко — их просто не замечают, а к другим привыкать долго и трудно. Они не выбирают себе жертв, и люди, которые ими болеют, тоже хотят жить, любить и рожать детей.
Как и я. О моей редкой болячке знают только эндокринологи, а весь прочий люд, в том числе и врачи, как правило, подымают брови до лысины и спрашивают: «Несахарный диабет? Это что, сахарный, что ли?» Нет, он другой почти по всем показателям. За свою жизнь я дала по этому поводу тысячи разъяснений врачам, но никогда бы не подумала, что мне придется еще и бороться с ними.
Болею с 11 лет, и как только вошла в сознательный возраст, сразу поинтересовалась, а можно ли мне рожать. Эндокринолог разъяснила, что моя форма не передается по наследству, опасна только почечная и только если женщина беременна мальчиком. Отлично! Вышла замуж, собрались с мужем беременеть, проконсультировались у генетика еще на всякий случай — можно.
Получилось с первого же раза. Пошла становиться на учет, и тут-то все и началось. Стоило только лечь на сохранение, например, как врачи сразу делали скучные лица, вызывали эндокринологов из других отделений, и на их разрешение только скорбно поджимали губья. Мне пришлось ехать брать официальную справку от генетиков, что болезнь не представляет угрозы ребенку. (Догадаться бы мне взять ее ДО того, как)
Прошла УЗИ у лучшего специалиста — девочка, здоровенькая! Районный гинеколог на все это только качала головой, как журавлик в песне. И послала меня в лучший в нашем городе центр поддержки материнства. Там снова пришлось пройти обследования у всех специалистов. (Ну что нам стоит в сорокаградусную жару поездить дотуда? Всего 2 часа на дорогу!) И тут-то мне все разъяснили.
Оказывается, у врачей есть такие маленькие брошюрки от Министерства Здравоохранения. В них перечислены все болячки, с которыми рекомендуют прерывание беременности. В том числе отдельным пунктом стоит и несахарный диабет. Их три формы, передается только одна, но это никого не волнует! Мне разрешили рожать ВСЕ — окулист, кардиолог, лор, терапевт, эндокринолог, генетик. Только инструкция запретила. Молоденький доктор посмотрел на меня с улыбкой: «Ну что? В какую больницу на прерывание ляжем?» На шестом месяце, после того, как на УЗИ я видела ее лицо и как она пальчик сосет.
КАК я орала! КАК я хлопнула дверью! Надеюсь, там что-нибудь упало ему на голову. Пришлось это гадостное заключение «Рекомендация: прерывание беременности на основании приказа от…» везти в ЖК. Там заведующая вызвала меня на комиссию, и все трое врачей сказали:
«Ложимся на искусственные роды?» И были очень удивлены (вы подумайте!) отказом убивать мою девочку. Пришлось писать отказ от прерывания под свою ответственность.
Короче говоря, Дашку я родила. Не без проблем, конечно, но это ерунда. Вот только я помню, что в том списке было много-много всего. И сколько там лишнего? Под этаким давлением и сломать можно, особенно беременную женщину, психика которой вообще нечто совершенно особенное и ранимое. Не дайте себя поранить!
Что же делать, если ты сама твердо уверена в своей правоте, тебя поддерживает наука, но бюрократия против? Во-первых, заранее собрать все возможные справки от и до. Во-вторых, запастись безграничным терпением и прорепетировать перед зеркалом миниатюру «морда ящиком».
В-третьих, помнить, что никто не вправе заставить вас сделать аборт, но за ваше решение отвечаете только вы. Случись что, даже если причиной тому будет вовсе не ваша болезнь, врачи всегда могут прикрыться фразой «Мы вас предупреждали, вы делали это под свою ответственность». И самое главное, верить в свою счастливую звезду.
Я всем желаю поменьше сталкиваться с врачебным идиотизмом. Но если все же доведется — соберитесь с силами и все у вас закончится хорошо. Не стоит ждать милостей от бюрократии, победить ее знаниями — наша задача!
Источник: lipstick.ru

На свете много неизлечимых болезней. Есть очень тяжелые, с некоторыми жить легко — их просто не замечают, а к другим привыкать долго и трудно. Они не выбирают себе жертв, и люди, которые ими болеют, тоже хотят жить, любить и рожать детей.
Как и я. О моей редкой болячке знают только эндокринологи, а весь прочий люд, в том числе и врачи, как правило, подымают брови до лысины и спрашивают: «Несахарный диабет? Это что, сахарный, что ли?» Нет, он другой почти по всем показателям. За свою жизнь я дала по этому поводу тысячи разъяснений врачам, но никогда бы не подумала, что мне придется еще и бороться с ними.
Болею с 11 лет, и как только вошла в сознательный возраст, сразу поинтересовалась, а можно ли мне рожать. Эндокринолог разъяснила, что моя форма не передается по наследству, опасна только почечная и только если женщина беременна мальчиком. Отлично! Вышла замуж, собрались с мужем беременеть, проконсультировались у генетика еще на всякий случай — можно.
Получилось с первого же раза. Пошла становиться на учет, и тут-то все и началось. Стоило только лечь на сохранение, например, как врачи сразу делали скучные лица, вызывали эндокринологов из других отделений, и на их разрешение только скорбно поджимали губья. Мне пришлось ехать брать официальную справку от генетиков, что болезнь не представляет угрозы ребенку. (Догадаться бы мне взять ее ДО того, как)
Прошла УЗИ у лучшего специалиста — девочка, здоровенькая! Районный гинеколог на все это только качала головой, как журавлик в песне. И послала меня в лучший в нашем городе центр поддержки материнства. Там снова пришлось пройти обследования у всех специалистов. (Ну что нам стоит в сорокаградусную жару поездить дотуда? Всего 2 часа на дорогу!) И тут-то мне все разъяснили.
Оказывается, у врачей есть такие маленькие брошюрки от Министерства Здравоохранения. В них перечислены все болячки, с которыми рекомендуют прерывание беременности. В том числе отдельным пунктом стоит и несахарный диабет. Их три формы, передается только одна, но это никого не волнует! Мне разрешили рожать ВСЕ — окулист, кардиолог, лор, терапевт, эндокринолог, генетик. Только инструкция запретила. Молоденький доктор посмотрел на меня с улыбкой: «Ну что? В какую больницу на прерывание ляжем?» На шестом месяце, после того, как на УЗИ я видела ее лицо и как она пальчик сосет.
КАК я орала! КАК я хлопнула дверью! Надеюсь, там что-нибудь упало ему на голову. Пришлось это гадостное заключение «Рекомендация: прерывание беременности на основании приказа от…» везти в ЖК. Там заведующая вызвала меня на комиссию, и все трое врачей сказали:
«Ложимся на искусственные роды?» И были очень удивлены (вы подумайте!) отказом убивать мою девочку. Пришлось писать отказ от прерывания под свою ответственность.
Короче говоря, Дашку я родила. Не без проблем, конечно, но это ерунда. Вот только я помню, что в том списке было много-много всего. И сколько там лишнего? Под этаким давлением и сломать можно, особенно беременную женщину, психика которой вообще нечто совершенно особенное и ранимое. Не дайте себя поранить!
Что же делать, если ты сама твердо уверена в своей правоте, тебя поддерживает наука, но бюрократия против? Во-первых, заранее собрать все возможные справки от и до. Во-вторых, запастись безграничным терпением и прорепетировать перед зеркалом миниатюру «морда ящиком».
В-третьих, помнить, что никто не вправе заставить вас сделать аборт, но за ваше решение отвечаете только вы. Случись что, даже если причиной тому будет вовсе не ваша болезнь, врачи всегда могут прикрыться фразой «Мы вас предупреждали, вы делали это под свою ответственность». И самое главное, верить в свою счастливую звезду.
Я всем желаю поменьше сталкиваться с врачебным идиотизмом. Но если все же доведется — соберитесь с силами и все у вас закончится хорошо. Не стоит ждать милостей от бюрократии, победить ее знаниями — наша задача!
Источник: lipstick.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос