канцерогенность презервативов сильно преувеличена

В ответ на публикацию новости о том, что в подавляющем большинстве марок презервативов обнаружены значительные концентрации канцерогенов нитрозаминов, в редакцию «Медновостей» пришло информационное письмо от компании «БОЛЕАР МЕДИКА», где разъясняется позиция одного из немецких партнеров компании, фирмы-производителя презервативов CPR GmbH. В ответ на публикацию новости о том, что в подавляющем большинстве марок презервативов обнаружены значительные концентрации канцерогенов нитрозаминов, в редакцию «Медновостей» пришло информационное письмо от компании «БОЛЕАР МЕДИКА», где разъясняется позиция одного из немецких партнеров компании, фирмы-производителя презервативов CPR GmbH.
Фирма CPR GmbH предоставила несколько опубликованных ниже фактов, касающихся содержания нитрозаминов в презервативах.
Федеральный институт здоровья (Bundeszentrale fur Gesundheitliche Aufklarung) Германии не поддержал выводы, сделанные в исследовании Института химии и ветеринарии.
Следы нитрозамина могут быть найдены практически в любом изделии из резины (каучука), а также во многих продуктах питания и товарах массового потребления.
Изучая вопрос содержания нитрозамина в презервативах, доктор медицинских наук, профессор Е. Прокш пришел к выводу, что при ежедневном потреблении продуктов питания можно получить в 1000 раз больше данного вещества, чем при использовании презервативов. Эта тема подробно освещена в его работе «Токсикологическое содержание нитрозамина в презервативах» (E. Proksch, “Toxicological evaluation of nitrosamines in condoms”, 2001).
Существует действующий международный метод исследования на наличие нитрозамина в детских сосках (согласно стандарту EN 12868), которое проводится следующим образом: детские соски погружаются в раствор слюны на 24 часа, и потом замеряется содержание нитрозамина в растворе.
Но в случае с презервативами концентрация нитрозамина, попадающего в тело, намного меньше, чем при использовании соски, так как время его использования незначительно и, кроме того, он является одноразовым продуктом. К тому же нитрозамин проникает в человеческое тело при сильно повышенной кислотности (низком уровне pH). Как правило, уровень pH слизистой влагалища намного выше.
В отличие от указанной методики, в исследовании Института химии и ветеринарии использовалась метод, предназначенный для испытания домашних перчаток на взаимодействие с потовыми выделениями человека, что обычно не применяется.
Презервативы, производимые компанией CPR GmbH, были протестированы различными лабораториями. Результаты свидетельствуют, что содержание нитрозамина в презервативах CPR ниже 10 pbb (мкг/дл), что является предельным значением для детских сосок.
Можно утверждать, что при отказе от использования презерватива, риск заболевания раком матки увеличивается, так как латексный барьер также предохраняет от папиллома-вируса (HPV) — возможной причины возникновения рака.
Проблема нитрозамина обсуждалась во время разработки и утверждения последней версии международных стандартов для презервативов (ISO 4074:2002 и EN 600). Эксперты, которые разрабатывали эти стандарты, не увидели какого-либо риска для потребителя. Было лишь поставлено обязательное условие о проведении производителями регулярных тестов на содержание нитрозамина, но не было установлено каких-либо предельно допустимых значений на его содержание.
источник: Медицинское информационное агентство Mednovosti.ru агентство
Mednovosti.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос