Как меня развели в платной клинике

Потерять деньги обидно в любой ситуации. Но когда одновременно с этим теряешь покой и здоровье, обидно вдвойне. Именно в этот медицинский центр я пришла потому, что он расположен недалеко от нашего дома.
Хотя реклама заведения, развешанная по всему району, тоже, наверное, сделала свое дело. Повод был пустяковый – цеплялась за одежду и болела папиллома на плече, и я решила ее удалить. Все прошло быстро и безболезненно.
Потерять деньги обидно в любой ситуации. Но когда одновременно с этим теряешь покой и здоровье, обидно вдвойне. Именно в этот медицинский центр я пришла потому, что он расположен недалеко от нашего дома.
Хотя реклама заведения, развешанная по всему району, тоже, наверное, сделала свое дело. Повод был пустяковый – цеплялась за одежду и болела папиллома на плече, и я решила ее удалить. Все прошло быстро и безболезненно.
Женщина-врач была со мной очень мила, оборудование тоже произвело впечатление.
Через несколько дней я зашла показаться. Проблем с бывшей папилломой не было. Однако врач сказала, что ее появление может быть вызвано гормональными нарушениями, и вообще в моем возрасте (38 лет) хотя бы раз в год надо проходить плановый осмотр у гинеколога.
И хотя чувствовала я себя прекрасно, на осмотр согласилась. Настроение у меня испортилось уже в очереди на прием, когда из кабинета одна за другой вышли две женщины все в слезах. Надо было сразу отсюда уходить. Но я на свою беду осталась. Врач оказалась дотошная, долго осматривала, расспрашивала и обнаружила повод для беспокойства. В итоге я получила направление на УЗИ и на анализ крови на гормоны.
УЗИ подтвердило опасения доктора, с гормонами тоже что-то оказалось не в порядке, и в моей карточке появились первые диагнозы (правда, пока под знаком вопроса). Мне прописали еще шесть различных анализов и повторное УЗИ. И, чтобы не терять драгоценного времени, назначили лечение – курс специальных препаратов (этакий эксклюзив, который есть только у них) и кое-какие процедуры. Дополнительное обследование подтвердило самые худшие подозрения врача – множественные разрастания тканей – это ни что иное, как онкология. Заодно в карточке добавилось еще несколько неприятных диагнозов.
«Сколько вам лет?», – спросила врач и тяжело вздохнула (надо же, такая молодая, а так рано уйдет – было написано на ее лице). Она говорила со мной так участливо, с таким сожалением, что я поняла – жить мне осталось три дня. Но оказалось, что медики еще были готовы побороться за мою жизнь. Врач дала мне направление в стационар Центра (стоимость пребывания – 4000 рублей в день, процедуры оплачиваются отдельно). Мне предстояло окончательное диагностическое обследование, в том числе под наркозом, для того, чтобы можно было окончательно определиться с моим лечением. Ложиться надо было немедленно, но я решила дождаться возвращения мужа из командировки. Два дня я оплакивала свою горькую долю и девятилетнего сына, которого видела уже сиротой. Временами меня посещали мысли о том, что что-то здесь не чисто: из такого количества диагнозов должен же был хоть один как-то проявиться. Но я была совершенно деморализована, и страх оказался сильнее здравого смысла. Мне было очень плохо, я не могла ни с кем разговаривать. И, если бы не ребенок, наверное, просто бы повесилась. Наконец-то приехал муж. Вместо того, чтобы испугаться и посочувствовать, он хладнокровно подсчитал сколько денег я отнесла в этот чертов Центр (вообще-то муж человек не жадный и никогда раньше на мне не экономил) и спросил, где была у меня голова. На следующий день он отвез меня в районную женскую консультацию. Участковая врач ни нашла у меня даже воспаления. Еще через день через знакомых вышли на специалиста более высокого
ранга. Заключение – «все бы пациенты были в таком состоянии, мы бы без работы остались». Вообще ругались они все ужасно. Я же такая не первая – из этого Центра в обычную поликлинику люди с такими диагнозами приходят,
просто ужас! И детей ведь там новорожденных лечат – калечат (на рекламном щите у них мадонна с младенцем нарисована и слоган: «с любовью к женщине»). Люди мозгами может и понимают, что все это, скорее всего, фигня, и все надо перепроверять. Но ведь страшно-то как. Клиента так профессионально в этих клиниках запугивают, что он оттуда еле ноги выносит. И обследование – по полной программе, чтобы не возникало мыслей о зря потраченных деньгах.
Хорошо еще, что у нас хватило здравого смысла, и знакомые подходящие нашлись. А то было бы как в том анекдоте: «Вскрытие показало – больной умер в результате лечения».
Источник: © «Газета.Ru».

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос