Бескровная победа над миомой матки

Есть болезни, которые никак не дают о себе знать — нет болезненных ощущений, явных нарушений в работе органов. Миома матки как раз из таких. Долгое время она не выдает себя.Есть болезни, которые никак не дают о себе знать — нет болезненных ощущений, явных нарушений в работе органов. Миома матки как раз из таких. Долгое время она не выдает себя. Опухоль часто развивается исподволь и через три месяца может достичь размеров двух больших кулаков. Каждая вторая женщина — потенциальная жертва миомы. Радикальная операция была и остается самой распространенной. В России ежегодно детородный орган удаляется у миллиона женщин 30-40 лет. О том, как современная медицина борется с миомой, рассказывают руководитель Центра диагностики и лечения миомы матки Центральной клинической больницы МПС РФ, доктор медицинских наук, профессор, хирург-гинеколог Александр Леонидович Тихомиров и заведующий отделением ангиографии рентгеноэндоваскулярной хирургии Центральной клинической больницы МПС РФ, кандидат медицинских наук Геннадий Петрович Гришин.
«Беременный» живот
Почему растет живот? Гинекологи знают: причиной неприятных изменений фигуры может быть не только беременность или лишние калории, но и миома — доброкачественная опухоль матки. Но это уже стадия сильно запущенного заболевания, когда миома достигла больших размеров и начала теснить соседние органы — мочевой пузырь и прямую кишку, растягивать живот.
Женщина приходит к гинекологу, потому что боится, не беременна ли она:
вроде ничего не было, а живот растет. А это миома — самое распространенное хроническое заболевание женщин. Миома протекает бессимптомно. Потому, видимо, некоторые и дотягивают до такой стадии, когда не заметить увеличившийся живот просто невозможно. Тем не менее даже при достаточно крупных размерах опухоли женщину может ничего не беспокоить — нет болей, нарушений менструального цикла. Возможна острая ситуация — кровотечения и болезненность из-за деформации полости. Но это редкость. Чаще всего миому выявляют случайно, при обследовании. «Женщина приходит сдать мазки или получить справку от гинеколога о том, что нет противопоказаний для лечения, к примеру, вен ноги, — рассказывает профессор Тихомиров. — Или ее отправляют на профосмотр. А при обследовании выясняется, что у нее миома. Она такая удивленная — а откуда она взялась, у меня ничего не было. Ничего не было — это неправильно. Значит, что-то было, что-то спровоцировало».
Было или не было?
Были воспалительные заболевания. Были травматичные роды или аборты. Любые постоянные повреждения поверхности матки могут спровоцировать развитие опухолевых клеток. Женщины, перенесшие воспалительные заболевания, — одни из главных потенциальных жертв миомы. Но не так-то просто любому возбудителю, даже такому, как гонококк или хламидия, заползти в матку. Самому по себе ему это не под силу, должен кто-то помочь, затащить. И помогаем мы сами. Инфекции попадают наверх в результате травматичного внутриматочного вмешательства, например аборта, диагностического выскабливания, установки спирали. Трихомонада или сперматозоид тоже могут протащить возбудителя в матку, но чаще всего это зонд и другие гинекологические инструменты. В России делается 2,5 миллиона абортов в год — это второе место в мире после Китая. Причем 20 000 из них — у девочек до 18 лет. А потом она в 21 год приходит к гинекологу — у нее миома. Возможен и третий вариант: половой жизнью не жила, абортов не было, воспалений не было, а миома есть. Сработали внутриутробные повреждающие факторы — лекарства или гормоны, которые принимала будущая мама, воспалительные заболевания, перенесенные во время беременности. Дело в том, что клетки мышц матки единственные, развитие которых продолжается с 13-й по 40-ю неделю беременности. В это время они нестабильны и восприимчивы к любым воздействиям. А гинекологи уже после 14-й недели часто назначают гормональные, противотрихомонадные средства, начинают вмешательства. Все это может спровоцировать миому у будущего ребенка. Достаточно появиться всего одной опухолевой клетке, чтобы развилась опухоль. Ведь даже огромный миоматозный узел размером с голову взрослого человека растет из одной-единственной клетки.
Сила случая
До последнего времени проводили оперативное лечение миомы. Удаляли всю матку или только узлы. Но даже если орган удавалось сохранить, матка после этого все равно уже травмирована, и через 6-8 лет возможны рецидивы. А если вырастут узлы, потребуется еще одна операция, то есть новая травма. Правда, сейчас появились лапароскопические операции, когда инструменты вводятся через небольшие разрезы. Однако таким способом не все узлы можно удалить. В связи с этим всегда стояла проблема, как вылечить миому матки без операции, тем самым избежать осложнений и сохранить репродуктивные функции органа.
Первыми такой способ открыли французы. Произошло это почти случайно. Женщинам, которым назначали операцию по удалению матки, на подготовительном этапе перекрывали маточные артерии, чтобы уменьшить кровопотери. Заметили, что у пациенток, которым артерии перекрыли, но большую операцию по каким-то причинам временно отменили, проходили беспокоившие их симптомы и исчезала необходимость в самой операции. Сама методика эмболизации — перекрывания кровеносных сосудов, питающих орган, — абсолютно доказана и применяется в медицине более 20 лет для остановки кровотечений после родов или при неоперабельном раке матки третьей-четвертой стадии. Но что таким образом можно лечить миому, обнаружили только в 1990 году.
Бескровная операция
Лечение заключается в выборочном «закупоривании» (эмболизации) мелких сосудов, питающих опухолевые узлы. Для этого под местным обезболиванием пунктируют правую бедренную артерию (то же самое, что и внутривенный укол, только в ногу) и вводят катетер. Далее под контролем рентгеновского аппарата входят в сосуды и вводят в них взвесь шариков размером от 300 до 700 микрон (специальный препарат Truffil). Шарики не могут попасть в вену или улететь куда-то в сердце, вместе с кровотоком они устремляются к органу и перекрывают его кровоснабжение — «затыкают» артерию. Миома, оставшись без питания, сморщивается и начинает постепенно усыхать. Миоматозный узел отделяется от здоровой ткани. Максимум, что от него остается, — небольшой «камешек», словно жемчужина в ракушке, которая уже не имеет никакого значения, не мешает. Таким образом, выборочное «затыкание» сосудов, снабжающих миому, становится летальным для нее, но не для здоровой ткани матки. Система кровеносных сосудов опухоли «сделана» наспех и «не продумана» на случай нарушений. А нормальная развитая система кровоснабжения матки позволяет ей выжить и довольствоваться тем, что есть: кровью, поступающей от других сосудов, не связанных с миомой. В результате такой процедуры (она длится от 40 минут до двух часов) уже через три месяца объем миомы уменьшается на 43 процента, а через год — на 65. Прекращаются болезненные менструации. Но самое главное — миома не рецидивирует, то есть не вырастает повторно. После лечения не нужно принимать никакие лекарства.
Пациентки
У нас эта методика стала применяться около года назад. «Я давно мечтал: что-то в гинекологии надо сделать, — рассказывает Геннадий Петрович Гришин, специалист по рентгеноэндоваскулярной хирургии. — Однажды мне попалась обзорная статья профессора Тихомирова и академика Серова, где только упоминалось это слово «эмболизация». Вроде бы гинекология, миома матки ко мне, сосудистому ангиографисту, никакого отношения не имеет. Но я заинтересовался. Оказалось, что у нас такими исследованиями еще никто не занимался. И вот мы вместе с профессором Тихомировым начали». Первую пациентку уговаривали долго, рассказывали о преимуществах нового метода. «Все женщины знают только операции по ампутации матки, — объясняет Геннадий Петрович. — В любой гинекологической больнице предлагают удалять матку, особенно если женщине за 35-40. Считается, что у нее уже есть дети и рожать она больше не будет. Но если удалить матку, появляются различные гормональные нарушения, женщине приходится постоянно пить лекарства. Кроме того, это еще и психологическая травма. Она чувствует себя неполноценной. Метод эмболизации позволяет сохранить орган. Первую нашу женщину — она прошла лечение около года назад — мы до сих пор наблюдаем. Она прекрасно себя чувствует».
Первые полгода пациенток было немного. Врачи опасались сразу начинать массовое лечение. Все-таки метод молодой, отдаленные результаты неизвестны. Но «женское радио» распространяло новости быстро. «Находятся в одной палате две женщины, прооперированные в один день. Одна — нашим методом, другая — хирургическим, — рассказывает Геннадий Петрович. — У той швы, все, как положено. Наша женщина утром встала и пошла. А эта лежит. Потом ее на перевязки повезли. Мы своей пациентке сделали УЗИ, и она ходила по палатам, по коридору. Та женщина на нее смотрит удивленно. Вроде, она с миомой лежит, и эта с миомой лежит. Обеих в один день взяли, в один день прооперировали. Та уже сегодня ходит, а она лежит… Потом уговорили вторую пациентку. Но уговорили — это не значит навязали, заставили. Мы даем полную информацию и право выбора. Обо всех возможных методах рассказываем. Человек должен сам принять решение. Сейчас у нас прошли лечение около 30 женщин».
С Ириной Львовной, работником туристической фирмы, мы разговаривали через день после процедуры. В этот день она уже выписывалась. До того как она попала в больницу МПС, ее лечили в 11-й гинекологической. Назначили препараты, которые только спровоцировали рост опухоли. Врачи предложили удалить матку. На такую операцию любой женщине трудно пойти. Поэтому, узнав о лечении миомы без операции, сразу же ухватилась за такую возможность. Предварительно изучила всю информацию о новом методе. По словам Ирины Львовны, тяжело только в первый день после лечения, но потерпеть можно. Главное, что проблема миомы решается фактически за один день, без операции и без потери органа.
Пока подобные операции выполняются в больнице МПС и Центральном военном клиническом госпитале в Одинцове. А большинство врачей-гинекологов по-прежнему продолжают предлагать больным радикальные операции. «Во всем должны быть энтузиасты, кто-то должен начинать первым, исследовать, не бояться применять новое, иначе медицина не будет развиваться, — говорит Геннадий Петрович. — Когда мы рассказываем об этом методе, гинекологи удивляются: «Как?! Это же инфаркт матки наступит, некроз. Это же надо все вырезать! Разве можно так делать?» Смотрят на нас, как будто мы из космоса. Информация слабо доходит. А может, просто те врачи не интересуются новыми методами, лечат по-старому, как привыкли. От таких докторов надо бежать!»
Какое лечение выбрать
По словам профессора Тихомирова, за методом эмболизации будущее, но нельзя считать его панацеей. Это лишь один из вариантов решения проблемы. К примеру, узел на тонкой ножке можно удалить более удачно лапароскопически, если он в брюшной полости, или гистероскопически, если он в полости матки, — зачем усложнять. Нежелательно проводить подобную процедуру женщине, которая еще не рожала. Все-таки эмболизация — это хоть и небольшое, но нарушение кровообращения и в целом органе, и в слизистой оболочке. Поэтому нерожавшим пациенткам рекомендуется сделать консервативную миомэктомию, если узлы крупные, чтоб надежно знать, что не затронут внутренний слой матки, куда присоединяется плодное яйцо. Можно провести медикаментозное лечение, если узлы небольшие. И уже через полгода женщина может забеременеть. Но, конечно, это более древний вариант, более травматичный. Целенаправленных исследований возможности беременности и родов после проведения эмболизации пока не было. «Мы умышленно брали тех женщин, которые уже не планировали иметь детей, — говорит профессор Тихомиров. — Молодая еще женщина лет 40 с чем-то не хочет терять матку, не хочет подвергаться риску от наркоза, кровопотери во время операции и т. д. Осложнения есть осложнения. Операция есть операция, любая, даже самая мелкая. Тем не менее в мировой практике были пациентки, которые смогли родить. Как правило, беременность наступает примерно через два года после такой процедуры. В перспективе, конечно, можно будет лечить и молодежный контингент. Пока же нерешенных вопросов остается еще много».
Юлия Борта
Источник: АиФ-Здоровье

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос