Артериальная гипертония и беременность

В настоящее время под гестационной гипертензией понимают повышение артериального давления (АД), вызванное беременностью у ранее здоровых женщин В настоящее время под гестационной гипертензией понимают повышение артериального давления (АД), вызванное беременностью у ранее здоровых женщин [1]. Установлено, что гипертензивные нарушения при беременности составляют основную причину перинатальной заболеваемости и смертности, чаще всего вследствии кровоизлияния в головной мозг [1,2]. В связи с этим изучение различных механизмов формирования артериальной гипертензии при беременности, а также подбор эффективной и безопасной терапии являются весьма актуальными и заслуживают самого пристального внимания. На сегодняшний день большинство авторов единодушны в том, что гестационная гипертония, как составляющая часть гестоза, связана с дисфункцией эндотелия, возникающей при патологии беременности [3,4,5,6]. Цель работы – изучение эндотелийзависимой вазодилатации (ЭЗВД) плечевой артерии, определение содержания эндотелина 1,2 в плазме крови и стабильных метаболитов оксида азота (NO) в моче у женщин с нормально протекающей беременностью и при беременности, осложнившейся различными клиническими вариантами гестоза и оценка эффективности влияния амлодипина (Нормодипина) на показатели АД и ЭЗВД.
Материалы и методы исследования
Обследовано 59 первобеременных женщин в возрасте от 18 до 32 лет (средний возраст 26,1±1,7 года), в сроки беременности 34–39 недель, разделенных на три группы. 1–ю (основную) группу составили 23 женщины, течение беременности у которых осложнилось развитием нефропатии I–II степени с ведущим синдромом артериальной гипертонии. Среднее значение систолического АД (САД) у пациенток этой группы было 156,8±4,7 мм рт.ст, диастолического (ДАД) – 95,9±2,1 мм рт ст. Из пациенток 1–ой группы 11 женщин в качестве гипотензивной терапии принимали амлодипин («Нормодипин» Gedeon Richter), однократно в дозе 5 мг/сут в течение 3–х недель. Во 2–ю группу (16 человек) были включены женщины, гестоз у которых проявлялся только отеками I и II степени. В этой группе САД составило 118,5±3,1 мм рт.ст, ДАД –
75,2±1,1 мм рт.ст. В 3–ю (контрольную) группу включили 20 женщин с физиологическим течением беременности. САД у них было 115,7±3,8 мм рт.ст, ДАД – 73,8±1,7 мм рт.ст. Кроме того, в качестве еще одной контрольной группы обследовали 12 здоровых небеременных женщин (ЗНБ) соответствующего возраста.
Состояние ЭЗВД плечевой артерии оценивали с помощью линейного датчика 7,5 МГц ультразвуковой системы «Simens Sonoline 1700» [7,8]. Исследование проводили в триплексном режиме. Диаметр плечевой артерии и скорость кровотока в ней измеряли исходно и после 5–минутной окклюзии (реактивная гиперемия). Рассчитывали процент прироста указанных показателей после окклюзии. Содержание эндотелина 1,2 (ЭТ–1,2) в плазме определяли радиоиммуным методом с помощью коммерческих наборов фирмы «Amersham» (England). Активность NO–системы оценивали по суммарной экскреции с мочой стабильных метаболитов NO–нитратов и нитритов. Восстановление нитратов до нитритов в порции мочи проводили в реакторе–восстановителе «Nitrate reduktor» (фирма «World Preciston Instruments, Inc.», США). Интенсивность окраски измеряли спектрофотометрическим методом при длине волны 540 нм. По калибровочной кривой определяли концентрацию нитритов. Суммарную экскрецию стабильных метаболитов NO рассчитывали на объем суточной мочи [9]. Полученные результаты статистически обрабатывали с использованием пакета прикладных программ «Statistica». Достоверность изменений на фоне лечения оценивали с применением парного критерия Стьюдента.
Результаты исследования и обсуждение
Изучение показателей ЭЗВД у беременных различных групп выявило следующее (таблица 1). В контрольной группе ЗНБ исходный диаметр артерии был достоверно меньше, чем у беременных всех трех групп. По–видимому, больший диаметр артерии при беременности обусловлен повышенным содержанием в крови у этих женщин эстрогенов, которые, как известно, обладают вазодилатирующим эффектом [10,11]. Аналогичные изменения касались и исходной скорости кровотока в артериях. Через 15 сек после прекращения окклюзии у ЗНБ наблюдалось достоверное, почти на 30%, увеличение диаметра артерии, и более чем в два раза возрастала скорость кровотока. У здоровых беременных (3–я группа) проба с реактивной гиперемией также приводила к достоверному увеличению диаметра плечевой артерии и возрастанию скорости кровотока в ней по сравнению с исходным состоянием. Необходимо отметить, что процент увеличения диаметра сосуда и скорости кровотока в нем у женщин 3–й группы по сравнению со ЗНБ был несколько меньшим, хотя абсолютные значения данных показателей были достоверно выше.
У пациенток 2–й группы с отеками беременных и нормальными значениями АД реакция плечевой артерии на реактивную гиперемию была аналогична той, что наблюдалась у женщин 3–й группы.
Вместе с тем у беременных 1–й (основной) группы с нефропатией и наличием артериальной гипертензии отмечалась парадоксальная реакция плечевой артерии в ответ на реактивную гиперемию. Через 15 сек после прекращения окклюзии у них не возникала дилатация сосуда, а происходил дальнейший спазм артерии. Отмечали уменьшение диаметра сосуда в среднем на 9% от исходной величины. Возрастание скорости кровотока у них было почти в два раза меньше, чем у беременных 3–й группы и в 1,5 раза – чем 2–й. Определение содержания ЭТ–1,2 в плазме показало (таблица 2), что средний уровень данного пептида у женщин 2–й и 3–й групп был примерно одинаков – более чем в два раза меньше, чем в контроле (ЗНБ). Однако у беременных 1–й группы, в отличие от двух предыдущих, его содержание было значительно выше, хотя и не отличалось от контроля.
Вместе с тем содержание метаболитов NO в моче у здоровых беременных (3–я группа) почти в три раза превышало аналогичный показатель в контроле. У женщин с нефропатией и отеками (2–я группа) отмечено достоверное снижение их по сравнению с 3–й группой беременных. Однако самое низкое содержание стабильных метаболитов NO наблюдалось у беременных с нефропатией с ведущим синдромом АГ. Содержание нитратов/нитритов в моче у них было достоверно меньше, чем у беременных двух других групп. Для коррекции повышенного АД 11 женщин, в сроки беременности 36 недель и выше, принимали амлодипин (Нормодипин). Установлена достаточно высокая эффективность препарата, поскольку уже через 24–48 час от начала приема отмечали нормализацию АД у 9 из 11 беременных. К периоду родов у всех обследуемых наблюдали АД в пределах физиологической нормы. САД к этому времени составило в среднем 119,2±4,7 мм рт.ст., ДАД – 74,1±1,3 мм рт.ст. (p

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос