Всё о пудре

Пудра. Среди всех средств декоративной косметики, пожалуй, она одна способна вызвать столько ассоциаций, воспоминаний и нежных чувств. И пудре есть о чем рассказать. Ведь она практически ровесница человеческой цивилизации, Пудра. Среди всех средств декоративной косметики, пожалуй, она одна способна вызвать столько ассоциаций, воспоминаний и нежных чувств. И пудре есть о чем рассказать. Ведь она практически ровесница человеческой цивилизации, популярная и уважаемая еще в Древнем Египте и Междуречье. Конечно, подводка для глаз или румяна могут похвастаться не менее древней родословной, и все же именно пудра стала символом женственности и аристократической роскоши.
Из стоящей на столике перед зеркалом пудреницы вместе с облаком тончайшей пыли бело-розового цвета поднимается множество образов. Мы узнаем знакомые по романам тщательно набеленные и кокетливо украшенные мушками лица придворных дам и их галантных кавалеров. От маленькой коробочки веет теплом, старой бабушкиной косметикой и сладким ароматом детства.
Из глубины веков
Судя по литературным источникам и данным археологических исследований, наши предки использовали в качестве пудры самые разные порошки растительного и минерального происхождения. В Египте и Шумере это была красная и желтая охра. Гречанки, а вслед за ними и жительницы Древнего Рима в погоне за красотой изрядно вредили своему здоровью, покрывая кожу слоями свинцовых белил. По свидетельству Овидия, у римлянок в ходу также была намного более безобидная смесь бобовой и пшеничной муки. Центральное место пудра занимала в арсенале косметических средств восточных красавиц. Показаться на людях с ненабеленным лицом в Китае или Японии для женщины из высшего света было просто немыслимо. Примечательно, что Страна восходящего солнца до появления в 1917 году пудры Rain Bow («Pадуга») марки Shiseido цветных пудр вообще не знала, японки традиционно пользовались лишь белой. А потому естественная и привычная для Европы идея добавления в порошок цветовых пигментов жительницам островного государства показалась абсолютно неприемлемой. Привыкали к новинке довольно долго, около десяти лет. Однако в некотором смысле японцам повезло – их пудра обладала своими неоспоримыми преимуществами. Она была намного мягче и безопаснее многих европейских аналогов. Дело в том, что производилась она из риса. Некоторые виды этого злака – в частности, длинный белый рис, который используется для приготовления дорогих суши, – при помоле дают гладкие сферические частички. Это обеспечивает сделанной из них косметике особую мягкость при нанесении. Кроме того, рис содержит белок, и изготовленная из него пудра намного меньше сушит кожу, абсорбируя влагу и жир с ее поверхности, чем, например, та, в основе которой минеральные компоненты вроде мела. В Европе пудра также пришлась ко двору в прямом и переносном смысле. Ведь на протяжении многих веков загар не казался привлекательным. Опаленная лучами солнца кожа была уделом простолюдинов, а ровная, матовая, бархатистая, непременно молочно-белого цвета – не просто считалась красивой, но и указывала на благородство происхождения. И если сегодня несмотря на предостережения врачей многие модницы отправляются за красотой кожи в солярий или на пляж, то еще сто лет назад подобная идея показалась бы абсурдной. Напротив, люди тратили множество сил и средств, чтобы быть «бледнолицыми». Естественно, первым помощником в этом деле становилась пудра. Она покрывала толстым слоем не только лицо, но и руки, шею, зону декольте. Пудрили даже волосы и парики. Из Европы в XVII веке этот обычай проник и в Россию, где окончательно утвердился и получил широкое распространение к веку XVIII. В области косметики это время без преувеличения можно назвать веком безраздельного царствования ее величества Пудры. Объемы ее потребления исчислялись астрономическими цифрами. Например, известно, что в Пруссии в конце XVIII столетия всего за год девять миллионов жителей расходовали девяносто один миллион фунтов этого популярного косметического средства. Для хранения пудры использовались коробочки, бывшие настоящим произведением ювелирного искусства и вполне достойные ее «царственной особы». Как правило, вместилище стоило значительно дороже содержимого и в отличие от большинства нынешних косметических упаковок не выбрасывалось по его использовании, а заполнялось новой порцией продукта. Пудреницы из фарфора, хрусталя, серебра и золота с цветными эмалями и драгоценными камнями служили настоящим украшением туалетных столиков, причем не только прекрасных дам, но и состоятельных кавалеров.
О мягких и пушистых
Отдельного разговора заслуживают инструменты, которыми этот древнейший косметический продукт наносят на кожу. И речь здесь не только о комфорте – не менее важными оказываются гигиенический и даже психологический аспекты. Сплетенные страусиные перья для припудривания париков и волос ныне не в ходу. Сегодня в коробочках можно встретить кисточки с натуральным или искусственным ворсом, разнообразные спонжи или пуховки. Последние, конечно, прилагаются к пудре рассыпчатой и бывают особенно любимы представительницами прекрасной половины человечества. Пуховки излучают тепло, спокойствие и напоминают дамам мягкую игрушку, которую, взяв однажды в руки, больше не хочется отпускать. Этим иногда пользуются сведущие в психологии продавцы. Им хорошо известно: предлагая покупателю пудру, нужно обязательно показать ему пуховку, она не оставит равнодушной. В результате этот вроде бы чисто функциональный предмет наполняется совершенно новым смыслом и превращается из второстепенного атрибута в важный аксессуар, делающий процесс «общения» с пудрой еще более приятным. Однако пуховка хороша для использования дома, в иных ситуациях специалисты рекомендуют прибегать к помощи кисточек, но не спонжей. Дело в том, что в этих дисках образуется исключительно благоприятная среда для жизнедеятельности бактерий. А слишком частая стирка не только отнимает время, но и быстро приводит сей косметический инструмент в негодность.
Компромисс со временем
Хотя со времен Клеопатры пудре пришлось претерпеть некоторые метаморфозы, она здравствует и поныне, и несмотря на непрерывно растущее число «коллег» по косметическому цеху сдавать свои позиции явно не собирается. Правда, катастрофическая нехватка пространства и времени в современном мире заставила этого «патриарха» косметической индустрии пойти на уступки. Наш динамичный век спрессовал рассыпчатую пудру в компактную и поместил ее в плоские легкие пластиковые коробочки. Такие, разумеется, не идут ни в какое сравнение с драгоценными пудреницами прошлого, но зато прекрасно помещаются в дамскую сумочку. А их содержимое удобно использовать набегу между деловыми переговорами и вечерним свиданием, не опасаясь при этом, что оно рассыплется или перепачкает одежду.
С точки зрения состава пудра проделала долгий эволюционный путь от средства из простой пшеничной или рисовой муки до многоликого наукоемкого продукта. В результате производители предлагают нынче к нашим услугам великое множество пудр. Рассыпчатые, компактные и скатанные в шарики, для лица и тела, с красящими пигментами и корректирующие цвет кожи по оптическим законам при помощи микроскопических призм, защищающие и ухаживающие, с перламутрами, блесками и даже ароматами. И все они без труда находят себе хозяев. Невзирая на популярность «мобильных» косметических средств самые именитые марки продолжают наряду с прочими видами выпускать и старые добрые рассыпчатые пудры в массивных эффектных упаковках. А значит, пудре быть! И стоит ли удивляться? Ведь она, особенно в своей рассыпчатой ипостаси, как никакой иной косметический продукт наполняет жизнь женственностью, роскошью и красотой – вечными человеческими ценностями. И потому пудра была, есть и будет любима – четыре тысячи лет назад, вчера и завтра, на Востоке и на Западе. Недаром китайские мудрецы говорили: «Любоваться красавицей за утренним туалетом лучше после того, как она напудрит лицо».
По материалам журнала «Новости в мире косметики»
Автор: Анастасия Скляренко

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос