«Кто привёз в Европу сифилис?»

Так и хочется вслед за всеми сказать, что это дело рук матросов Христофора Колумба, совершивших плавание в Америку и имевших там многочисленные половые контакты с представительницами местного населения. Изголодавшиеся по женщинам морячки, естественно, не выясняли, кто из любвеобильных местных дам болен, а кто здоров, да и европейские врачи с этой заразой знакомы совершенно не были.Так и хочется вслед за всеми сказать, что это дело рук матросов Христофора Колумба, совершивших плавание в Америку и имевших там многочисленные половые контакты с представительницами местного населения. Изголодавшиеся по женщинам морячки, естественно, не выясняли, кто из любвеобильных местных дам болен, а кто здоров, да и европейские врачи с этой заразой знакомы совершенно не были. К тому же никто никогда не сообщал, что на каравеллах Христофора Колумба к неизведанным берегам отправились вместе с авантюристами, часть которых набрали даже в тюрьмах, еще и ученые медики.
Нет, светила медицины во все времена предпочитали покой и достаток, и только немногие из них отваживались на всевозможные авантюры. Вернувшись в Европу со славой первооткрывателей новых богатейших земель, моряки Колумба привезли и другой «подарок», которым сначала наградили гулящих девок в портовых тавернах, а те, в силу своей профессии, тут же передали его дальше. И пошел он гулять по белу свету.
Такова долгие годы была версия возникновения крайне тяжелого и опасного венерического заболевания. Кстати, ее предложил в 1525 году испанский историк Фернандес Овьедо. Заметим, именно историк, а не медик. Вот так, значит, Испания, кроме всего прочего, отблагодарила старавшегося ей на славу отважного мореплавателя Колумба. Однако почему господин историк Фернандес Овьедо, наверняка никогда в жизни не совершавший столь дальних и опасных путешествий, как Колумб, и не побывавший в открытых адмиралом землях, не задался простым и буквально лежавшим на поверхности вопросом: откуда в Вест-Индии появилась «страшная чума», как тогда назвали в Европе сифилис? Согласно историческим хроникам, Христофор Колумб совершил первое путешествие в Америку в 1492-93 годах, да и то он открыл тогда не сам континент, а только острова, показавшиеся ему сущим раем. С другой стороны, первая вспышка «страшной чумы» или, по современной медицинской терминологии, сифилиса отмечена в исторических хрониках в 1494 году в Италии, на родине Колумба, который, как известно, родился в Генуе.
Правда, в тот раз Бог миловал родной город мореплавателя, и страшная болезнь обрушилась на лагерь французских завоевателей, осаждавших солнечный Неаполь. У галльских вояк стали появляться на теле гнойные язвы, постепенно разъедавшие плоть и кости. Скелет начинал деформироваться, еще недавно бравые солдаты превращались в ужасающие уродливые развалины, а потом у них быстро наступало помутнение рассудка, люди сходили с ума и умирали. Действительно, это «страшная чума». В любом случае можно быть полностью уверенным: во время осады города французы не страдали от полового воздержания — темперамент любвеобильных неаполитанок известен еще со времен легендарного и загадочного древнеримского поэта и мага Вергилия. Могла ли болезнь в те времена столь быстро попасть из Испании на другой берег Средиземного моря, в Италию? Конечно, при том условии, что ее действительно привезли на своих каравеллах в собственных штанах морячки Колумба.
Отчего же не могла? Неаполь — портовый город, наверняка существовали давние торговые связи — испанцы ходили в Италию и наоборот. Вот и трагический финал: после встречи с портовой шлюхой, побывавшей в постели морячка, уже вкусившего ласк индианок. Любопытно, что на протяжении сотен лет эту версию практически не оспаривали, но чаще предпочитали стыдливо замалчивать: Колумб, великий мореплаватель, открыл огромный новый континент, и вдруг такая низменная и пренеприятная, даже крайне постыдная вещь, как сифилис! Согласитесь, любезные господа и дамы, что получается как-то не очень хорошо, не правда ли? Не станешь же рассказывать детям в школе на уроке географии, что кроме картофеля, помидоров, какао, любимых ковбоев, вестернов, индейцев, жевательной резинки и прочего Америка в первую очередь «наградила» нас сифилисом! Всю нашу родную Европу.
Впрочем, наверное, все же есть в мире высшая справедливость, которая иногда все-таки, несмотря ни на что, пусть поздно, но торжествует. Возникли серьезные сомнения в правоте господина испанского историка Фернандеса Овьедо!
Во второй половине 70-х годов недавно минувшего беспокойного ХХ века в старинном английском городке Райвенхолле, на кладбище при церкви Святой Марии и Всех Святых, был найден скелет женщины. Исследования с помощью новейших методов криминалистики показали, что эта дама жила в британском графстве Эссекс в период между 1300 и 1450 годами и скончалась в возрасте до пятидесяти лет. К сожалению, более точных данных получить не удалось, только, как говорится, верхние и нижние пределы. В любом случае дама прожила не менее 25-30 лет. Кстати, кладбище, где обнаружили ее скелет, использовалось для захоронений еще в XIX веке.
Скелет никого не заинтересовал и был отправлен на хранение в
качестве экспоната в запасник местного музея. Но Господин Случай уже
сделал первый шаг, и оставалось сделать второй. Правда, он не
торопился с ним и выждал почти три десятка лет, пока в музее не
появился мистер С.Мейс, собиравший материал для своей научной
работы.
Мистер Мейс увидел скелет и, первый из научных работников, заинтересовался им — он обратил внимание на характерные бороздки, возникающие на костях при заболевании… сифилисом! Кроме того, на скелете неизвестной отмечалась негладкая поверхность костей, которую вызывает сифилисная бактерия трепонема паллидум. По всему выходило, что на протяжении последних десяти лет своей жизни любвеобильная дамочка из средневекового Эссекса болела сифилисом. Это опровергло все ранее господствовавшие представления об «экспорте» проклятой венерической болезни Колумбом из открытой им Америки! Действительно, не могла же дама, которая умерла минимум за полстолетия до открытия Америки, страдать от заболевания, привезенного из-за океана через пятьдесят лет после ее кончины? Таких казусов и чудес в истории не случается. Значит, Христофор Колумб к сифилису не имеет никакого отношения и должен быть немедленно реабилитирован?
Именно так считают добропорядочные британские историки. Но откуда же тогда на головы несчастных европейцев свалилась «страшная чума», которой они отродясь не знали: судя по историческим хроникам, вплоть до Х-XI веков сифилиса в Европе не было! По мнению ряда серьезных экспертов в этой области, всему виной не кто иной, как рыцари-крестоносцы, романтизированные сэром Вальтером Скоттом и другими авторами исторических романов. В период крестовых походов рыцари, их оруженосцы, а также другая публика, постоянно сопутствовавшая любому средневековому войску — маркитантки, оружейники, конюхи, лекари и тому подобная братия, — имела тесные контакты с представителями различных народов юго-западной Азии, где сифилис был известен достаточно давно. Крестоносцы и занесли болезнь в Европу. По мнению ряда западных историков, это случилось задолго до плавания Христофора Колумба в Америку: примерно в период между XI и XII веками. Характерно, что на Руси не знали сифилиса, и славяне им не болели до контактов с Западной Европой, ставших особенно тесными в период царствования Петра Великого. Поэтому приобщение к западной цивилизации может принести с собой очень разные «блага»…
Алла ТОМАС
Источник: журнал «Тайны Соблазна 2004-05-13

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос