Загадки заместительной терапии

И никто не может дать однозначного ответа ни на один вопрос но … Скандинавским ученым пришлось прекратить клиническое исследование эффективности заместительной гормональной терапии у пациенток, перенесших рак груди, в связи высоким риском рецидивов заболевания.Да-да, именно так, данных о пользе и о вреде заместительной гормональной терапии много, всяких и разных, таких же противоречивых, как и данные об инопланетных цивилизациях. И никто не может дать однозначного ответа ни на один вопрос но … Скандинавским ученым пришлось прекратить клиническое исследование эффективности заместительной гормональной терапии у пациенток, перенесших рак груди, в связи высоким риском рецидивов заболевания. Эти данные лишний раз подтверждают опасность назначения гормонов для борьбы с менопаузальными симптомами, например, приступами приливов и жара во всем теле и предотвращения остеопороза (состояния повышающего ломкость костей) у женщин после наступления менопаузы. 18 месяцев назад ученые, работающие на правительство США, получили удручающие результаты одного из самых больших исследований в этом направлении свидетельствующие о том, что пожилых женщин в постменопаузальном периоде заместительная гормональная терапия увеличивает риск рака груди, инсультов и инфарктов. В прошлом году британские ученые заявили, что у женщин принимающих заместительную гормональную терапию риск смерти от рака груди на 22% выше, особенно у тех, кто пьет комбинированные эстроген – прогестероновые препараты. Только эстроген обладает менее выраженным отрицательным действием. Ученые из University Hospital, Uppsala, Sweden, планировали продолжать исследование в течение 5 лет. Всего было 345 испытуемых женщин, половине назначили заместительную гормональную терапию, а половине, лучшее из возможного, негормональное лечение в менопаузе. У 26 из тех, кому давали гормоны, развился рецидив рака груди, и только у 7 принимавших негормональное лечение. Проблема в том, что многие врачи, ориентируются на старые данные, об относительной безопасности методики, и не зная, о новых данных по заместительной гормональной терапии, широко назначают ее в менопаузе в т.ч. и у переживших рак груди. Результаты работы нацелены на изменение сложившегося мнения в этом вопросе. В скандинавском исследовании не обнаружена существенная разница в риске в зависимости от вида гормонов при заместительной гормональной терапии. Выявленный риск и опасность рецидива превышали любую возможную пользу от исследования. В связи с этим многие ученые, не принимавшие участия в этом исследовании, говорят о необходимости создания новых эффективных схем и способов лечения симптомов в менопаузе.
Акушеры – гинекологи из New York University Medical Center заявляют о том, что скандинавские данные очень важны, так как это было первое рандомизированное и статистически достоверное исследование в этой области. Очевидно, что теперь чаша весов перевесит в сторону против заместительной гормональной терапии и врачам придется пересмотреть свое мнение о гормонах.
The Associated Press

Да-да, именно так, данных о пользе и о вреде заместительной гормональной терапии много, всяких и разных, таких же противоречивых, как и данные об инопланетных цивилизациях. И никто не может дать однозначного ответа ни на один вопрос но … Скандинавским ученым пришлось прекратить клиническое исследование эффективности заместительной гормональной терапии у пациенток, перенесших рак груди, в связи высоким риском рецидивов заболевания. Эти данные лишний раз подтверждают опасность назначения гормонов для борьбы с менопаузальными симптомами, например, приступами приливов и жара во всем теле и предотвращения остеопороза (состояния повышающего ломкость костей) у женщин после наступления менопаузы. 18 месяцев назад ученые, работающие на правительство США, получили удручающие результаты одного из самых больших исследований в этом направлении свидетельствующие о том, что пожилых женщин в постменопаузальном периоде заместительная гормональная терапия увеличивает риск рака груди, инсультов и инфарктов. В прошлом году британские ученые заявили, что у женщин принимающих заместительную гормональную терапию риск смерти от рака груди на 22% выше, особенно у тех, кто пьет комбинированные эстроген – прогестероновые препараты. Только эстроген обладает менее выраженным отрицательным действием. Ученые из University Hospital, Uppsala, Sweden, планировали продолжать исследование в течение 5 лет. Всего было 345 испытуемых женщин, половине назначили заместительную гормональную терапию, а половине, лучшее из возможного, негормональное лечение в менопаузе. У 26 из тех, кому давали гормоны, развился рецидив рака груди, и только у 7 принимавших негормональное лечение. Проблема в том, что многие врачи, ориентируются на старые данные, об относительной безопасности методики, и не зная, о новых данных по заместительной гормональной терапии, широко назначают ее в менопаузе в т.ч. и у переживших рак груди. Результаты работы нацелены на изменение сложившегося мнения в этом вопросе. В скандинавском исследовании не обнаружена существенная разница в риске в зависимости от вида гормонов при заместительной гормональной терапии. Выявленный риск и опасность рецидива превышали любую возможную пользу от исследования. В связи с этим многие ученые, не принимавшие участия в этом исследовании, говорят о необходимости создания новых эффективных схем и способов лечения симптомов в менопаузе.
Акушеры – гинекологи из New York University Medical Center заявляют о том, что скандинавские данные очень важны, так как это было первое рандомизированное и статистически достоверное исследование в этой области. Очевидно, что теперь чаша весов перевесит в сторону против заместительной гормональной терапии и врачам придется пересмотреть свое мнение о гормонах.
The Associated Press

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос