Виды врачебных ошибок

Врачи ошибаются веками благодаря исследователям, традициям и пациентам Помимо случайных ошибок врачей — когда назначается не тот препарат, когда делается ненужная операция, существуют «традиционные ошибки» — когда на протяжении десятилетий врачи используют неэффективные методы.Врачи ошибаются веками благодаря исследователям, традициям и пациентам Помимо случайных ошибок врачей — когда назначается не тот препарат, когда делается ненужная операция, существуют «традиционные ошибки» — когда на протяжении десятилетий врачи используют неэффективные методы. Так, хирурги перестали прижигать огнестрельные раны только после того, как у одного из них закончилось горячее масло. Без каких либо доказательств эффективности медики тысячелетиями лечили почти все болезни кровопусканием… Проблеме неэффективного лечения посвящен последний номер British Medical Journal. Как отмечают авторы BMJ, главной причиной этого являются медицинские традиции. За всю историю врачевания сложился стереотип: в любой ситуации врач должен делать хоть что-то. В эффективности такой практики усомнился еще Вольтер, который сказал, что «искусство медиков в том, чтобы отвлечь пациента на то время, когда болезнь излечит сама природа». Современные исследователи согласились с французским писателем и решили выяснить причины такого явления.
Доктор, сделайте хоть что-то
Когда пациент приходит к врачу, он ждет от медика хоть каких-то действий. Во-первых, это обследование. Врачи осматривают пациента с помощью стандартных, можно сказать, традиционных методов, отправляют на инструментальные исследования и анализы. А затем пациенты ждут лечения, которое назначается согласно результатам этого обследования. Как отмечают авторы BMJ, действия врача в большей степени — ритуал. Традиционные методы исследования — перкуссия, проверка голосового дрожания в легких — применяются терапевтами уже не одно столетие. Хотя для постановки диагноза в абсолютном большинстве случаев используются не старые приемы, а рентгенологическое исследование и другие инструментальные методы, никто не позволяет себе усомниться в необходимости действий врача: таковы медицинские традиции. И изменить их, даже обладая необходимыми доказательствами, очень непросто. Исследования показали, что традиционный подход медиков — делать хоть что-то — порой оказывается не только неэффективным, но и вредным. Так, помощь психологов пострадавшим в авто- и других катастрофах может лишь ухудшить их состояние. А когда пациенту назначают необоснованно большое число обследований, это приводит к диагностике несуществующих заболеваний и их лечению. Но все же, в большинстве случаев, назначение «хоть какого-то» лечения безобидно и в какой-то мере оправдано. Так, микстура от кашля работает в качестве песочных часов: к тому моменту, когда кашель проходит сам по себе, содержимое пузырька заканчивается.
Глас науки
Принято считать, что найти эффективное лечение находят исследователи. В первую очередь, изучая природу того или иного заболевания. Так, медики уже давно используют инсулин при диабетической коме, зная, что недостаток этого гормона является причиной заболевания и зачастую приводит к смерти больного. В данном случае провести клинические испытания — значит лишить жизни половину больных, которым вместо инсулина введут «пустышку» плацебо. Подобным образом, никто не предлагает устроить испытания парашютов, в которых половина десантников оденут на плечи пустой рюкзак. Но, к сожалению, такой подход далеко не всегда оправдан. В медицине есть множество примеров, когда препараты, созданные в результате изучения болезней, оказывались неэффективными. Или, наоборот — лучшие лекарства попадали в разряд противопоказанных. Причем такие стереотипы, порожденные научными исследованиями, остаются в медицинской практике надолго, хотя не соответствуют действительности. Другой вид исследований — испытания препарата на животных и добровольцах — также не всегда гарантирует объективные результаты. Во первых, исследователи зачастую регистрируют лишь те побочные эффекты, которые ожидают увидеть. А эффективность препарата при этом переоценивают. В самом худшем случае, исследователи оказываются заинтересованными в том или ином результате работы: так на страницах журнала The Lancet появилась статья, автор которой назвал прививки от детских инфекций опасными.
Зачем это надо?
Как отмечает главный редактор BMJ Ричард Смит (Richard Smith), статьи о неэффективности медицинской помощи написаны совсем не для того, чтобы убедить пациентов не обращаться к врачам. Скорее, наоборот, авторы журнала призывают пациентов не заставлять врачей назначать ненужные анализы и, тем более, «хоть какое-то» лечение. А опытным врачам предлагают самостоятельно определять эффективность тех или иных методик, даже если они применяются веками или рекомендуются исследователями. И, самое, главное, не назначать лишнего лечения. Ведь не даром говорят, что обычный хирург знает как оперировать, хороший — когда это надо сделать, а лучший — когда операция не нужна.
Источник: Lenta.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос